Мир на Земле by noradyn
Summary: Международные и межпланетарные скандалы! Коварные и запутанные интриги! Опасные и увлекательные расследования!
"Может, сами по себе мы не так уж плохи, но работая в команде, ведем себя как три идиота" (с)
Categories: TF: Movieverse Characters: OC - human
Жанр: Приключения, Юмор
Размер: Макси
Источник: Мой фанфик
Направленность: Джен
Предупреждения: AU, OOC
Challenges: Нет
Series: Нет
Chapters: 18 Completed: Да Word count: 11560 Read: 13295 Published: 27.02.12 Updated: 10.04.12
Story Notes:
Это _самый первый_ мой фик по ТФ, который я раньше не решалась публиковать, но недавно, перечитав написанное, решила, что все-таки неплохо бы его доделать. Так что он может показаться несколько наивным и даже шаблонным. Вселенная Бэймуви, действие происходит примерно после событий второго фильма.

1. Пролог by noradyn

2. Допрос by noradyn

3. Не галлюцинация! by noradyn

4. Досадное недоразумение by noradyn

5. Будем знакомы! by noradyn

6. Операция by noradyn

7. Переговоры by noradyn

8. Мозговой штурм by noradyn

9. Тайные переговоры by noradyn

10. Привал by noradyn

11. У цели by noradyn

12. Конец игре by noradyn

13. Шаг в пропасть by noradyn

14. Кульбит by noradyn

15. Побег by noradyn

16. Мир на Земле by noradyn

17. Приключениям - конец! by noradyn

18. ...ну, или не совсем. Эпилог by noradyn

Пролог by noradyn
Лиза очнулась и открыла глаза. О том, что произошло в последние часы, она помнила весьма смутно – скорее, эти жуткие события казались плохо запомнившимся ночным кошмаром. На какое-то ничтожное мгновение она даже поверила, что сейчас обнаружит себя в собственной комнате или, на худой конец, в номере какого-нибудь дешевого придорожного мотеля. Боль, едва пробивавшаяся к спутанному сознанию, могла быть обычной ломотой в костях из-за простуды или чем-то вроде того. Долгая дорога, ночная поездка, авария… Все это не могло быть на самом деле, разве не так?
Если бы она была твердо уверена в этом, то, скорее всего, позволила бы себе снова отключиться, но какая-то неприятная, раздражающая мысль заставила ее засомневаться в этом предположении.
Прошло несколько мучительно долгих, наполненных ноющей болью в висках, минут, прежде чем ее взгляд смог сфокусироваться на каком-то светлом пятнышке, четко выделявшимся среди общей черноты. Но то, что ей удалось таким образом увидеть, привело ее в ужас. Это был камешек. Маленький кусочек белого кварца, с острым сколом с одного конца, к которому прилипло несколько песчинок. Этот камешек, однако, напугал ее больше, чем какая-нибудь жуткая тварь из ночного кошмара. Ибо он, четкий и материальный (в этом сомневаться уже не приходилось), означал, что один из таких кошмаров только что сбылся.
Лиза попробовала встать, но ничем хорошим это не закончилось. При одной только попытке пошевелиться тело пронзила боль, мигом превратившаяся из едва ощутимой «ломоты в костях» в почти невыносимую муку, из-за которой Лиза чуть не потеряла сознание снова. Благоразумно решив пока не шевелиться, она несколько раз глубоко вздохнула, восстанавливая сбитое криком дыхание. Боль, разлившаяся в груди, душила, но постепенно она утихла, став если не незаметной, то терпимой.
Но, с другой стороны, в этой боли был и свой плюс – по крайней мере, теперь Лиза знала, что более-менее цела. Руки и ноги были на своих местах – они одинаково мерзко ныли, ссадины щипало от попавшего в них песка. Это, конечно, не значило, что она легко отделалась – головокружение и тошнота намекали как минимум на легкое сотрясение, боль в груди – на сломанные ребра, привкус крови во рту… черт знает, как она могла там оказаться. Лиза надеялась, что она просто прикусила язык, когда в грузовик что-то врезалось.
Стиснув зубы, она попробовала хотя бы сесть, чтобы решить, стоит ли попытаться опять подняться на ноги, или лучше растянуться на песке и сдохнуть. Второй вариант был довольно заманчив. Движение вызвало новый приступ боли, но теперь Лиза была к этому готова. Впрочем, получилось у нее только чуть-чуть приподняться на локтях, после чего пришлось некоторое время бороться с усилившимся головокружением и неприятным потемнением в глазах.
Когда зрение вернулось к ней снова, взгляд упал на что-то бесформенное и черное, в чем через некоторое время Лиза с некоторым удивлением опознала собственный рюкзак. Должно быть, она машинально прихватила его, когда выбиралась из грузовика. Ага, кажется, память начинает возвращаться – Лиза припомнила, что после того, как грузовик перевернулся, она каким-то образом смогла отстегнуть ремень безопасности и вылезти из кабины. Тогда она до смерти перепугалась, и страх придал ей сил, которые покинули ее, едва Лиза оказалась в относительной безопасности. Собственно, тогда она и отключилась.
Ей, удалось, наконец, сесть, или, по крайней мере, принять положение близкое к сидячему. Вид собственных вытянутых ног немного успокоил ее. Она могла пошевелить ступнями, а левая голень, хоть и сильно саднила, кажется, все-таки не была сломана. Ощупав грудь и живот, она не обнаружила ничего серьезнее разодранной футболки и нескольких ссадин. Все-таки легко отделалась. Повезло.
Медленно, с трудом, поднявшись на ноги, Лиза оглянулась на грузовик. Увиденное больше напоминало кадр из какого-нибудь безумного боевика или фильма ужасов. На экране такая картина смотрелась бы естественно, даже привычно, и на нее никто бы не обратил внимания, но в реальной жизни действительно напугала. Прицеп был разворочен так, словно в нем взорвалось пара килограмм пластида. Лиза, конечно, не имела ни малейшего представления о том, как взрывается пара килограмм пластида, но ассоциация пришла как-то сама собой. Уж чего на своем веку она повидала в количестве достаточном, так это дорожных аварий (хотя лично в них участвовать ей до этого дня не доводилось), но то, что произошло с грузовиком, было, по меньшей мере, странным. И пугающим. Вокруг перевернутой машины валялись какие-то помятые и обугленные коробки, на песке догорал выплеснувшийся из бака бензин. Что-то горело и за грузовиком, пламя разбавляло тьму золотистым маревом, позволяя хоть что-то разглядеть. В этой части шоссе было довольно пустынным и не освещалось, а ближайший город только намекал о своем существовании скоплением маленьких огоньков на горизонте.
Ясно, что при таком раскладе аварию вряд ли кто-нибудь видел и, соответственно, смог вызвать «скорую». Лиза достала из заднего кармана мобильный телефон, но ей понадобилось некоторое время, чтобы сосредоточиться на расплывающихся перед глазами клавишах. Телефон выглядел целым, но был выключен. И включить его Лизе не удалось. Чертыхнувшись, она бросила бесполезную вещь на песок. Он и раньше был потрепан жизнью и глючил через раз, так что вряд ли будет работать после такого потрясения. Значит, помощи не будет, пока кто-нибудь не заметит аварию. Лиза заставила себя не психовать – все-таки, несмотря на свою пустынность, это шоссе не было заброшенным. До утра кто-нибудь обязательно должен по нему проехать, и вряд ли этот «кто-нибудь» сможет не заметить раскуроченный тягач у обочины.
Успокоив себя таким образом, Лиза, пошатываясь, направилась к кабине, хотя особых надежд на то, что водитель выжил, у нее не было. Но, по крайней мере, у него вроде тоже был телефон...
Она оказалась права. Водитель, дружелюбный техасец, подобравший ее на трассе неподалеку от Дип Уоллей, был мертв – не было необходимости даже мерить пульс, чтобы в этом убедиться. Собственно, Лизе хватило одного взгляда на него, чтобы отвергнуть и мысль о том, чтобы трогать его или даже просто лезть в кабину. Вместо этого она поспешно отвернулась, согнувшись пополам в приступе рвоты.
Мучительный спазм, который, казалось, едва не вывернул ее наизнанку, отнял последние силы. Лиза снова села на песок, тяжело дыша и неуклюже вытирая губы рукавом. Что ей делать дальше, она не знала. Что вообще люди обычно делают в подобной ситуации? Кричат, зовут на помощь? Бесполезно. Здесь никто не услышит.
Это походило на кошмар даже больше, чем в первые минуты после ее пробуждения. Как вообще это произошло? Лиза почти ничего не помнила об этом. Вроде бы только что все было хорошо. Они ехали по ночной трассе, ровно гудел мотор, Рон (так звали водителя) рассказывал ей что-то о своей жене. Фары дальнего света выхватывали из густого ночного мрака полосы дорожной разметки, черное полотно дороги, пыльные кусты у обочины. Хрипящее радио пело голосом Дэйва Мэттьюза что-то о том, что можно умереть, пытаясь*, а потом… грузовик с чем-то столкнулся. Или, вернее, что-то столкнулось с грузовиком.
Откуда оно взялось, и чем было, Лиза понять не успела. Просто на вдохе был Дэйв Мэттьюз, дорога, и голос Рона, а на выдохе – слепящая вспышка и мир, расколотый и бешено вращающийся за треснувшим лобовым стеклом. Потом был ремень, впившийся в грудь, заклинивший замок, запах бензина и осколок стекла, вонзившийся в щеку. Лиза невольно поднесла руку к лицу. Видимо, стекло она успела вытащить или оно выпало само – ее пальцы нащупали только корку запекшейся крови, инкрустированную песком.
Поддаваясь странному, беспокойному порыву, она снова поднялась на ноги, шипя от боли, и, пошатываясь и заметно хромая, обошла грузовик. Топливо почти догорело, и ночь стала темнее. Но все же, она смогла увидеть… нечто.
Оно лежало довольно далеко, и разглядеть его в темноте можно было только благодаря отсветам слабеющего пламени на блеклом, покрытом копотью металле. Очертания у него были странные, даже зловещие, и Лиза не решилась приближаться, но и отвернуться была не в силах, словно загипнотизированная увиденным.
Страх и темнота порождают миражи. По отдельности они редко мешают воспринимать мир адекватно, но вместе, соединенные и умноженные друг на друга, они могут делать странные штуки с человеческим сознанием. Под действием этой смеси начинаешь даже в самом безобидном предмете видеть что-то пугающее, и даже крепкие нервы порой не спасают.
Лиза несколько минут стояла, охваченная почти первобытным ужасом, прежде чем поняла, что странная металлическая штука, которую с первого взгляда она приняла едва ли не за разбившуюся летающую тарелку, на самом деле является «всего лишь» самолетом. Огромным реактивным самолетом, чтоб его. Тоже, конечно, странно, но, по крайней мере, не страшно. Почти.
Теперь все стало если не понятным, то, по крайней мере, не таким раздражающе-необъяснимым. В грузовик врезался самолет. Наверное, пилот не справился с управлением, и его летающая машина рухнула прямо на несчастный тягач, спокойно кативший по этому богом забытому шоссе. Может, он пытался смягчить падение и, уже почти врезавшись в землю, задел прицеп, отчего грузовик и перевернулся… Лиза мало понимала в реактивных самолетах, но, в принципе, такое объяснение случившегося казалось ей вполне вероятным. Это даже ее успокоило, по крайней мере, теперь все это обрело хоть какой-то смысл.
Запоздало сообразив, что этой крылатой махиной должен был кто-то управлять, а, значит, есть еще один пострадавший в этой катастрофе, Лиза, уже без страха, направилась к самолету. Возможно, пилоту нужна помощь, или он без сознания…
«Или умер», мрачно выдало сознания. Лиза вспомнила о мертвом водителе и едва подавила новую волну тошноты. Но она заставила себя прогнать неприятные мысли.
Посадка вышла далеко не мягкая. Видимо, пилоту удалось таки сделать что-то, чтобы не разбить самолет в лепешку – он выглядел целым, разве что сильно потрепанным. Земля за ним была вспорота глубокой бороздой, а песок вокруг накренившегося фюзеляжа заметно оплавился. Выглядело все, впрочем, не так страшно – даже удивительно, что он уцелел, если учесть, что произошло с грузовиком. Лиза, опять же, ничего не знала о том, что происходит с реактивным истребителем, когда он падает, иначе это насторожило бы ее. Но тогда единственным, что показалось ей необычным, была странная маркировка на крыльях – какие-то непонятные символы и значки, которые прежде Лизе нигде не доводилось видеть.
Добраться до кабины было непросто. Лиза запоздало вспомнила, что понятия не имеет, как открыть эту штуку, и что пилот вообще мог катапультироваться, когда самолет начал падать, но…
С большим трудом ей удалось вскарабкаться на фюзеляж позади кабины и подползти к стеклянному колпаку. Не придумав ничего умнее, Лиза постучала по стеклу, там, где по ее мнению, должен был находиться пилот, но что-то вдруг заставило ее остановиться и замереть с занесенным над кабиной кулачком.
Внутри никого не было. Сначала она не могла этого разглядеть, но теперь, когда глаза привыкли к сгустившемуся мраку, это стало ясно. Пока Лиза соображала, что это, черт возьми, значит, металл под ее ногами начал приходить в движение.
С неожиданной, даже для нее самой, прытью, Лиза спрыгнула на землю, и, не обращая внимание на отшибленное колено, резво отскочила подальше. От чего-то у нее не было сомнений в том, что происходит нечто чертовски странное. На миг она подумала, что самолет мог начать двигаться просто из-за того, что земля под его тяжестью начала проседать, но то, что произошло дальше, уничтожило эту мысль на корню.
Он не просто двигался. Он… выворачивался. И, хотя процесс был по-своему завораживающим, Лиза, не помня себя от ужаса, завопила и пустилась наутек. Впрочем, далеко убежать ей не удалось. Чертова нога подогнулась, и Лиза, буквально споткнувшись на ровном месте, упала лицом в песок.
Когда ей удалось перевернуться на спину, отплеваться и проморгаться, она крепко пожалела о том, что вообще решила посмотреть в ту сторону. Над ней нависало настоящее чудовище.
Огромная, отдаленно напоминающая человеческую, угловатая фигура на по-птичьему изогнутых лапах, склонилась над распростертой по земле и дрожащей от ужаса девушкой. На ум ей сразу почему-то пришел «Канун дня всех святых» Уильямса**, вместе с паршивой мыслью о том, что она на самом деле, как и его героини, уже умерла и теперь попала в ад и видит перед собой одно из порождений Преисподней. Красные, зловеще светящиеся глаза приблизились к ее лицу, жуткие, оснащенные чем-то вроде мандибул, челюсти задвигались и из металлической глотки вырвалось режущее слух дребезжание. Лиза даже не сразу сообразила, что эти звуки складываются в слова, от страха она совсем потеряла рассудок.
Последним, что она помнила, прежде чем потерять сознание, был ее собственный крик…
End Notes:
*http://prostopleer.com/tracks/45220894Cwe
**отсылка к книге Чарльза Уильямса "Канун Дня Всех святых".
Допрос by noradyn
Боли не было. Вместо нее было какое-то неприятное онемение и слабость. Голова словно набита ватой. Лизе не хотелось просыпаться. Она помнила, что произошло нечто ужасное, но не могла бы сказать что именно, но просыпаться, имея хоть один шанс из тысячи встретить это снова, ей не хотелось.
Тем не менее, снова потерять сознание не получилось. Яркий свет пробивался через закрытые веки, мешая вернуться в спасительное забытье, и, в конце концов, набравшись смелости, Лиза открыла глаза.
Как ни странно, ничего жуткого поблизости не оказалось. Белый потолок с электрическими лампами выглядел безобидно. Собственные руки, бледные и покрытые ссадинами и синяками, несколько настораживали, напоминая о том, что она попала в передрягу, но сенсор оксиметра на указательном пальце и пластиковая трубка на запястье немного успокаивали.
- О, вы очнулись, - проворковал на английском приятный женский голос. Лица повернула голову и увидела, что рядом с ней стоит молодая женщина в синей медицинской форме. – Как вы себя чувствуете?
- Не очень хорошо, - ответила Лиза. «Паршиво» подошло бы больше, но сейчас она даже под страхом смерти не вспомнила бы, как это звучит по-английски.
Медсестра кивнула и улыбнулась.
- Ничего, это пройдет. С вами все будет в порядке.
- А что случилось? – спросила Лиза, хотя и не была уверена, что на самом деле хочет это знать.
- Вы ничего не помните? Вы попали в аварию.
- В аварию… - тупо повторила Лиза. Ах, да… - Самолет упал.
- Ужасная трагедия, - кивнула, посерьезнев, медсестра. – Вам не повезло. Удивительно, как только этот пилот умудрился врезаться в ваш грузовик. Но, с другой стороны, хорошо, что он не грохнулся на какой-нибудь дом или в центре города.
Лиза нахмурилась. Что-то подсказывало ей, что авария была не самым страшным, что произошло с ней до того, как она очнулась здесь. Воспоминания были нечеткими и обрывочными, к тому же напрочь перепутались в сознании, уже неспособном восстановить картину произошедшего самостоятельно. Самолет… да, она помнила его. Какой-то военный истребитель. Грузовик, перевернутый и развороченный, словно его пытались выжать. Мертвый водитель с разбитой головой… Что-то большое и страшное… нет, это, должно быть, кошмар.
- Вы волнуетесь, - заметила медсестра. – Я дам вам успокоительное.
- Нет, не надо, - сказала Лиза. – Все в порядке. Сильно меня?..
- Прилично, но ничего опасного, если не считать двух сломанных ребер и легкого сотрясения. Хотите, я вызову вашего врача? Возможно, вам хочется с ним поговорить, чтобы обсудить ваше лечение.
Лиза замотала головой, полностью успокоившись. Да, переговорить с врачом было бы неплохо, но только не сейчас. Она чувствовала себя так, словно ее вдруг поместили в вакуум, разом лишив любой опоры. Наверное, ей лучше успокоиться и подумать, прежде, чем делится с кем-то своими кошмарами – это можно будет сделать не раньше, чем она сама вспомнит, что именно было кошмаром, а что – реальностью. Но, что бы там, на дороге, не случилось, похоже, теперь оно больше ей не угрожало. Это был сон.
Всего лишь только сон. Пусть и кошмарный…

***


- Как вы оказались на месте аварии?
Лиза кашлянула, чтобы прочистить внезапно пересохшее горло – уж больно грозный взгляд был у этого копа. Или не копа… Черт его знает, кто он такой, этот мистер Робертс. Говорит, что работает в полиции, но как-то непохоже. Лиза уже была знакома с местными блюстителями порядка, и, на ее взгляд, даже младенец бы понял, что этот приятель не имеет к ним никакого отношения. Хотя, какая разница. По большому счету, ей было на это плевать.
- Мне казалось, я написала все достаточно подробно, - ответила Лиза. – Мне придется все это еще и устно пересказывать?
Робертс хмыкнул, сохраняя омерзительно-серьезное выражение лица.
- Нет, мэм. Но мне хотелось бы, чтобы вы ответили на несколько моих вопросов, чтобы кое-что разъяснить. Не спорьте, вы, вероятно, не знаете всех обстоятельств.
- Ну конечно, - пробормотала Лиза. – Мне казалось, это вы не знаете всех обстоятельств, иначе зачем бы вам меня спрашивать?
- Ответьте на вопрос, мэм: как вы оказались на месте аварии? – непреклонно повторил Робертс. Словно робот какой-то…
Робот… Она зажмурилась, пытаясь отогнать навязчивое воспоминание о недавнем кошмаре. Потом вздохнула, снова открыв глаза. Робертс, сидевший на стуле рядом с ее койкой, спокойно и терпеливо ждал ее ответа.
- Я путешествовала автостопом. Голосовала на трассе. Села в грузовик к дальнобойщику, который обещал подвезти меня до города. Но не успели мы проехать и десяти миль, как на нас свалился этот ваш чертов самолет.
Гость кивнул.
- Этот водитель… - мягко повторил он, - Рональд Хенсен?
- Да… наверное. Он сказал, что его зовут Рон, - с трудом припомнила Лиза. Хотя, пожалуй, по-настоящему забыть этого водителя она не сможет больше никогда. Просто поднимать эти воспоминания на поверхность было неприятно.
- Вы не были с ним знакомы до того, как сели в его машину? – все так же спокойно, бесцветным, вгоняющим в тоску голосом, уточнил Робертс.
- Конечно, не была, - несколько раздраженно пробормотала Лиза. – Я, кажется, уже сказала…
- Хорошо, - перебил ее «полицейский». Лиза фыркнула, но он не обратил на это внимания.
- Откуда вы ехали и куда направлялись?
- Я начинала свой путь в Портленде и ехала в Феникс, - ответила она.
- Чем вы занимались в Портленде?
- Была на конференции.
- А зачем направлялись в Феникс?
- Я там работаю. В Университете Штата Аризона. Провожу исследования.
- Какого рода исследования?
- Это важно? – удивилась Лиза. Этот разговор нравился ей все меньше, ибо все больше походил на допрос, и, что самое неприятное, ей почему-то казалось, что ее считают не свидетелем, а подозреваемой. Неужели ее все-таки приняли за иностранную шпионку?
- Я всего лишь хочу во всем разобраться, мэм, - заметив, как изменилось ее лицо, пояснил коп. - Так чему посвящены ваши исследования?
- Эмм… Ну, если кратко, я занимаюсь систематикой растений. Здесь, совместно с доктором Райли мы…
- Хм.
Робертс посмотрел на нее с таким глубоким изумлением, что Лиза невольно замолчала. Это его «хм» словно током ударило.
- Что-то не так? – осторожно поинтересовалась она.
- Нет… нет, мэм, - он мотнул головой, снова возвращая себе серьезное, немного скучающее выражение лица, - Все нормально. Значит, вы ехали с конференции в Портленде в Феникс, к месту, хм, работы. И почему вы не воспользовались самолетом или автобусом?
Лиза пожала плечами и тут же поморщилась от боли.
- Я люблю путешествовать автостопом. У меня, к тому же, был отпуск, и я решила – почему бы и нет? Так можно много всего интересного узнать, да и это довольно… увлекательно.
- Хм. – Ну вот, опять это «хм». Лиза готова была поклясться, что он в свободное время тренировался перед зеркалом, чтобы так многозначительно и пугающе хмыкать, что собеседник начинает сомневаться в том, что он только что сказал. Пожалуй, в этом он обойдет даже некоторых преподавателей с родного биофака… - Ладно. Скажите, мэм, вы знакомы с Мэттом Ирвингом?
- С кем? – переспросила Лиза. – Знакомое имя.
Робертс молча достал из папки, которую мусолил в руках, черно-белую фотокарточку, и буквально ткнул ее под нос Лизе. Она скосила глаза и кивнула, узнав знакомое лицо.
- Да, этого паренька я знаю, - сказала она, попытавшись забрать у Робертса фото, но тот вовремя отодвинул руку, - Мы познакомились на конференции в Портленде. Он, кажется, биофизик. Я плохо запоминаю имена, но он дал мне свою карточку.
- Да, я это мне известно, - задумчиво проговорил Робертс. – Вы хорошо его знали?
- Да нет, не особо. Мы только познакомились. Выпили как-то кофе вместе, и все.
- Вы уверены?
- Да… а зачем, собственно… - Лиза запнулась. – Погодите. Вы сказали «знали»? это ведь прошедшее время, верно?
Полицейский кивнул и поджал губы.
- К сожалению, мистер Ирвинг погиб несколько дней назад. За день до того, как вы попали в аварию.
- Ооо, - только и смогла протянуть Лиза. Она действительно не очень хорошо его знала, собственно, в Портленде она и говорила с ним всего два раза – на вечеринке, где он был в стельку пьян, и в кафе, где они пили кофе перед ее отъездом. Единственное, что она помнила о нем – так это то, что этот парень все время твердил какую-то чепуху о мире во всем мире и вообще, похоже, был ярым пацифистом и филантропом. Но известие о его гибели, тем не менее, потрясло и удивило ее. Даже испугало. Неприятно все-таки узнавать, что кто-то, кого ты знаешь, путь и не очень близко, вдруг умирает. Особенно когда и тебе едва удалось избежать смерти.
- Мне… это ужасно, - пробормотала она, с трудом подбирая английские слова. – Как это произошло?
Этот, казалось бы, закономерный вопрос вызвал удивительные перемены в лице капитана Робертса. Он сморщился, словно только что разжевал пол-лимона вместе со шкуркой и как-то очень смущенно отвел глаза.
- Машина сбила.
- Хм, - невольно вырвалось у Лизы. «Что-то странно все это», промелькнуло у нее в голове. «Многовато несчастных случаев для этой недели».
- Вы что-то знаете об этом? – не позволяя ей развить эту мысль, резко спросил Робертс, впившись в нее цепким взглядом.
- Нет, - ответила Лиза. – Я узнала об этом только что.
- Ладно, - Робертс убрал фотографию Мэтта в папку, достав вместо нее лист бумаги, исписанный от руки. Но Лизе его не показал. – Ладно. Ваш врач, мистер Марвин, говорит, что вы… вроде как видели что-то странное после аварии.
- Это тоже важно? – снова удивилась Лиза. – Мне доктор Марвин сказал, что это, возможно, была галлюцинация. Из-за сотрясения мозга.
- Все равно, расскажите. Нам сейчас важны любые детали.
Лиза удивленно приподняла брови.
- Даже мои галлюцинации?
- Галлюцинации могут быть всего лишь искаженным отражением действительности. Кто знает, может, ваш мозг в состоянии стресса просто неверно интерпретировал реальное явление.
Лиза прикусила губу, не зная, что ей на это ответить. Что-то он слишком эрудирован для копа… Но лично она была полностью согласна с доктором Марвином – то, что она якобы увидела, было настолько нереальным, что не могло быть ни чем, кроме галлюцинации. Но капитан Робертс вперил в нее такой пронзительный взгляд, что ей стало как-то не по себе. И ей еще больше захотелось уйти от этой темы.
- Мэм, чем быстрее вы расскажете, тем быстрее я уйду.
- Ну, если вам так важно… - промямлила Лиза, собираясь с мыслями и пытаясь подобрать такие слова, чтобы самой себе не казаться идиоткой. – Мне… привиделось, будто самолет, который упал на грузовик… ну… ожил.
- Ожил? – серьезно переспросил капитан.
- Да. Будто он начал… как бы это… изменяться. Трансформироваться. И потом… напал на меня.
- Ясно, - Робертс кивнул и закрыл папку. – Хорошо, нам есть над чем работать. Наверное, это все. Благодарю вас за помощь в расследовании, мэм. Желаю скорейшего выздоровления.
Он поднялся со стула, и, запихнув папку под мышку, направился к двери. Лиза обескуражено смотрела ему в спину, крайне озадаченная тем, как закончился этот допрос, ой, простите, беседа со свидетелем.
- Ах, да, - уже коснувшись дверной ручки, он обернулся. – Со мной связывалось командование военной базы, к которой был приписан этот самолет.
- И?
- Они надеются, что вы, как и родственники мистера Хенсена, не будете подавать на них в суд. Вы можете рассчитывать на компенсацию, но… сами понимаете, огласки хотелось бы избежать.
Лиза едва заметно улыбнулась. Так вот откуда ты вылез, дяденька…
- Ладно, - сказала она. – Без проблем. Если они пообещают больше не ронять на меня самолеты.
Робертс, даже не улыбнувшись, кивнул и открыл дверь.
- Капитан, подождите…
«Коп» оглянулся через плечо. Увидев выражение его лица, Лиза чуть было не прикусила язык вместе с вертевшимся на нем вопросом. Да ну его к черту… и все же…
- Скажите, то что я видела… ну, этот самолет… это ведь не какие-то военные эксперименты, верно?
Робертс снова хмыкнул и… все-таки улыбнулся.
- Это была галлюцинация, - с нажимом повторил он. - Всего хорошего, мэм.
Не галлюцинация! by noradyn
Author's Notes:
Да, автор очень даже в курсе, что довольно сложно летать на клевых самолетиках без противоперегрузочного костюма и долгих тренировок, но все-таки решил не переписывать этот момент. Исключительно ради некоторого комического эффекта. В конце концов, можно считать, что летит он не на самых высоких скоростях.
Денек выдался жарким даже для Аризоны. Раскаленный воздух волнами поднимался над асфальтовой дорогой, которая почему-то навевала мысли о раскаленной сковороде. Казалось, асфальт разогрелся так сильно, что подошвы ботинок вот-вот начнут к нему прилипать.
- Ну как там, Майк?
Ответом ей было только невнятное бормотание, по большей части – нецензурное. Окончательно разозлившись, Майк выпрямился и, смачно выругавшись, в сердцах захлопнул капот с такой силой, что Лиза даже удивилась, как от такого удара у машины ничего не отвалилось..
- Проклятая колымага! – воскликнул, чуть не плача, геолог и пнул несчастный пикап по переднему колесу. – И надо было ей сломаться именно сегодня! Именно сейчас! Ах, чтоб тебя!
- То есть, починить ее ты не сможешь? – осторожно уточнила Лиза.
- Как? Я что, похож на автомеханика?
- Ну, зачем-то же ты туда полез, - философски заметила Лиза.
- Исключительно ради того, чтобы плюнуть этой гадине в движок, - с чувством ответил Майк. – Она не заведется, Лиз. Мы здесь, похоже, застряли, и надолго.
Лиза вздохнула, поглядев на размытый жарким маревом горизонт. Да, неприятная ситуация. Как назло, их экспедиционный пикап заглох именно в том месте, где дорога проходила по дну каньона – достаточно глубокого, чтобы лишить их мобильной связи. Вряд ли кто-нибудь еще кроме них додумается сунуться в эту дыру в такой жаркий день, так что незадачливым ученым приходилось рассчитывать только на себя. Это странным образом напомнило ей о той памятной ночи, когда она попала в аварию, но Лиза смогла проглотить липкий комок, поднявшийся к горлу вместе с волной легкой паники.
- Есть какие-нибудь идеи? – мрачно спросила она.
- Нет, - сказал Майк. – Может, она остынет и заведется?
Он посмотрел на машину почти умоляюще, но старый пикап остался безучастен. Лиза опять вздохнула и покачала головой.
- Можно попробовать дойти до шоссе, - предложила она. – Тут уже недалеко, не больше трех километров. Или подняться наверх и попробовать позвонить.
- И оставить машину без присмотра? – скептически хмыкнул ее напарник.
- Куда она денется? – Лиза пожала плечами. – Разве что кто-нибудь унесет ее на руках.
- А образцы? Я свои не оставлю.
Лиза с сомнением посмотрела на багажник, где под брезентом томились ящики с образцами. Вот уж кому-кому, а Майку точно не следует переживать о своих булыжниках – насколько Лиза могла судить, ничего, что представляло бы ценность для потенциальных грабителей без степени по геологии, у него там не было. А вот ее «трофеи» могли испортиться – в Нарроу она выкопала несколько особо интересных латуков (и так-то не особо пышущих жизнью), для которых пребывание под безжалостными лучами аризонского солнца, могло закончиться фатально, пусть они и были должным образом упакованы. Что было бы крайне обидно – ехать в эту дыру во второй раз ей не хотелось. Конечно, если они не смогут выбраться отсюда в течение ближайших двух часов, латукам будет уже без разницы, есть ли рядом кто-нибудь или нет… но в чем-то Майк был прав. Людей, конечно, в этой дыре немного, а вот всякого охочего до дармовой кормежки зверья предостаточно. Было бы весьма неприятно вернуться к машине и обнаружить, что редкие представители местной флоры разодраны в клочья голодными представителями местной фауны, например, койотами.
- Ладно, тогда оставайся здесь. Я одна схожу.
- Ты что, с ума сошла? – фыркнул Майк. – Я тебя одну не отпущу. Это опасно!
- Тогда иди ты.
- И оставить тебя здесь?..
- Пффф, - Лиза закатила глаза и устало протерла ладонью мокрый от пота лоб, – И что, предлагаешь просто сидеть тут и ждать, когда нас заберут спасатели-бурундучки? Надо идти, Майк. Если кто-нибудь не сходит за помощью, мы так и будем здесь торчать.
Геолог развел руками, невольно признавая ее правоту. Майк не отличался особой смелостью, да и мужественностью тоже - по правде сказать, Лиза удивлялась, как ему вообще хватает духу не забросить полевые исследования. Может, геологом он был и неплохим, но как полевик никуда не годился. С ним можно было спокойно отправляться туда, где не предвиделось каких-либо сложностей – в таких выездах и от Майка не было особых проблем. Но если группа сталкивалась с какими-либо неприятностями, этот парень, казалось, делал все, чтобы настроить коллег против себя и породить в них стойкое желание его придушить, хотя бы из милосердия. Нет, он не поддавался панике – просто своим нытьем и абсолютной неприспособленностью к полевым условиям вызывал у товарищей по несчастью такое глубокое уныние, что в панику впадали уже они.
И как это ее угораздило самой вызваться ехать с Майком? Хотя, впрочем, эта поездка в Нарроу казалась такой ерундовой, что даже его обществом можно было пренебречь.
- Я пойду, - сказала, наконец, она тоном, не терпящим возражений. – А ты оставайся у машины, и, смотри, не заработай тепловой удар. Думаю, я быстро вернусь – на шоссе не так уж мало машин, кто-нибудь обязательно согласиться нам помочь.
- А если на тебя кто-нибудь нападет? – снова заныл геолог.
- Я ударю его лопаткой, - серьезно ответила Лиза, похлопав по футляру, прицепленному к ее поясу, – Дай-ка мне карту на всякий случай.
Майк вытащил из бардачка помятую и порванную карту, которую Лиза аккуратно сложила и убрала в карман тоненькой рубашки-ковбойки. В ней все равно было очень жарко, но Лиза уже привыкла к тому, что здесь не стоит долго разгуливать с открытыми плечами – иначе солнце сожжет кожу до волдырей.
Лиза запустила ладонь в другой карман, нащупала и вытащила из него свои ключи – просто по привычке, чтобы проверить, что нигде их не забыла.
- Зачем ты их все время с собой таскаешь? – ворчливо поинтересовался Майк.
Лиза пожала плечами, задумчиво погладив пальцем брелок - красную боксерскую перчатку на короткой цепочке. Когда-то на ней был пропечатан какой-то логотип, но краска стерлась еще до того, как перчатка попала к ней. Эту штуку, будучи уже невменяемым после третьего стакана текилы, ей подарил один парень из Портленда. Меньше, чем через неделю его сбила машина.
- Чтобы не потерять, - туманно ответила она. – Ладно, я пойду.
- Погоди-ка, - Майк открыл дверцу и, вытащив из салона одну из пластиковых бутылок с минералкой, бросил ее напарнице. Лиза поймала ее на лету.
- О, смотри-ка, координация почти восстановилась, - ухмыльнувшись, заметил Майк.
- Иди ты…, - беззлобно ругнулась Лиза, засовывая бутылку в боковой карман шорт. – Смотри, сам не помри тут. Я скоро вернусь.

Она пошла дальше по дороге, в сторону шоссе, шум которого можно было слышать даже отсюда. Минут через двадцать она вышла из каньона и тут же проверила телефон – но связь так и не появилась. Что ж, значит, придется все-таки идти дальше.
Какое-то нехорошее предчувствие заставило ее оглянуться. Майк и машина уже исчезли из виду за поворотом, так что она осталась в полном одиночестве. Впрочем, ей доводилось работать одной и в более жутких местах, чем это. Пустынный ландшафт Аризоны никогда не казался ей опасным, хотя, конечно, Лиза предпочла бы, чтобы Майк пошел с ней.
Ее внимание неожиданно привлек странный, но смутно-знакомый шум. Лиза оглянулась. Над каньоном, в кристально-чистом синем небе висела черная точка, медленно увеличивающаяся в размерах. Самолет. Она невесело усмехнулась, боязливо поежившись – с некоторых пор у нее появилась причина побаиваться самолетов. Но Лиза только покачала головой, отбросив неприятные воспоминания – по аналогии со старой поговоркой, самолет дважды на одну голову не падает.
Она продолжила свой путь, но, пройдя несколько десятков шагов, снова оглянулась и невольно вздрогнула. Он уже подлетел достаточно близко, чтобы его можно было рассмотреть – это был реактивный истребитель, той же модели, что и тот, что свалился на грузовик. На миг ей даже показалось, что она может разглядеть узоры на крыльях. Лизу передернуло. Нет, это не может быть тот же самый... Просто не может быть. Такого не бывает. Черт, как низко он летит… и как быстро!
Она непроизвольно ускорила шаг, хотя и прекрасно понимала, что никому еще не удавалось удрать от реактивного самолета на своих двоих. Как-то она слышала, что если реактивный самолет на большой скорости пролетит в нескольких метрах над головой человека, то этому человеку крышка. Его убьет звуковая волна. Или что-то в этом роде. Но проверять это Лизе не хотелось. Она остановилась, не сводя глаз с истребителя – тот был уже совсем близко, и…
И теперь она видела его.
Это действительно был тот самый. Черт, да она бы и через десять лет узнала бы этот треклятый «Раптор»!
Будь у нее еще секунда, она бы упала на землю, визжа от страха, но, прежде чем ее мозг дал сигнал к началу панической атаки, произошло нечто, что заставило ее ноги подкоситься. Истребитель затормозил. Прямо в воздухе, задрав нос кверху и показав Лизе свое исчерченное странными рисунками брюхо.
Лиза как-то видела, как пилоты делают «кобру» - по телевизору, конечно, в телерепортаже с какого-то авиасалона. Но то, что сделал этот парень, мало походило на знаменитую фигуру высшего пилотажа. Он не просто «встал на дыбы» в воздухе, а полностью остановился, несколько секунд покачиваясь вверх-вниз и… отключил турбины. По всем законам физики такого в принципе было невозможно – или самолет должен был бы тут же рухнуть на землю.
Но он не рухнул, а плавно приземлился. Задом. Но за миг до того, как турбины коснулись земли, истребитель… перестал быть истребителем.
В десятке метров от нее стояла уже знакомая кошмарная тварь. Лиза не сдержала истерического смешка.
- Галлюцинация, - пробормотала она. – Робертс, нам надо поговорить.
У нее промелькнула спасительная мысль – что, если она и правда перегрелась на солнце и это опять ей только кажется… но нет. Вряд ли.
Лиза замерла. Тень… существа наползала на нее, и она невольно попятилась, как будто чувствовала, что погибнет в тот же миг, как эта тень ее коснется. В глазах потемнело, а, когда оно наклонилось к ней, впившись огромными огненными глазами в ее лицо, Лиза и вовсе была готова вот-вот свалиться в обморок. Но, к сожалению, не свалилась, хотя дрожащие колени все-таки подогнулись, и ей с трудом удалось удержаться на ногах.
- Отдай носитель! – потребовало существо.
- Что-о? – пискнула Лиза, только краем помутневшего сознания отмечая, что оно обращается к ней на ее родном языке.
- Носитель! Он у тебя! Где ты его спрятала?
- Твою мать, говорящий самолет, - в полном исступлении проговорила она, где-то в глубине души удивляясь тому, что рассудок до сих пор ее не покинул. Впрочем, это нельзя было утверждать наверняка. Если бы она могла пошевелиться, то ущипнула бы себя в тщетной надежде проснуться.
- Ли-и-из! – донеслось откуда-то издалека, будто бы даже из соседнего измерения. Лиза вздрогнула, сообразив, что Майк находится всего в нескольких сотнях метров от нее, и наверняка он тоже видел… это. Но вряд ли его появление спугнет эту штуку, скорее, наоборот.
Что все-таки произошло, Лиза не узнала. Существо быстро оглянулось, и протянуло к ней свою верхнюю… переднюю… конечность. Она зажмурилась, моля всех известных ей богов поскорее лишить ее сознания.
Упала она в обморок или нет, Лиза так и не поняла. Когда она снова открыла глаза, то обнаружила себя внутри самолета. Она даже не стала удивляться тому, как это так получилось, ибо на это не было ни времени, ни возможности.
Он несся на огромной скорости, и все ее существо было сосредоточено только на том, чтобы как-нибудь это пережить. Сказать, что ее тошнило – значит, ничего не сказать. Казалось, от чудовищной для нетренированного организма перегрузки ее вот-вот разорвет на части. Она имела некоторое представление о том, что происходит с человеком во время таких перегрузок, и у нее промелькнула мысль, что, раз она еще жива, значит, на нее действует не больше трех «джи». Как на американских горках. На весьма чудовищных американских горках.
У нее не было ни малейшего желания разглядывать эту штуку изнутри, но среди прочей каши в голове возникла неожиданно светлая мысль – оно механическое, значит, должно как-то выключаться. Лиза, тщетно пытаясь осмыслить это, посмотрела перед собой и тихо взвыла. Ну да, конечно. Если на приборной панели и имелась кнопка выключения этого летающего кошмара, то найти ее без карты Лиза бы ни за что не смогла. Приборы, датчики, рычажки – или как еще это все называется? – присутствовали в большом количестве, но она понятия не имела, для чего они нужны. Штурвал крутился сам собой, и от одного взгляда на него Лизу затошнило еще больше. Она сидела в чем-то, отдаленно напоминающем кресло пилота, крепко прижатая к нему какими-то металлическими щупальцами. Обычные, человеческие пристяжные ремни тоже присутствовали, но сейчас безвольно болтались где-то сбоку. Особого внимания заслуживало лобовое стекло, за которым с бешеной скоростью проносилась пустынная Аризона.
Рывок – и земля исчезла. Лиза с радостью завизжала бы, исключительно для собственной моральной поддержки, если б только могла.
- Где он? – взвыл прямо в ухо дребезжащий голос.
- А-а-а-а… - слабо протянула Лиза, потому что в этот момент нос истребителя снова нырнул вниз и она увидела землю – та была так далеко, что в это даже как-то не верилось. Вот сейчас бы ей и потерять сознание – вроде бы на такой высоте без кислородной маски ее тело должно уже отключиться. Хотя, не исключено, что это просто от страха все казалось ей гораздо хуже, чем было на самом деле.
- Где носитель? – снова взвыло существо.
- Я не зна-а-а-ю! – завыла Лиза.
Оно промолчало, но в эту же секунду самолет как-то недобро качнул крыльями и завертелся. Лиза зажмурилась, но это не помогло.
- Где он?
- Кто? – не открывая глаз, крикнула она. – Я не понимаю, о чем ты говоришь!
- Носитель! Он был у тебя в пустыне. Куда ты его дела?
- Потеряла! – отчаянно воскликнула Лиза.
- Врешь!
На этот раз он все-таки сделал «кобру» - чисто и красиво, жаль, со стороны посмотреть не было возможности. Изнутри это было… неприятно. И как-то совершенно дико. Вообще это было уже где-то за гранью человеческого понимания – лететь в самолете, который сам по себе выделывает такие фортеля.
- Не вру! Не вру! Я не знаю, о чем ты! Отпусти меня!
- Ну, как хочешь.
На этот раз это была «мертвая петля». Но где-то на середине собственно петли, Лиза, снова зажмурившаяся от ужаса, вдруг почувствовала неожиданную, и оттого неприятную легкость во всем теле. Она открыла глаза. Самолета вокруг нее уже не было. Зато было прекрасное, чистое, бескрайнее небо. А потом ее перевернуло лицом к земле.
Падать было еще неприятнее, чем лететь. Лиза бестолково забарахталась, но через пару секунд до не дошло, что толку от этого не будет никакого. Она закричала, но это тоже было бессмысленно – просто вдохнуть воздуха для крика оказалось задачей невероятно сложной, когда бесконечный поток этого воздуха буквально бил по лицу.
Ее падение продолжалось секунд тридцать. А потом он вернулся, трансформируясь в человекоподобное чудище прямо на лету, ловко подхватил падающее и визжащее тело, и через миг Лиза снова оказалась в кабине, намертво пристегнутая к креслу.
- Память не прояснилась? – с фальшивым участием осведомился самолет.
- О, черт… пожалуйста… хватит.
- Ты отдашь носитель?
- Я даже не знаю, что это такое!
- Крепкий орешек, - как-то совсем по-человечески, можно даже сказать, по-Робертовски, хмыкнул самолет. – Ну что, «бочка» или «штопор»?
- Тазик, - простонала Лиза.
- Хм. Нет такой фигуры, - кажется, оно было озадачено.
- Кретин, - неожиданно твердым голосом произнесла Лиза. - Меня сейчас вырвет. В тебя или в тазик?
- Ладно, - произнес самолет и опять перевернулся кверху брюхом. Захваты раскрылись с легким щелчком, колпак кабины открылся, и Лиза снова оказалась наедине с воздушной стихией.
На этот раз он позволил ей падать немного дольше, Лиза даже решила, что он не собирается больше ее ловить. Но, на свое счастье, она ошиблась – стальные когти снова сомкнулись вокруг нее.
- Ну как, полегчало? – поинтересовалось оно, когда захваты впечатали Лизу в пыточное кресло.
- Нет, - честно призналась она.
- Отдай носитель.
В ответ она только закатила глаза.
- Сядь… на землю, и давай… поговорим… спокойно!
- Сначала отдай его мне!
- Чтобы ты выкинул меня, и я разбилась? Черта с два!
- Я же все равно тебя убью, насекомое. Отдай по-хорошему, а не то…
- Это ты называешь по-хорошему?! – взвыла Лиза, вцепившись ногтями в сидение, хотя вряд ли самолету от этого было больно. Тем не менее, он, кажется, все-таки что-то почувствовал, потому что в следующую секунду захваты сжались сильнее, и Лиза почти услышала, как хрустят ее совсем недавно зажившие ребра.
- Ты же не хочешь узнать, каково «по-плохому», верно? – заискивающе протянул самолет.
- Нет, - прохрипела Лиза. – Давай как было.
- Хорошо, - захваты ослабли. Чуть-чуть. – На чем мы там остановились? Ах, да… Носитель! Говори, куда ты спрятала его?
- Ты не мог бы лететь помедленнее? – предложила Лиза, но самолет, издевательски расхохотавшись, только ускорился. – О-о-о… черт, я же все равно… никуда… не денусь! Я так не могу… говорить!
- Да мне плевать, - ответил самолет. – Это я развлекаюсь. А ты все равно все расскажешь.
Лиза тихо заскулила в ответ. Он, черт бы его побрал, был прав. Расскажет. Действительно расскажет. Даже то, что не знает.
Только бы все это прекратилось!
Досадное недоразумение by noradyn
Через полчаса он все-таки сел, выкинув измученную жертву из кабины. Лиза готова была целовать пыльную землю, несмотря на то, что только что весьма болезненно приложилась к ней лопатками. После «штопора» ей стало так плохо, что она уже не могла говорить, а, когда истребитель закружился на скорости, от которой все внутренности Лизы едва не превратились в кашу, она все-таки потеряла сознание, успев только удивиться, как это не догадалась сделать этого раньше.
Сейчас она могла только рыдать от счастья, стоя на четвереньках на грязной, но все-таки твердой земле и благодарить мироздание за то, что оно всё же сжалилось и прекратило ее мучения. Один раз, забывшись, она чуть не поблагодарила не только мироздание, но и непосредственного участника экзекуции, но вовремя опомнилась.
Существо, приняв человекоподобную форму, молча наблюдало за ней, но вскоре ему это надоело.
- Ну так что? Еще полетать не хочешь? – поинтересовалось оно.
- Нет, - пискнула Лиза. Она уже начала потихоньку приходить в себя, хотя до полного умиротворения ей было еще далеко.
- Тогда говори.
Лиза села на землю, помотав головой. Меньше шуметь в ней не стало, но зато затошнило ее сильнее. Бутылка с водой давно куда-то потерялось, хотя, наверное, то нее стало бы еще хуже.
- Сначала объясни, что ты от меня хочешь, - проговорила Лиза. Она вспомнила один довольно дурацкий совет, как избавиться от тошноты, и вымученно растянула губы в улыбке. Как ни странно, стало полегче; по крайней мере, непосредственные позывы к рвоте прекратились.
- Хм. Я слышал, что у вас, белковых, очень неэффективные процессоры, но не думал, что настолько, - проворчал истребитель, - Кажется, я ясно сказал – мне нужен носитель.
- Нет у меня никакого носителя! – через силу скалясь, прорычала Лиза.
- Какое упрямое насекомое, - с шумом – выдохнув? – пробормотало существо. – Я знаю, что он у тебя.
- Откуда? – простонала Лиза.
- У мальчишки его не было. Он должен был передать его тебе. Больше некому.
Лиза снова замотала головой, пытаясь понять, о чем это оно говорит. Никто ничего ей не передавал, тем более, какой-то носитель… По крайней мере, она такого не помнила, однако упрямство «самолета» на какой-то момент заставило ее усомниться в твердости своей памяти. Вроде бы сотрясение прошло для нее почти бесследно, если не считать пары приступов мигрени…
- Какой мальчишка? – хрипло спросила она, не переставая улыбаться. Кажется, это действительно помогало, как бы странно это ни звучало. Скулы перестало сводить, и, несмотря на то, что мутило ее еще порядочно, унизительное, прилюдное, то есть, присамолетное выворачивание собственного желудка наизнанку ей больше не грозило.
- Ты издеваешься? – неожиданно резко, оставив заискивающе-ироничный тон, спросил самолет.
- Нет, - ответила Лиза. – И в мыслях не было.
- Тогда зачем ты делаешь это со своим лицом?
- Что делаю?
Стальная лапа приблизилась к ее голове, два пальца когтя коснулись щек, больно впившись в кожу.
- Это. Согласно имеющейся у меня информации такие сокращения мимических мышц соответствуют либо радости и удовольствию, либо сарказму, точнее, его жалкому подобию в исполнении белковых. И я ни за что не поверю, что ты сейчас испытываешь радость.
Лиза отпихнула от своего лица жуткого вида манипулятор и на всякий случай отползла подальше.
- О, нет, - Лиза почувствовала, что ее улыбка становится чуть менее принужденной. – Ты ошибаешься. Я счастлива. Просто в восторге. Так здорово меня давно никто не катал.
- Хочешь еще? – спросил истребитель с угрозой в голосе.
- Вот это был сарказм, - на всякий случай пояснила она, поднимаясь на ноги. Вроде бы земля перестала качаться и уходить из-под ног. – Я улыбаюсь по другой причине, и тебя это не касается. Ты, кажется, не об этом хотел поговорить.
Существо зарычало, алые глаза, или что там у него, вспыхнули ярче.
- Нет-нет, не надо больше, - быстро пробормотала Лиза. – Я… с меня правда хватит. Я тебе все расскажу, все что хочешь, только объясни мне сначала, чего ты хочешь! Можешь что угодно думать о моем процессоре, но я действительно не имею ни малейшего понятия о том, что ты мне тут говоришь!
Красные глаза сощурились и чудовищная морда приблизилась к ней, зависнув над ее головой, и Лиза с ужасом поняла, что существо… улыбается.
- Он действительно ничего тебе не сказал? – с каким-то непонятным весельем в голосе протянуло существо. – Ничего не объяснил? Ха! А ведь ловко придумал, маленький белковый гад… я бы действительно тебя угробил, козявка…
Он вытянул тонкий когтистый палец, довольно грубо ткнув ее в живот, и от этого толчка Лиза потеряла равновесие и снова шлепнулась в пыль задом.
- Да кто – он? Ты можешь толком мне объяснить, какого черта тут вообще происходит? Ты вообще-то кто, говорящее страховидло?
- Выбирай слова, насекомое, - палец коснулся ее макушки, слегка на нее надавив. Лиза вжала голову в плечи. – А не то я тебя раздавлю.
- Ладно-ладно. Эй, убери эту штуку… Ты мне объяснишь хоть что-нибудь, или так и будешь упиваться собственным величием, о, могучий Властитель Небес?
- Это лучше, - кивнул истребитель, и Лиза благоразумно промолчала, не став объяснять, что это, вообще-то, тоже был сарказм. – Хорошо, возможно, это действительно ускорит процесс… Произошло… крайне неприятное недоразумение. По ошибке от одного белкового к тебе попало то, что должны были получить мы – носитель. Тебе его передал человек по имени Мэтт Ирвинг.
- Мэтт? – Удивленно подняв брови, воскликнула Лиза. Кажется, она начинала кое-что понимать, по крайней мере, хотя бы один кусочек этой головоломки встал на свое место. Ведь наверняка поэтому Робертс… - О, нет. Так значит, беднягу не сбивала машина… его самолетом переехало…
- Это произошло почти случайно, - пробормотал самолет, сникнув почти так же, как капитан Робертс, когда Лиза задала ему тот же вопрос. – Но это неважно. Мы знаем, что у тебя был с ним контакт, во время которого он отдал носитель тебе.
«Мы?! Что, черт подери, это значит? Неужели ты не один такой… красавчик?». Лиза представила себе эскадрилью из разумных «Рапторов» с тяжелым характером, и ей стало как-то нехорошо. Или это "мы" следует относить к свихнувшимся военным, или ученым, или какой угодно еще группе полоумных, которым пришло в голову построить эту тварь?
Кто они вообще такие? Во что, черт подери, успел вляпаться Мэтт, и какого черта он втянул в это ее? Лиза судорожно попыталась вспомнить все детали их коротких разговоров, но, кажется, он не говорил ничего такого, что могло бы хотя бы намекнуть на то, что этому существует разумное объяснение.
- Контакт? – вслух переспросила она. – О чем ты? Я и видела-то его всего три раза, и один раз он читал доклад, в другой был мертвецки пьян, а в третий мучился от жестокого похмелья, запивая аспирин черным кофе.
- Видимо, он был не так прост, как тебе показалось, - сказал самолет, - он и нас обманул, что уж говорить о тебе, насекомое.
Лиза поморщилась, но решила, что это – не тот случай, когда следует продолжать словесную перепалку. Никогда раньше ей не попадался оппонент, который мог раздавить ее аргументом. Причем буквально.
Но его слова как-то совершенно сбивали ее с толку. Обмануть? Мэтт? Этот наивный тюфяк? Вот тот белобрысый парень, который, напившись, рассказывал ей про свою первую неудачную любовь и щенка, которого ему подарили в детстве? Как-то это совершенно не укладывается в голове. Хотя… нет, ведь действительно – кое-что он все же ей передал…
- Подожди-ка… А как выглядит этот носитель? Он большой? На что похож?
Лиза словно случайно коснулась кармана с ключами, которые – о чудо! – не вывалились по время ее кульбитов в свободном падении.
- Понятия не имею, - ответил самолет. – Если бы я знал, я бы не стал у тебя спрашивать.
- Замечательно, - фыркнула Лиза. – То есть, ты сам не знаешь, что ищешь.
- Это должен быть какой-то ваш носитель информации, - огрызнулся он.
- Диск, флэшка, лист бумаги?..
- Не знаю, - пробормотал истребитель, - что угодно. Но, как я понял, ничего подобного он тебе не отдавал?
- Нет. Только вот это.
Она достала из кармана ключи и, отцепив брелок, показала его своему новому знакомому.
Существо протянуло руку и взяло игрушечную перчатку из ее рук с осторожностью куда большей, чем проявляло к ней самой. Но, повертев брелок перед глазами, самолет фыркнул и выкинул его, как бесполезный хлам.
- Не то, - с сожалением констатировал он.
- Ну извини, - проводив улетевший в неизвестность брелок глазами, сказала Лиза. - Больше никаких вещей на память о себе он не оставил. Скотина.
- Да, крайне невежливо с его стороны.
- Я, между прочим, о тебе.
- Ничего, переживешь, - самолет скрипнул зубами. – Хорошо. Если он ничего тебе не сказал, не мог он передать его каким-то способом, при котором… твоя осведомленность не была бы обязательна?
- То есть, втайне от меня? – Лиза задумалась. – Ты имеешь в виду, незаметно подложил мне в рюкзак?
- Понятия не имею.
- Вполне возможно, - она нахмурилась, пожевав губу. – Тогда я действительно могла не заметить. Там столько хлама, что не то что флешку - можно целый хард потерять и не заметить.
«Только зачем ему это?».
- Замечательно, - сказал самолет, удивительно точно копируя ее собственную интонацию. – И где это… вместилище?
Лиза чуть было не ответила, но в последний миг ей хватило смелости промолчать, хотя она и понимала, как плохо это может кончиться лично для нее. Правда, она не была уверена в том, что ее молчание в данном случае что-то изменит. Почему-то Лиза ни на миг не сомневалась в том, что врать ему бесполезно.
- Ну? – нетерпеливо каркнул самолет, снова нависая над ней. – Говори, где он?
- В… - «А, хуже все равно уже не будет!». – В кампусе.
- Где?
- В моем… жилище. В университете. Это в Фениксе.
- Человеческий улей, - с явным презрением прошипел самолет. Его глаза снова сузились, словно в голову ему пришла какая-то неприятная мысль. – Шлак, без маленького паршивца Френзи трудно будет его оттуда достать…
Думал он довольно долго. Лиза уже даже успела понадеяться, что он о ней забыл, и начала потихоньку отползать в сторону, под прикрытие больших камней, когда самолет вдруг повернул свою жуткую морду к ней, почти в упор заглянув ей в лицо.
- Ты его мне достанешь, - не то спросил, не то приказал он.
Лиза вздрогнула, но больше от удивления, чем от страха. Довольно странная… просьба, учитывая обстоятельства.
- И? – набравшись наглости, требовательно протянула она.
- Что – и?
- И тогда ты от меня отстанешь?
- Да.
- Я при этом останусь жива?
Он снова сощурился, сложив пластины своего лица в то, что, с некоторой скидкой на понятную разницу между ними, Лиза могла бы назвать кислой миной. Совсем как Робертс. Хм. У этих двоих явно много общего.
- Да, - наконец, нехотя ответил он. – Если придержишь свой вокодер.
«А Робертс предложил компенсацию», промелькнуло у нее в голове. Какая-то совершенно неуместная мысль. Это что, какая-то современная разновидность классической игры в «хорошего и плохого» копов? Тогда они, пожалуй, слегка перегибают палку…
- Ну хорошо. Я могла бы…
- Залезай, - не дав ей договорить, он снова сложился в самолет. По сравнению с его другой формой, которую Лиза имела неудовольствие только что созерцать, истребитель казался поразительно изящной штукой. Правда, он все равно как-то диковато смотрелся здесь, среди рыжих скал и без намека на взлетную полосу.
- Э, нет, спасибо, с меня уже хватило, - фыркнула Лиза. От одного воспоминания о недавнем полете к горлу снова подступила тошнота.
- Если будешь хорошо себя вести, - насмешливо сказал дребезжащий голос откуда-то из недр «Раптора», - я буду нежен.
И он откинул колпак кабины, явно намекая, что возражений не потерпит.
Будем знакомы! by noradyn
- Ты не мог бы лететь немного помедленнее? – простонала Лиза, пытаясь как-то абстрагироваться от вида земли, с бешеной скоростью проносящейся под брюхом истребителя.
- Ты не могла бы заткнуться хотя бы на пять минут? – раздраженно огрызнулся «Раптор».
- Знаешь, у меня голова кружится.
- Знаешь, я очень люблю делать мертвую петлю с пассажирами на борту.
Лиза благоразумно замолчала, но терпения ей хватило ненадолго.
- И как ты можешь так спокойно летать здесь? – Спросила она, когда самолет пронесся над каким-то маленьким городком на опасно-маленькой высоте. Не то чтобы над самыми крышами, но все же снизу их, наверное, можно было хорошо разглядеть. - Разве вам это разрешают?
- Хм. Мне искренне жаль того, кто попробовал бы мне запретить, - самодовольно заявил ее "транспорт".
- А горючее у тебя не закончится?
- Не сейчас.
- А почему мы так странно летим? Мне казалось, Феникс в другой стороне?
- Ты предлагаешь мне приземлиться на лужайке перед этим твоим кампусом среди бела дня? Надо дождаться темноты.
- А разве твои друзья не могут пойти со мной вместо тебя?
- Какие друзья?
- Капитан Робертс, например.
Самолет некоторое время помолчал, словно обдумывая ответ. Лиза уже почти успела усомниться в собственной догадке относительно его друзей, но все-таки заговорил – нехотя, словно изначально не собирался снисходить до объяснений. Да так, скорее всего, и было.
- Капитан Робертс встретит тебя там. Когда ты передашь носитель мне, - он усмехнулся. – Будь уверена.
Лиза неопределенно хмыкнула.
Вообще, все это было чертовски странно. Интересно, как это она упустила момент, когда окончательно сошла с ума? Хотя, наверное, с ума всегда сходят незаметно. От одной мысли о том, что она сейчас несется непонятно куда на реактивном F-22, который может превращаться в непонятно что, да еще и пытается с ним разговаривать, можно было слететь с катушек. Поначалу Лиза пыталась утешить себя мыслью, что все это может быть просто чертовски реалистичной и слишком затянувшейся галлюцинацией. Что, возможно, она просто словила тепловой удар, пока шла к шоссе, и все это грезится ей в предсмертной агонии. По крайней мере, в реальность происходящего верилось с трудом. С другой стороны, такого и нарочно не придумаешь. Сознанием, способным породить такой бред, можно гордиться.
- Эмм… послушай…
- Я уже полдня тебя слушаю, - лениво, но с некоторым раздражением перебил истребитель, - и, честно говоря, визжишь ты куда приятнее, чем разговариваешь. Ты, надеюсь, помнишь, что у нас есть еще вариант «по-плохому»?
- Нет… то есть, да, помню… Но я тут вообще подумала, что раз мне придется общаться с тобой как минимум еще шесть часов, мне надо как-то тебя называть.
- Я разрешаю тебе не общаться со мной. Я это переживу, не беспокойся.
- Но ты же как-то называешься, верно?
Самолет рассмеялся.
- Ты назвала меня Властителем Небес. Это мне нравится.
Лиза улыбнулась. Вот значит как?
- Я не думала, что машины могут страдать от мании величия.
- Я не совсем машина, если ты еще не заметила.
- Да ну? И кто же ты в таком случае?
- Я – десептикон. ИНП, как нас тут некоторые называют.
Лиза мотнула головой. Ну да, конечно, теперь все понятно! ИНП, десептикон - как она раньше не догадалась!.. Еще бы знать, что это такое… Впрочем, слово «десептикон» она с некоторым трудом могла донести до своего понимания. Оно образовано от английского слова «обман». Пожалуй, оно довольно точно описывает суть этого… робота. Обманная маскировка под самолет, и все такое… Что ж, вполне логично.
- Что за ИНП?
- Слушай, а если я скажу тебе свое имя, ты помолчишь? – с почти умоляющей интонацией в голосе спросил самолет. – Мне очень не хочется тебя калечить.
- Правда? Ты испытываешь еще и чувство вины?
- Нет. Просто если я оторву тебе ногу, ты будешь нефункциональна и не сможешь выполнить то, что от тебя требуется.
Лиза озадаченно замолчала.
- Ну хорошо. Давай так.
- Я – Старскрим. Довольна?
- Да. А я – Лиза.
- Пффф. Бесценнейшая информация. Как будто я и так не знал.
- Серьезно? Ты…
- Естественно. Как бы я иначе смог тебя отследить? Хочешь, скажу, когда у тебя виза истекает?
- Но… откуда?
- Ты, кажется, обещала помолчать, - резко сказал самолет… Старскрим. – Тем более, мы уже прилетели.

Прилетели они, судя по унылому пейзажу, который Лиза успела рассмотреть, в какую-то невообразимую дыру. Она не могла понять, в какой части штата Аризона они сейчас находятся. Хотя, может быть, они были уже даже и не в Аризоне.
Конечным пунктом этого путешествия были какие-то подозрительно запущенные руины, больше напоминавшие Лизе ее родину, чем ту чистую и ухоженную страну, какой до сих пор ей представлялись Соединенные Штаты. Старскрим, несмотря на свои внушительные габариты, почти не снижая скорости, ловко вписался в распахнутые ворота ржавого ангара, и уже внутри трансформировался, аккуратно поставив Лизу на пол. Ну, не то чтобы совсем аккуратно, но, по крайней мере, на этот раз он постарался не очень сильно ее покалечить.
- И что теперь? – спросила она. – Стемнеет еще нескоро.
- Ничего. Отдыхай. Только не вздумай выходить на улицу. Предупреждаю сразу – если на кого-нибудь там наткнешься, спасать тебя от мучительной смерти я не буду.
- Ну, спасибо, - пробормотала Лиза.
- Не за что. Обращайся, - фыркнул истребитель, изчезая в тени в глубине ангара.
Лиза некоторое время потопталась на месте, но, решив, что следовать за ним по меньшей мере неразумно, уселась на пол прямо там, где стояла.
Ей предстояло хорошенько подумать. О многом.
Операция by noradyn
- Может, ты где-нибудь подальше приземлишься? – Лиза нервно покосилась на плавно проплывающие перед кабиной крыши. – Знаешь, тут многие не спят по ночам.
- Ну да, конечно. А ты удерешь вместе с носителем, - пробормотал в ответ Старскрим.
- А что, у меня есть шансы?
- Конечно же, нет. Но мне не хочется лишней возни.
Лиза вздохнула. Ну что ж, по крайней мере, это скоро закончится. Мысленно она поклялась, что как только этот робот с излишне раздутым самолюбием исчезнет из ее жизни, она возьмет билет на первый же рейс до дома, а там попроситься на место лесника в какой-нибудь глухой таежной деревне рядом с базой войск ПВО. Так как-то спокойней.
- Вот, это здание, - шепнула она. В общем-то понижать голос было бессмысленно – вряд ли кто-нибудь услышал ее из кабины Старскрима даже если бы она орала во всю глотку. Сам десептикон (И-эн-пэ, что бы там это ни значило), что удивительно, каким-то образом умудрялся лететь практически бесшумно. – Пятиэтажное, с плоской крышей.
Истребитель опустился на указанную крышу (что странно, она выдержала его вес без особых проблем) и, дождавшись, когда Лиза вылезет из кабины, трансформировался.
- Знаешь, если что – истребитель на крыше вызовет гораздо меньше подозрений, чем гигантский робот там же, - проворчала Лиза.
- Заткнись. Какой этаж?
- Четвертый. Третье окно от этого угла.
Старскрим молча подставил манипулятор и Лиза, поежившись от охватившего ее неприятного ощущения, забралась на его ладонь. Свесившись через край крыши, истребитель приблизил ее к указанному окну. Две минуты возни с закрытыми створками – и Лиза оказалась на подоконнике собственной комнаты.
- Давай быстрее, - сказал Старскрим. Лиза поморщилась, представив, что произойдет, если его кто-нибудь услышит.
- А ты давай потише, - буркнула она в ответ, хотя вряд ли он ее слушал, - Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь тебя заметил.
Рюкзак был там же, где она его оставила – валялся на кресле у рабочего стола с компьютером. Лиза, не включая света, перетащила его на кровать, стоявшую у окна, и, расстегнув «молнию», заглянула внутрь. Сверху, на свернутой в кулек мятой рубашке, лежала ее цифровая камера – все еще упакованная в защитную пленку, в которую ее обернули в мастерской. «Никон» пережил аварию в пустыне вместе с ней, и его, в отличие от телефона (Лизе пришлось потом покупать новый) удалось починить. Вроде бы. На корпусе, как боевой шрам, осталась аккуратно заделанная трещина.
- Мой товарищ по несчастью, - пробормотала она, вытаскивая фотоаппарат. У нее родилась безумная идея – высунуться из окна и сделать пару снимков своего нового знакомого, но она вовремя одумалась.
- Ты можешь делать это без комментариев? – ехидно поинтересовались откуда-то сверху.
- Хорошо-хорошо, - она вытащила рубашку и вывалила весь прочий хлам на кровать. – Вот что-то есть… а, нет, это мое, отбой. Нет, тут, кажется, ничего, - она сунула рубашку и камеру обратно и открыла другое отделение, где обычно хранила документы. – Тут, кажется, тоже…
- Упс, - донеслось с улицы.
- Ты проломил крышу? – Лиза машинально задрала голову, хотя, конечно, увидеть этого не могла.
- Нет, - ответил Старскрим почему-то тоже шепотом. – У нас гости.
Чертыхнувшись, Лиза выглянула в окно, втайне порадовавшись, что никакая часть Старскрима с крыши больше не свешивается. Ничего интересного снаружи она не увидела, кроме, разве что, большого черного джипа, только что вкатившегося во двор почему-то с погашенными фарами.
- Надо уходить, - прохрипел Старскрим.
- Но я еще не нашла…
- Потом найдешь. Хватай эту свою торбу и поднимайся на крышу. Шлак, жаль, у меня так мало времени, а то я бы размазал его по стенке!..
- Как же, как же, - пробормотала Лиза, на всякий случай сгребая только что извлеченные из рюкзака вещи обратно – вдруг она что-то пропустила. – Слушай, напомни мне, почему я тебе помогаю, а?
- Потому, что тебе нравятся твои ноги. И голова, хотя пользы от последней немного… Давай, торопись, белковая! Времени нет!
- Ладно, - Лиза подхватила рюкзак за лямку и вышла из комнаты.
В коридоре было темно и пусто. Лиза вздохнула с облегчением – было бы крайне нежелательно сейчас с кем-нибудь столкнуться. Особенно после того, как эффектно она покинула Майка в пустыне. Н-да, как-то нехорошо получилось… не дай бог придется кому-то это объяснять…
Она надела рюкзак, затянула лямки и бегом бросилась к лестнице. В голове промелькнула подленькая, но довольно заманчивая мысль – бросить все это к чертям, и вызвать полицию. Или кого там американцы вызывают в подобных случаях? Но она с сожалением отказалась от такого варианта – эта крылатая тварь разыскала ее уже дважды, и Лиза не сомневалась, что, где бы она ни пряталась, Старскрим или его приятели отыщут ее вновь. И страшно даже представить, что он тогда с ней сделает. Нет, единственный способ от него избавиться – это отдать ему то, что он хочет. В конце концов, что такого ужасного может храниться на обыкновенной флешке? Разве что какие-нибудь секретные файлы, которые этот бедняга Мэтт, убиенный таинственным Баррикэйдом, спер у военных. Ей-то какое до этого дело?.. отдаст ему носитель – и забудет как страшный сон…
Она протянула ручку к двери, ведущей на лестницу, но та неожиданно открылась сама, явив взору порядком разнервничавшейся Лизы перекошенное лицо Майка. Это было… неожиданно. Мягко говоря.
- Майк?!
- Лиза!
- Черт, Майк, ты в порядке? – она бросилась к геологу, плюнув на то, что еще несколько часов назад готова была своими руками задушить его за вечное нытье, и обняла его за плечи. В основном, чтобы убедиться, что он ей не померещился. Мало ли, что еще может выкинуть эта искаженная реальность?..
- А ты?
Только сейчас Лиза заметила, что Майк не один. Из-за одного его плеча выглядывал капитан Робертс в военной куртке, в которой, кстати, он выглядел куда как естественней, чем в гражданской одежде. Над другим плечом Майка возвышался другой военный, помоложе, но повыше чином, если она правильно разобралась в нашивках…
- Да, - посмотрев сначала на одного, потом на другого, Лиза кивнула, немного успокаиваясь. Наконец-то все идет как надо. Старскрим ее не обманул…
Снаружи что-то грохнуло, словно над Фениксом разразилась гроза. Майк охнул, военные машинально пригнулись, а Лиза лишь удивленно моргнула. За грохотом последовал другой тревожный звук.
«Господи… это что, автоматная очередь?». Кажется, про это ее Старскрим забыл предупредить.
- Он не ранил вас? – спросил незнакомый майор, довольно грубо отталкивая Майка. Тот, впрочем, этого и не заметил – по его побледневшему лицу Лиза поняла, что их всех вот-вот ждет Фирменная Истерика Майка. Честно говоря, она была близка к тому, чтобы составить с ним дуэт.
- Кто? – глупо переспросила она, судорожно вцепившись ногтями в лямки рюкзака.
- Сикер, - крикнул майор, стараясь перекричать почти непрекращающиеся выстрелы. Стены в этом корпусе были толстые, каменные, но все равно – шум развернувшейся снаружи потасовки был слышен, словно их и не было. – Эта штука с крыльями.
- Нет, - недоуменно ответила Лиза, - а что…
Майор кивнул, не давая ей договорить (да Лиза и сама больше не могла вымолвить ни слова) и, обернувшись, коротко махнул кому-то рукой.
- Мэм, вам и вашему коллеге лучше покинуть здание, - сказал майор, одновременно кивнув Робертсу, который тут же исчез за дверью. – Мы отвезем вас в безопасное место, где он вас не найдет.
- В безопасное… место? – переспросила Лиза, чувствуя себя так, словно очередной снаряд угодил ей в голову. На миг она так опешила, что перестала слышать крики и выстрелы. – Как? Это разве… не ваше?
Она недоуменно указала пальцем на потолок. Майор, кажется, был удивлен.
- Наше? О чем вы, леди? Это – деспетикон!
- Кто-о? – едва не зарыдала она, уже отчаявшись понять, что здесь, черт возьми, твориться.
Майор изумленно посмотрел на нее – кажется, он был ошеломлен не меньше. «Досадное недоразумение», услужливо подсказало сознание голосом Старскрима… Исчерпывающая характеристика.
- Враждебная инопланетная форма жизни, - спокойный голос капитана Робертса прозвучал, подобно грому. – Мы здесь, чтобы защитить вас от него.
Лиза потрясенно моргнула. Инопланетная?.. Враждебная?!..
«О, нет…»
- Скорее, мэм, - пробормотал майор ей в ухо, - пойдемте, скорей!
Он подхватил ее под руку и повлек к пожарной лестнице. Лиза, слишком изумленная, чтобы сопротивляться, невольно последовала за ним. Судя по доносившимся с улицы звукам, снаружи едва ли не разверзались небеса, являя человечеству четырех пресловутых всадников… Но до Лизы эти звуки доходили словно через стеклянный колпак. Как будто кто-то, пока она отвлеклась, заткнул ей уши ватой.
Майор открыл окно и помог Лизе забраться на подоконник.
- Не мешкайте! Спускайтесь! – Он нетерпеливо подтолкнул ее, вынуждая схватиться за перекладину пожарной лестницы, и тут же впихнул в освободившийся проем Майка, который, вопреки ожиданиям, выглядел относительно спокойно. Впрочем, впечатление было ошибочным – краешком сознания, еще более-менее способным воспринимать происходящее, Лиза отметила, как нервно и нетерпеливо трясутся его руки. Если бы Майк спускался первым, он бы наверняка уже был у самой земли.
Она не заметила, что майор исчез, и они с Майком остались вдвоем. Тому явно хотелось поскорее убраться отсюда – это желание, как ни парадоксально, временно прибавило ему храбрости.
- Не тормози, Лиз, - умоляюще проныл он, цепляясь за лестницу и принуждая свою коллегу спуститься на пару перекладин. Руки и так едва слушались ее, не хватало только свалиться отсюда… Лиза оглянулась и нервно сглотнула – высота четырех этажей неожиданно показалась ей бездонной пропастью.
Но это, впрочем, было не самое страшное.
Лиза задрала голову, ошалело посмотрев на геолога, который уже почти перебрался с подоконника на лестницу.
- Майк… - дрожащим голосом позвала она.
- Что такое?
- Я только что чуть не передала информацию государственной важности чертовому инопланетному роботу!..
Майк отшатнулся. Его ноги едва не соскользнули с перекладины.
- Черт, Лиз, зачем? – простонал он.
- Сама не знаю, - пробормотала Лиза, помотав головой. – Понимаешь ли, когда выпадаешь из истребителя во время «мертвой петли», много глупостей потом можешь совершить…

Внизу их уже ждали. Лиза позволила какому-то солдату вести себя под руку, не особо стараясь понять, что происходит. В общем-то, это вряд ли бы ей удалось – вокруг творился полнейший хаос, который ребята в погонах тактично называют «боевыми действиями».
Тихий покой кампуса был взорван непрерывным грохотом, скрежетом и воем. Вокруг что-то взрывалось, сверкало, стреляло, рушилось… Солдат что-то кричал ей и Майку, но разобрать его слова сквозь этот шум было невозможно. В конце концов, он с грехом пополам довел их до внутреннего двора, где было относительно тихо и спокойно, но там Лизу ждал очередной сюрприз. Как водится, не очень приятный.
- Это еще что за… - произнес Майк, и его вопрос удивительным образом вклинился в случайное затишье.
- Вашу мать, - шепнула Лиза по-русски, едва удержавшись от менее цензурного комментария.
На некогда аккуратном, а ныне пыльном и заваленном осколками газоне внутреннего двора стоял черный робот весьма воинственного вида. Старскрим внушал страх своими размерами и явным уродством робо-формы, но эта штука его габаритами не обладала, хотя была такой же жуткой на вид. Чего стоило одно только выражение ее… морды – неприятной пародии на человеческое лицо.
- Это Айронхайд, - крикнул солдат. – Он свой! Он увезет вас отсюда.
- Я с ним не поеду, - твердо заявила Лиза, но никто не стал ее слушать. Айронхайд, или как его там, грохнулся на четвереньки и почти мгновенно сложился в черный джип. Тот самый, что Лиза видела из своего окна.
- Охренеть, - восхищенно воскликнул Майк.
Им пришлось приложить некоторое усилие, чтобы затолкать Лизу внутрь. Она уже обрела печальный опыт перемещения внутри этих штук, и повторять, или, тем более, развивать его как-то не хотелось. Но, впрочем, Айронхайд отличался от Старскрима в лучшую сторону, по крайней мере тем, что в салоне у него были нормальные человеческие кресла, а не экспонаты из музея Святой Инквизиции.
Машина рванула с места практически сразу, как завелся мотор – Лиза, наученная горьким опытом, едва успела пристегнуться. Майк вообще не успел.
Айронхайд провез их через кампус и вырулил на улицы города. Других машин в это время было немного, так что можно было разогнаться как следует. Майк испуганно вжался в сидение, но Лиза, наоборот, позволила себе, наконец, расслабиться. Уж чего точно не стоит сейчас бояться, так это того, что мчащийся с немыслимой для города скоростью джип во что-нибудь врежется. Вроде бы теперь все осталось позади, но она ничуть не чувствовала себя в безопасности. Только ее сознание, похоже, устало удивляться и пугаться, словно запас адреналина иссяк.
- Куда мы едем? – устало спросила она.
- Подальше отсюда, - лаконично прорычал Айронхайд, но, едва он умолк, относительный покой ночных улиц взрезал отчаянный визг тормозов. Водитель, ехавший по встречной полосе, затормозил так резко, словно увидел, что привычная асфальтовая дорога вдруг уперлась в огненную реку, и его машину сильно занесло. Только каким-то чудом Айронхайд в последний миг избежал столкновения.
Джип резко затормозил, лихо развернувшись поперек дороги. Секундой позже метрах в пятидесяти перед ним в асфальт впились стальные птичьи когти.
- Шлак! Вылезайте!
Лизе дважды повторять не требовалось – она уже догадывалась, что сейчас произойдет, и покорно отстегнула ремень безопасности. А вот Майк замешкался, бестолково закрутив головой.
- Но там же… - пискнул он, вцепившись в рулевое колесо, словно оно было его единственным шансом на спасение. Но Лиза, уже окончательно потерявшая остатки рассудка, глухо зарычала, пинком вытолкнув его в распахнутую дверь. Майк вскрикнул – не то удивленно, не то обиженно, бестолково растянувшись посередине дороги.
Она и сама выскочила из машины лишь секундой позже, отчаянно вертя головой в поисках места, где она могла бы спрятаться. Но почему-то ни одно из возможных убежищ не показалось ей достаточно надежным. Дорога вокруг превратилась в настоящий автомобильный ад - пожалуй, это была самая большая авария, которую Лизе приходилось видеть.
Айронхайд, едва трансформировавшись, вскинул правую руку и выстрелил. Страрскрим охотно поддержал перестрелку, ответив длинной очередью. Черный робот отступил назад, прикрывая собой Лизу, так и застывшую посреди улицы.
- Прячься! – сказал робот, направляя на десептикона обе пушки, - я отвлеку его, пока не подойдет подкрепление.
Лиза кивнула. Она не смогла придумать ничего лучше, кроме как развернуться и побежать в обратном направлении – находиться в непосредственной близости от поля боя ей не хотелось, даже будь там неподалеку укрепленный бункер. Чем большее расстояние будет отделять ее от этих проклятых роботов – тем лучше. Кто знает, может, ей повезет наконец, и они взаимоуничтожаться?
За спиной что-то грохнуло и взорвалось, но Лиза не стала оглядываться, чтобы посмотреть, что именно. Пожалуй, ей еще никогда не приходилось бегать так быстро. И, как она надеялась, больше никогда не придется…
Она завернула за угол на ближайшем перекрестке, грубо врезавшись в какого-то прохожего – тот застыл, пытаясь понять, откуда доносятся выстрелы - и уже почти почувствовала себя в безопасности. Настолько, насколько вообще можно чувствовать себя в безопасности при данных обстоятельствах. Но ее радость была преждевременной. По небу над головой прокатился оглушительный рев, едва не разорвавший барабанные перепонки, и в следующий миг Лиза почувствовала, как стальные когти смыкаются вокруг ее грудной клетки, а ноги, ноющие от непривычной нагрузки, отрываются от земли.
- Отличный ход, - фыркнул Старскрим, запихивая ее в кабину и трансформируясь. – Скучала по мне?
- Да пошел ты! – заорала она, отчаянно пытаясь вырваться. Впрочем, это была не самая лучшая идея – падать было уже высоко. Но в следующее мгновение она была уже в кабине.
Из-за угла, визжа тормозами, вылетел черный джип. Старскрим включил двигатели, но Айронхайд с удивительной для себя быстротой трансформировался и в каком-то невероятном прыжке догнал истребитель прежде, чем тот успел рвануть прочь. Самолет тряхнуло. Старскрим выругался и шарахнулся вбок, но, кажется, это ему не очень помогло.
Он все-таки полетел, но по какой-то причине не поднимался высоко, несясь всего в нескольких метрах над землей. Даже из кабины было слышно, как натужно гудят его турбины, кроме того, время от времени самолет потряхивало. Слов, которые при этом выкрикивал Старскрим, Лиза разобрать не могла. Снаружи что-то бубнили в ответ. Лиза попробовала закричать, чтобы хотя бы привлечь к себе внимание, ибо о ней, похоже, напрочь забыли.
Окна, витрины, горящие фары немногочисленных автомобилей, слились в сплошные полосы бледного электрического света, а потом вдруг оборвались, словно отрезанные. Истребитель поднялся чуть выше, крутанулся, но маневр завершился как-то не слишком удачно, в результате чего Старскрим едва не врезался в землю. В последний момент он выровнялся, только слегка коснувшись каменистой почвы брюхом.
- Что там происходит? – крикнула Лиза.
- Этот шлак рвет мне крылья! – завопил истребитель. Лиза удивилась тому, что он вдруг как-то резко растерял всю спесь, и голос его едва не срывался на визг.
- Так тебе и надо, - пробормотала она в ответ, но, впрочем, шепотом (хотя вряд ли Старскрим ее не услышал). Он, конечно, действительно это заслужил, но лучше бы в этот момент ей самой находится где-нибудь в другом месте, а не внутри его кабины. – Ты меня обманул!
- Поговорим об этом позже, - напряженно ответил Старскрим, - Приготовься, белковая! Мы садимся.
Лиза не представляла, как к этому можно «приготовиться», разве что только морально. Помолиться, например. Неплохая, кстати, идея…
Старскрим резко скинул скорость, одновременно зачем-то стиснув удерживающие человека захваты. Если так он попытался ее убить, то у него почти получилось. Колпак кабины не откинулся, а просто исчез, втянувшись в фюзеляж, и в то же мгновение истребитель плюхнулся брюхом на землю, подняв серое облако песчаных брызг. Лиза закричала, но порыв ветра ударил ей в лицо, заставив закашляться и зажмурить глаза.
Остановился Старскрим не сразу, еще метров триста проехав по земле, а потом как-то совсем бесславно завалился на бок. Захваты исчезли.
Переговоры by noradyn
Лиза, дрожа от напряжения и перенесённой перегрузки, поднялась на ноги и перевесилась через край кабины. Тело плохо слушалось, но все-таки ей удалось перебраться на заметно закопченную «спину» самолета. Удержаться там было трудно, но этого и не требовалось — кое-как сгруппировавшись, чтобы по возможности больше ничего себе не отбить, Лиза съехала на землю по левому крылу. Правое, как она успела заметить, было помято и исчерчено глубокими неровными бороздами.
Айронхайда нигде не было видно, наверное, Старскриму все-таки удалось его стряхнуть перед приземлением. Лиза снова оказалась в пустыне. И, похоже, снова одна.
Она осторожно обошла вокруг истребителя, держась на безопасном расстоянии от него. Старскрим не подавал признаков жизни.
- Великолепно, - вздохнула Лиза. – Очень кстати было сделать это именно сейчас.
У нее появилось навязчивое, прямо-таки жгучее желание пнуть его по фюзеляжу, но инстинкт самосохранения побудил ее собрать остатки благоразумия и ограничиться плевком в его сторону.
Лизу не покидало неприятное ощущение дежа-вю. Все это уже однажды было – пустыня, взрытая глубокой колеей земля, разбитый истребитель… Какой-то замкнутый круг. Она повернулась к самолету спиной и глубоко вздохнула. Надо выбираться отсюда.
Но знакомый звук трансформации заставил ее оглянуться. Старскрим, что-то ворча себе под нос, принимал робо-форму, но на ноги так и не встал, растянувшись на земле и мотая головой. Откуда-то из темноты доносился знакомый рев двигателя. Лиза вздохнула, устало помассировав переносицу. Нет, это никогда не закончится.
Когда Айронхайд подъехал к месту аварии, истребитель уже нетвердо стоял на ногах. Его противник трансформировался и тут же нацелил на него обе пушки.
- Долетался, - усмехнулся Айронхад. Впрочем, он тоже выглядел не лучшим образом – над плечом что-то нервно искрило, правый глаз был заметно бледнее левого.
- Допрыгался, - хмыкнул Старскрим, тоже активируя оружие и направляя его на противника, почти касаясь дулом его носа.
- Может, вы подождете, пока я подальше отойду? – устало предложила Лиза, особо не надеясь быть услышанной. – Знаете, у меня сегодня такой тяжелый день выдался…
Айронхайд повернул голову, чтобы что-то ей сказать, но что, Лиза так и не узнала, потому что Старскрим в туже секунду выстрелил. На свое счастье, джип успел оттолкнуть пулемет истребителя от своей головы, но несколько пуль все-таки поцарапало краску на его щеке.
А потом все началось заново. Роботы столкнулись корпусами, сцепились и покатились по земле, зловеще рыча и ругаясь на своем скрежещущем языке. Лиза едва успела отскочить, когда этот стальной клубок прокатился в нескольких футах от нее.
Айронхайд высвободил руку из когтей противника, и, следуя уже проверенному методу, изловчился снова вцепиться в его крыло. Старскрим в долгу не остался, буквально смяв меньшего бота и придавив его к земле. Черный пнул его коленом по грудным сочленениям, впиваясь пальцами свободной руки в локтевой сустав. Это было эффективно, но не разумно. Зашипев от боли, Старскрим обрушил чудовищной силы удар на голову врага, и, оглушив его, таким образом, вывернулся из захвата, тут же вставая на ноги и активируя орудие на правой руке. Айронхайд извернулся и выстрелил, попав в колено истребителя. Старскрим опасно пошатнулся, но на ногах устоял.
Это продолжалось недолго. В конце концов, противники расцепились, отскочили друг от друга и почти одновременно открыли огонь. Звуки выстрелов далеко разносились по пустыне, но неожиданно стихли, когда в них вклинился тонкий человеческий крик.
Старскрим и Айронхайд замерли, уставившись туда, где только что стояла Лиза. Она, пошатываясь, пятилась назад, прижимая руку к груди. А потом, всхлипнув, упала.
- Шлак! - Айронхайд замер, машинально опуская руки, как будто это могло что-то исправить.
- Ты ее застрелил, - ошарашено констатировал Старскрим. – Как это… в духе автоботов.
Айронхайд бросил на него гневный взгляд.
- Шлака с два! Если бы в нее попал мой снаряд, от нее мало что осталось бы.
- Твой снаряд попал в меня, ты, тупая груда металлолома! Ее ранило осколком.
Черный изумленно расширил оптику.
- Не может быть. Она далеко стояла…
Айронхайд приблизился к телу человека. Немного подумав, Старскрим, сильно прихрамывая, последовал за ним.
- В общем-то, живой она мне и не была нужна, - философски заметил истребитель, со странным выражением на лицевой пластине разглядывая Лизу. – Хотя, конечно, жаль.
- Ты жалеешь человека? – изумился Айронхайд. – Старскрим, что я слышу? У тебя контакты не заржавели, часом?
- Я жалею, что она умерла быстро, без мучений и не по плану. Ну, что ж, - он протянул руку к телу и осторожно сжал двумя пальцами лямку ее рюкзака, - я заберу это, а ты, так и быть, можешь выдать ее труп безутешным создателям.
- Ну уж нет! – заревел Айронхайд, пытаясь оттолкнуть деспетикона от тела. Намечалось продолжение боя.
- Эй! Вы даже теперь не успокоитесь?
Оба повернулись на звук и застыли, словно моментально отключившись. Лиза сидела на земле, скрестив руки на груди. Живая, и, похоже, невредимая.
- Симулянтка, - проворчал истребитель, но все-таки опустил оружие.
- Если бы я была ростом повыше, - сказала Лиза, поднимаясь на ноги и отряхивая с шорт прилипший песок, - я бы, ей Богу, отвесила бы вам обоим по подзатыльнику. Но так как это… технически не возможно, пришлось импровизировать. Это был единственный способ хоть ненадолго отвлечь вас от процесса убивания друг друга.
- И зачем? – Старскрим неуклюже сел на землю, но вряд ли для того, чтобы удобнее было разговаривать – в подбитом колене у него заискрило. – Это было так увлекательно.
- Можете потом продолжить, - буркнула Лиза, которая уже, похоже, дошла до того состояния, когда абсолютно все становилось безразличным. – Но сначала будет неплохо, если кто-нибудь из вас, а лучше – оба, объяснит мне, что, черт возьми, у вас тут твориться!
Последние слова она прокричала во все горло, истеричным, сорвавшимся на хрип голосом.
- Война, - ответил Айронхайд, - мы уже много лет мы, автоботы и десептиконы…
- Как раз на это мне плевать, - перебила Лиза, прокашлявшись. – Мне абсолютно нет никакого дела до того, почему вы, ребята, пытаетесь повыдергивать друг из друга проводку. Но прежде, чем вы вернетесь к этому увлекательному занятию, может, скажете мне, что вы от меня хотите? Вот с ним, - она ткнула пальцем в ногу истребителя – ближайшую его часть, до которой она могла дотянуться, - все ясно. А вот тебе что надо?
- Мне приказано тебя защищать, - ответил Айронхайд, тоже ткнув Старскрима в ногу, но куда менее деликатно, - от него.
- И это все, конечно же, никак не связано с носителем, который мне якобы передал Мэтт Ирвинг?
Айронхайд открыл было рот, но тут же закрыл его, так ничего и не сказав.
- Великолепно, - промурлыкал истребитель, потирая искрящее колено, - ты, белковая, начинаешь мне нравиться. Продолжай в том же духе, и ты замкнешь ему процессор.
- Он у тебя? – как-то недобро покосившись на Старскрима, тихо спросил Айронхайд.
- Понятия не имею, - раздраженно ответила Лиза. Сколько же раз ей придется это повторить, чтобы они поняли? – Я даже не знаю, как он выглядит. Мэтт ничего мне не сказал. Но я с радостью отдам его вам, только сначала кому-то придется объяснить мне, что это, черт возьми, такое.
- Вам – это кому? – подозрительно сощурившись, уточнил Старскрим.
- Мне все равно, - нервно взмахнула обеими руками, - Я оставлю это здесь и уйду, а дальше разбирайтесь сами.
- Как-то это нелогично, не находишь, белковая? Я в любой момент могу это у тебя отобрать и, - самолет кивнул на черного робота, - разобрать это автоботское корыто по винтику. Может, все-таки не будем торговаться?
- Что же до сих пор не разобрал? – Айронхайд усмехнулся.
- Извини, было некогда, - огрызнулся Старскрим, - но если ты настаиваешь, могу заняться этим прямо сейчас…
- Успокойся, - сквозь зубы процедила Лиза. – Я не собираюсь тут всю ночь торчать, пока вы будете препираться.
- Ладно, - неожиданно сказал Аронхайд, опередив Старскрима. – Что ты хочешь узнать?
- Во-первых, - Лиза глубоко вздохнула, пытаясь для начала самой понять, с какого конца тянуть веревочку, чтобы распутать узел в своей голове, - что это за носитель, какая информация на нем и как он попал к Мэтту?
Ее голос затих в абсолютной тишине, только эхо, перехватив последние звуки, прозвенело над пустыней. Оба ее собеседника молчали, как будто пытаясь подобрать слова.
- Мы не знаем, что это за носитель, - наконец, ответил Айронхайд. Лиза фыркнула и развела руками, - это может быть что угодно. Но это и не важно. Нам нужна информация, которая на нем записана.
- И что это за информация?
- Исследовательская работа Мэтта Ирвинга. Мы знаем, он сам говорил об этом Ленноксу, что он совершил крупное научное открытие, которое положит конец войне между автоботами и десептиконами. Которое принесет мир на вашу планету.
- Или победу одной из сторон, - добавил, прищурившись, Старскрим.
Лиза нахмурилась. Да, действительно, про мир для всей планеты он и ей говорил, но тогда Лиза и представить себе не могла, что он имеет в виду… Признаться, тогда его слова она списала на пьяный бред. Ч-черт, да они и были пьяным бредом – ну кому могло придти в голову, что Мэтт тогда говорил всерьез?!
- Ясно, - вздохнула она. - Кто первый это получит, тот и выиграл.
- Да, - кивнул Айронхайд.
- Хм. Но почему тогда Мэтт сам не передал это вам… эээ?
- Автоботам, - подсказал он.
- Автоботам, - повторила Лиза, - Вы же вроде на нашей стороне?
- Верно, - согласился джип, - но мне это неизвестно. Предположительно, у него с нашим лидером были… разногласия.
- Как я поняла, он знал о вашем существовании, - уточнила Лиза.
- Он проводил свои исследования на Диего-Гарсиа. На нашей базе.
- И никаких копий его работы у вас не осталось?
- Нет. Он забрал все с собой. Незадолго до своей гибели, - Айронхайд многозначительно кивнул в сторону десептикона, не проявлявшего особого интереса к их разговору, - он вышел на одного аналитика из Пентагона и заявил, что хочет передать результаты своей работы им. После этого с ним связался Леннокс, наш... друг и коллега из «Гнезда». Ты видела его в кампусе. И Мэтт Ирвинг стал вести себя очень странно. Он оборвал свои контакты с Пентагоном и с Диего-Гарсиа и, как мы выяснили потом, уничтожил всю информацию о своем исследовании со своего компьютера и вообще отовсюду. Разбил жесткий диск и сжег документацию. Но мы знаем, что он успел ее скопировать на внешний портативный носитель. На конференции в Портленде он должен был передать его… одному человеку из Лэнгли*. Но почему-то не сделал этого.
- И вы думаете, что он передал этот носитель мне?
- Вероятно, да. Мы полагали, что он стал предателем и решил отдать носитель десептиконам. Но после его гибели поняли, что он просто хотел его спрятать.
- Интересно, зачем? – хмыкнула Лиза.
- Этого мы не можем знать. Может быть, ответ есть в самом носителе.
- Ну, ладно, - Лиза сняла рюкзак и снова села на песок. – Теперь я хоть что-то начинаю понимать.
- Все? – спросил Старскрим. – Теперь ты, наконец, отдашь его?
- Если он у меня, - кивнула она, выворачиваясь из лямок рюкзака. Она готова была побиться об заклад, что, пока они разговаривали, он стал килограмм на десять тяжелее…
End Notes:
*Лэнгли — комплекс зданий штаб-квартиры ЦРУ, расположенный в 8 милях от Вашингтона, в г. МакЛин, штат Виргиния.
Мозговой штурм by noradyn
Лиза расстегнула рюкзак и, осторожно, вытащив и положив рядом с собой камеру, вытряхнула остальное содержимое на песок. Айронхайд предусмотрительно включил прожектор, так что поиски заметно облегчились. Но успехом не увенчались. Единственным, на что можно было записать искомую информацию, был Лизин КПК, но на нем не оказалось никаких файлов, кроме ее собственных записей. Никаких посторонних дисков, никаких незнакомых флешек, ни-че-го.
- Довольны теперь? – спросила она у явно разочарованных роботов, убирая свои вещи обратно в рюкзак.
- Но где-то же он должен быть, - Старскрим сузил оптику, превратив ее в узкие алые щелочки и повернулся к Айронхайду, - ваши белковые друзья ведь обыскивали его жилище, верно?
- Ничего не нашли, - проворчал Айронхайд.
- А почему, кстати, вы решили, что он передал эту штуку мне? – спросила Лиза, застегивая рюкзак и, заодно, отряхивая с него пыль.
- Это надо спросить у него, - Айронхайд повернулся к Старскриму. – Мы только через него смогли на тебя выйти.
- Саундвэйв перехватил звонок, - нехотя объяснил десептикон, - мальчишка знал, что «Гнездо» следит за ним. Поэтому и выкинул эту штуку с конференцией. Он почему-то очень не хотел, чтобы носитель попал к автоботам. Айронхайд, ты, кстати, не знаешь, почему?
- Не имею понятия, - буркнул автобот.
- А что за звонок? – спросила Лиза.
- Мальчишка звонил своему связному в Лэнгли, и сказал, кому передал носитель. Назвал твое имя. А его связной доложил наверх. Там, кстати, тоже не хотели допустить, чтобы носитель попал в «Гнездо».
- А как именно он его передал, вы, конечно, не раскопали, - фыркнул Айронхайд.
- Это было сказано при личной встрече.
- Странно, - Лиза развернула извлеченную из рюкзака рубашку и критически ее осмотрела. Мятая и грязная, но выглядит, по крайней мере, лучше, чем ее изорванная в клочья после всех сегодняшних приключений ковбойка. – Почему тот парень из ЦРУ сам со мной не связался?
- Вероятно, потому, что мертвые люди не могут контактировать с живыми, - многозначительно сказал Айронхайд.
- О, нет, как ты мог такое подумать, - притворно изумился Старскрим. – Об этом уже вся их внутренняя безопасность знает, было бы крайне утомительно убивать столько белковых. Просто кое-кто взломал их центральный компьютер и стер всю информацию об объекте. Они не смогли ее отследить.
- Хитро, - заметил Айронхайд.
- Знаете, я, наверное, об этом пожалею, - Лиза невесело усмехнулась, рассматривая морды озадаченных ботов. Не такие уж они и страшные… если к ним привыкнуть. - Но не проще ли было вам спросить у их агента?
- Нет, - резко ответил Старскрим. – Я был уверен, что носитель у тебя. И я не идиот, чтобы непонятно зачем соваться к вашим разведчикам.
- Но у меня его нет, как видишь, - Лиза развела руками.
- Тогда где он, квинт тебя подери?! – взвизгнул сикер, окончательно теряя самообладание.
- Успокойся, - Айронхайд поднял руку в примирительном жесте и повернулся к Лизе. – Я верю тебе, человечек. Но ты – наша… - он с сомнением покосился на Старскрима и покачал головой – совсем как человек, который очень устал, и которого все достало, - наша единственная зацепка. Мы должны найти эти данные.
Лиза развела руками.
- Извини, чувак, но я ничем не могу вам помочь.
- Да пораскинь своими белковыми мозгами, червячок, - проворчал Старскрим, шагая вперед и отталкивая Айронхайда в сторону. – Твой приятель намалевал здоровенную мишень у тебя на спине, и, если ты не поможешь… - он кинул на автобота косой взгляд – точь-в-точь такой же, каким его некоторое время назад одарил Айронхайд, - нам, то в покое тебя не оставят.
Айронхайд, словно нехотя, кивнул.
- Если эта информация попадет не в те руки, нас… всех ждет беда, - сказал он. Они со Старскримом снова переглянулись.
- Не в те руки? – скептически уточнила Лиза. – Как она может попасть не в те руки? Ведь Мэтт хотел передать ее ЦРУ, разве нет? Если это - не те руки, то какие же тогда - те?
Оба озадаченно замолчали.
- Вы о чем-то забыли мне рассказать? – спросила Лиза, переводя взгляд то на одного, то на другого.
- Нам всем о чем-то забыли рассказать, - раздраженно проворчал Айронхайд, - готов спорить на собственный движок, даже зануда Саунд сейчас озадачен, разгребая этот лом, который настрогал твой друг.
- Он мне не друг, - вздохнула Лиза. – Особенно после того, как втянул меня в это дерьмо.
Автобот покачал головой.
- Пойми, человечек. Если Мэтт изобрел оружие, которое может решить исход этой войны, это оружие должно быть очень мощным. Очень опасным… Представь, что будет, если оно случайно попадет в руки человека, который ничего об этом не знает? Или того, кто имеет дурные намерения, - снова косой взгляд в сторону истребителя. Старскрим только усмехнулся, махнув на противника рукой. – А мы не знаем людей, с которыми связался этот парнишка. И ты не знаешь. Возможно, Мэтт и сам не очень хорошо их знал. Что они будут делать с этим оружием? Не захотят ли применить его против своих же соплеменников? Мы не можем так рисковать. И вы, люди, тоже.
Лиза же лишь развела руками.
- Окей. Допустим, убедил, - сказала она. - Но вы, ребята, уже должны понять, что я тут не причем. Хотя…
Лиза внезапно запнулась, потому что ее мысли вдруг понеслись быстрее, чем она могла их озвучить. Какая-то неясная догадка промелькнула в этом сумбурном потоке, но ухватиться за нее Лиза не смогла, потому что внезапно обнаружила, что оба меха склонились над ней, почти соприкасаясь плечами. От их нетерпеливых взглядов ей стало не по себе, и она сбилась с мысли.
- Хотя?.. – подсказал Старскрим.
- Ты… тебе известно, что именно Мэтт говорил, когда звонил своему связному в ЦРУ? – обратилась к нему Лиза, - Его точные слова?
Истребитель удивленно моргнул.
- Это важно. Это может быть подсказкой, - пояснила она. – Ну, знаешь, в кино всякие шпионы говорят кодовыми фразами, намеками там, загадками… Может быть, Мэтт сказал что-то такое, на что вы не обратили внимания, какое-нибудь странное словечко, значения которого вы не поняли, но его связной, услышав это, тут же понял бы, в чем дело?.. Не было такого?
- Не знаю, - бесцветным тоном отозвался Старскрим. – Но… у меня есть запись.
- Так чего же ты ждешь? – воскликнул Айронхайд. – дай ей послушать! Может, она сможет разгадать…
Старскрим с явным сомнением поглядел на Лизу, и та пожала плечами.
- Я попробую. Ничего не могу обещать, но хуже от этого, видимо, не станет.
Истребитель кивнул. Его оптика померкла, взгляд как будто расфокусировался, а через миг Лиза услышала голос Мэтта. Она узнала его, несмотря на то, что он был сильно искажен – как если бы тот говорил по неисправному телефону… но вполне возможно, что именно так оно и было.
- Агент Кирлихен? - обратился Мэтт к пустоте. Когда его голос на минуту затих, стал слышен приглушенный шум – видимо, кто-то из абонентов в момент разговора находился в людном месте.
- Слушаю вас, - ответил другой голос, низкий, приятный.
- Я на крючке, - чуть тише сказал Мэтт, - мне кажется, я видел одного оборотня.
- Не беспокойтесь, - моментально отозвался его собеседник, хотя как раз в его голосе беспокойства, по мнению Лизы, было на порядок больше, чем в нервном шепоте Мэтта. – Вы все еще в Портленде? Я могу прислать кого-нибудь за вами.
- Нет-нет, - быстро пробормотал Мэтт. – Уже слишком поздно. Если они за мной следят, то засекут и вашего человека.
- Мои люди – профессионалы, мистер Ирвинг, - а теперь в голосе слышалось явное раздражение. – Они с этим разберутся. Один звонок – и сегодня же вас могут доставить в безопасное место, где вы без труда закончите свою работу.
- Я уже ее закончил.
- Неужели?
- Да. Но ОНИ не должны об этом знать. Вы же понимаете.
- Не совсем.
- Если они узнают, они на все пойдут, чтобы получить «Омегу». Я не могу так рисковать.
- Хорошо. Я позвоню…
- Нет, не надо, - перебил Мэтт. – У меня есть идея получше. Я нашел посредника.
- Что?! – на тон выше взвизгнул агент. Лиза могла бы поклясться, что слышала в трубке какой-то грохот – как если бы он резко вскочил на ноги, едва не роняя стул.
- Девушка, одна из тех, кто приехал на конференцию. Отличная кандидатура. Она никак не связана с проектом, и даже с этой отраслью, и вообще ни с чем. Ее не заподозрят. Я перекину данные ей – тогда, если со мной что-то случится, вы все еще сможете получить мои формулы, а они – нет.
- Мистер Ирвинг, - голос почти срывался на рык. – Вы уверены, что привлечение сторонних лиц к этой операции… оправдано?
Судя по этой короткой паузе, подумала Лиза, он хотел сказать что-то вроде «не является вселенской глупостью», но все-таки сдержался…
- Она абсолютно надежна, - по голосу было слышно, что Мэтт улыбается. – Я могу вам это гарантировать. Ее зовут Елизавета Борко, она ботаник, вроде бы из Аризоны. Абсолютно не в курсе. Вообще полный ноль. Она отлично подходит. И я придумал гениальный способ. Никто даже не догадается.
- Ну, спасибо, - пробормотала Лиза вполголоса.
Голос на другом конце провода на миг замолчал, а потом взорвался криком:
- РУССКАЯ? Ты передал «Омегу» русским?!
- Она не подведет, - быстро, пытаясь вклиниться в неразборчивый поток ругательств собеседника, затараторил Мэтт. – Я больше не могу говорить. Все, что нужно, вы уже знаете. Прощайте.
И запись оборвалась короткими гудками.

Лиза мотнула головой, с силой сжав виски, как будто это могло заставить ее голову лучше работать. Этот разговор… Скажем, так — то, что она услышала, породило вопросов больше, чем дало ответов. Она попыталась сконцентрироваться на том, что от нее требовалось, но другие, более волнующие вещи сильно этому мешали. Например, вот какой вопрос: в Портленде было полно миленьких и даже умненьких девушек, ботаников или, например, микробиологов… да там была куча народу, «никак не связанного с проектом». Так какого черта Мэтт выбрал именно ее?
- Ну? – нетерпеливо спросил Старскрим. – И где тут может быть зацепка?
- Понятия не имею, - буркнула Лиза.
- Так я и думал, - разочарованно бросил Старскрим.
- Погоди, - Айронхайд махнул на него рукой. – Подумай, человечек. Может, все-таки было что-то?..
Лиза зябко обхватила себя руками. Тут и правда становилось довольно прохладно, или же ее трясло от нервного перенапряжения? А, к черту…
В одном Мэтт прав: действительно, более «полного нуля» во всей Вселенной не отыскать. Вероятно, если бы план Мэтта удался, она вообще не должна была ничего узнать.
А ведь это мысль…
- Он сказал, что перекинет данные, - проговорила Лиза. – Перекинет, именно перекинет, а не передаст… И что они смогут получить формулы… так, так…
- Что? – насторожился Старскрим.
- Подожди! – отмахнулась Лиза. – Когда он звонил?
- Двадцать первого мая, в девятнадцать тридцать две по местному времени.
- За день до того, как я уехала из Феникса, - кивнула Лиза. – Кажется, сходится.
- Что сходится?
- Все, - усмехнулась она, повернувшись к ним спиной – довольно трудно сосредоточится, когда тебя буквально прожигают взглядом два гигантских инопланетных робота. – На следующий день, утром, перед моим отъездом, мы с ним сидели в кафе. Но он сказал по телефону, что «перекинет» - будущее время, то есть, на момент разговора этой хреновины у меня еще не было. Значит, он должен был передать ее в кафе… или вообще не передавать!
- По-моему, это довольно странный вывод, - заметил сикер. Айронхайд вообще ничего не сказал – казалось, он просто не успевает за ее мыслями.
- Нет, все логично! На следующий день Мэтт дал мне свою карточку и подарил брелок. Но у меня не было карточки, и поэтому я записала свой адрес на салфетке…
- И какое отношение это имеет к нашей проблеме?
- Да прямое! – Лиза резко обернулась, аж подпрыгнув – гениальная догадка буквально окрылила ее. – Он НЕ ПЕРЕДАВАЛ мне носитель. Вообще. Он… отправил его мне по почте. Перекинул. Но не по электронной почте, а обычным, старомодным способом!
Тишина, повисшая после этого заявления, несколько поумерила ее пыл. Лиза закатила глаза, сетуя на их несообразительность.
- Ну, шевелите мозгами, или что у вас там! Он настоял на том, чтобы обменяться адресами, но он явно не планировал, что проживет достаточно долго, чтобы завязать со мной переписку. Он знал, что ему грозит опасность, и ему надо было избавиться от этих данных, притом срочно. Так что он просто положил этот диск, или карточку, или что там он положил в конверт, и в тот же день отправил мне письмо. И, скорее всего, выбросил салфетку с адресом. Посылка должна была меня обогнать, так что, вернувшись в Университет, я бы получила ее, а если бы вы не подтерли данные, ко мне тут же подвалили бы ребята из ЦРУ… или вообще – вскрыли бы мою почту раньше меня, и я даже не узнала бы об этом. Вот о чем он должен был сказать «при личной встрече»!
- Эээ… - Айронхайд вопросительно наклонил голову набок.
- Как это нелогично, - прокомментировал Старскрим.
- Разве они не могли перехватить твою корреспонденцию, если знали твое имя? – спросил автобот. - Насколько нам известно, ЦРУ тоже еще не получило эти данные.
Лиза озадаченно замолчала, невольно признавая его правоту. Но эта теория была настолько хороша, что ее мозг отчаянно пытался ее отстоять, и поэтому выдал ответ почти сразу.
- Он мог воспользоваться не обычной почтой, а службой доставки! Чтобы и вы не смогли проследить посылку. Но меня не было в Фениксе, когда она пришла, я была в другом городе, лежала в больнице! И… и посылка оказалась в почтовом офисе, как невостребованная. А ЦРУ… возможно, они просто не могли отследить отправление через стороннюю, негосударственную организацию. Все сходится!
- И… - протянул Старскрим сладким-сладким голосом, плавно наклоняясь к ней, - где же она теперь?
- Понятия не имею, - пожала плечами Лиза, почему-то испытывая огромное облегчение.
- Ладно, - фыркнул Старскрим, - Поставим вопрос иначе: как нам ее найти?
Лиза задумалась. Она пару раз пользовалась службой доставки, но никогда особо не вникала в принцип ее работы – вся ее корреспонденция приходила вовремя, по адресу, и ни разу не была утеряна.
- Если посылку отправили в офис, - медленно произнесла она, - то чисто теоретически, я, как получатель, все еще могу ее забрать.
Старскрим скептически покачал головой.
- Что-то мне подсказывает, что в твоих рассуждениях должно быть какое-то маленькое и неприятное «но», - заявил он.
- Но я должна знать, какой именно службой он воспользовался, и, желательно, иметь какие-то данные о самой посылке, - кивнула Лиза. – Служба доставки должна была оставить мне извещение с ее номером.
- Хорошо, - сказал Айронхайд, мягко, но настойчиво отодвигая сикера от Лизы, - тогда ты должна всего лишь забрать его посылку, и все.
Старскрим, презрительно поморщившись, скинул с себя руку автобота.
- Только мне и теперь кажется, что здесь тоже не хватает маленького неприятного «но».
Лиза опустила голову, глубоко вздохнув.
- Но я не получала никаких извещений, - согласилась она. – Мне вообще не приходило никаких писем с тех пор, как я вернулась в университет.
Старскрим закатил глаза.
- Дай-ка я перефразирую… твои блестящие рассуждения только что… как бы это помягче… рухнули?
- Нет, - она быстрым шагом прошлась по песку – от ноги Старскрима к ноге Айронхайда. Оба внимательно следили за ней взглядами. – Этого не может быть. Это – единственная возможность… Вы ведь видите – у меня никакого носителя нет. Но Мэтт передал информацию мне – теперь я сама в это верю. Следовательно, - Лиза резко развернулась на месте и зашагала в обратном направлении, - другого способа у него не было. Или нет?
- Допустим, что так, - сказал Айронхайд. – Тут тебе лучше знать.
- …но я не получила никакого оповещения, - продолжала Лиза, снова разворачиваясь. – Посылка потерялась. Мало ли, почему она могла потеряться? Все данные обо мне стерли. Меня теперь как бы не существует… по крайней мере, на территории Штатов… Когда посылка пришла, я была в больнице…
- Мы это уже слышали, - заметил Старскрим, подставив ладонь на ее пути. Лиза, увлеченная собственными рассуждениями, не заметила этого и налетела на его руку. – Лучше скажи что-то, чего мы еще не знаем.
- Все документы дублируются, - развернувшись к нему лицом, сказала Лиза. – Если это была посылка, а не письмо, у Мэтта должна была остаться квитанция об оплате. Бумажка, которая могла бы нам помочь ее отыскать.
- Если он ее не выкинул, - заметил Айронхайд.
- И если ее не забрали белковые, - согласился сикер.
- Мэтт… погиб не в Портленде, верно? – неожиданно спросила Лиза.
- Баррикейд должен был перехватить его в поселении Денвер, Колорадо, - мрачно подтвердил Старскрим. – Но он сам чуть ли не бросился ему под колеса.
- Так мы и поверили, - вполголоса сказал Айронхайд.
- Я бы сам себе не поверил, - проворчал Старскрим.
- Денвер, Колорадо… - повторила Лиза. – На его карточке был адрес в Денвере. Он мог отправить посылку оттуда.
- И как же это сакральное знание может нам помочь?
- Мы… должны обыскать его квартиру, - с удивлением произнесла Лиза. Больше всего ее поразило это внезапное «мы», вырвавшееся само собой. – Вдруг он ее сохранил? На всякий случай?
Старскрим, устало опускаясь на песок, негромко рассмеялся.
- Это… крайне ненадежная теория, червячок. Если хочешь, я могу точно подсчитать вероятность этого варианта, но даже сейчас могу сказать – она намного меньше единицы.
- Но если вы хотите найти этот свой носитель, другого варианта у вас нет, - Лиза невинно улыбнулась, впрочем, не скрывая некоторой иронии. – Если ты с ним не согласен, могу ли я считать себя свободной?
Старскрим задумался, а потом неожиданно вопросительно взглянул на Айронхайда. Тот повел плечами, еще больше нахмурившись.
- Я никого не уговариваю, - заявила Лиза, разводя руками. – Боже упаси.
- Ладно, - медленно проговорил истребитель. – Как ни печально это признавать…
- Она права, - закончил за него Айронхайд.
- Вот именно, - кивнула Лиза. – Ну что, поехали сейчас или подождем до утра?
- Кое-кто тут, кажется, очень хотел, чтобы его оставили в покое, - ядовито заметил Старскрим.
- Да, это, кажется, была я – Лиза уставилась на его морду, изучая застывшее на ней выражение. – И, если там мы ничего не найдем, вы от меня отстанете. Идет?
- Ты уверена в том, что готова так рисковать? – осторожно поинтересовался Айронхайд, многозначительно косясь на десептикона
- Мне сегодня хакнули центр страха в центральном процессоре, - ответила Лиза. – Уверена, это не опаснее, чем падать без парашюта с высоты в полторы тысячи футов. К тому же, если это открытие действительно принесет мир на Землю, то я в некоторой степени, лично в этом заинтересована.
- И кому ты будешь помогать? – спросил, наклонившись к ней, Старскрим.
- Себе, - не задумываясь ни секунды, ответила Лиза, смело заглянув в его лицо.
- Мне не нравится эта идея, - Айронхайд покачал головой. – Я должен связаться с Оптимусом.
- И как же ты это сделаешь с отбитой системой связи? – спросил Старскрим, скрестив лапы на грудной броне.
- А почему ты, кстати, не свяжешься со своими? – почти с той же интонацией спросил истребителя Айронхайд. – У тебя-то со связью все в порядке.
- Тебе очень не хватает Мегатрона? Или ты считаешь, что одного десептикона тебе будет мало?
- Твои действия кажутся странными.
- Но я не собираюсь тебе их разъяснять, - Старскрим поднялся на ноги. Тон его ясно намекал на то, что приставать к нему дальше с подобными вопросами бесполезно. – Я за то, чтобы отправиться в путь утром. Белковое, ты как?
- Я не против, - кивнула Лиза. Было бы неплохо немного поспать.
Айронхайд проворчал что-то неразборчивое, но, в конце концов, махнул рукой. Ему ничего не оставалось, кроме как согласиться.
End Notes:
P.S. Если кто уже разгадал загадку (а в тексте подсказки были) автор настоятельно просит не спойлерить. Приза за это никто не выдаст (ибо не имеет возможности), но автору, да и тем, кто не догадался, будет обидно.
Тайные переговоры by noradyn
Author's Notes:
За бетинг этой, двух предыдущих и последующих глав спасибо Arela)
- Этот джип едет за нами уже миль десять, - заметил водитель, поглядев в зеркало заднего вида.
Лиза чуть не подавилась колой, которую купила в придорожной забегаловке, но умудрилась сдержаться и не закашляться. Водитель, впрочем, все равно посмотрел на нее с подозрением. Лиза заставила себя улыбнуться.
- Джип?
- Ну да. Вон, видишь, такой здоровенный, черный?
Лиза, изобразив на лице заинтересованность, послушно посмотрела в зеркало. Интересно, Айронхайд вообще знает, что такое «конспирация»? Автобот даже не пытался перестраиваться, чтобы скрыться от глаз водителя за другими машинами. Наверное, даже прикрученная к бамперу табличка «Внимание! Инопланетный шпион!» не привлекла бы к нему больше внимания, чем эта неумелая слежка.
- Может, ему просто по пути? – наивно предположила Лиза.
Водитель пожал плечами. Не поверил.
Лиза мысленно выругалась, признавая, что все-таки это было не самой блестящей ее идеей. Молчала бы в кулачок, была бы сейчас уже на пути домой. Но сделанного не исправишь, и винить за это она могла только себя, никто ее за язык не тянул, когда она предложила им свою помощь.
Впрочем, все было бы гораздо проще, если бы эти двое могли хоть о чем-то договориться. Они, конечно, пытались, но все эти попытки как-то незаметно заканчивались словесной перепалкой, грозившей в любой момент перерасти в драку.
Поэтому Лиза и была вынуждена добираться до места автостопом, ибо договориться о том, с кем из мехов она поедет, они так и не смогли. В кабину истребителя она бы и сама больше не села бы даже под страхом смерти, да и Айронхайд довольно жестко выразил свой протест, заявив, что если Старскрим еще раз хоть заикнется об этом, то он прострелит ему и второе колено. Автобот опасался, и вполне обоснованно, что более быстрый и лишенный моральных принципов истребитель попросту удерёт с драгоценной ношей. Старскрим, в свою очередь, возражал против того, чтобы Лиза ехала в джипе - примерно по той же причине. В общем, их чувства были полностью взаимны. Пришлось идти на компромисс.
С одной стороны, Лиза была очень довольна этим вариантом. Во-первых, ей было не слишком приятно долго находиться в непосредственной близости от мехов, особенно когда те принимали форму земной техники. Сложно чувствовать себя нормально и не подозревать себя саму в бурно развивающейся шизофрении, когда с тобой разговаривает автомобиль. Или самолет. Во-вторых, она еще никогда, как бы парадоксально это ни звучало, не чувствовала себя в такой безопасности на трассе. Во время своих путешествий по Штатам она редко нарывалась на плохих парней, но все-таки случалось здесь и такое. Но сейчас она без боязни могла сесть в любую машину, зная, что за ней внимательно присматривают и с земли и с воздуха, и в случае чего потенциального маньяка или грабителя, польстившегося на нее, ждет оч-чень неприятный сюрприз…
Но, с другой стороны, ей было бы еще спокойнее, если бы ее спутники не пытались бы друг друга прикончить. То есть, пока они больше не пытались, но что-то подсказывало, что рано или поздно этим все и закончится. Напряжение между ними не просто чувствовалось – казалось, что еще чуть-чуть, и его можно будет увидеть. Лиза не только опасалась возобновления конфликта между ними, она этого ожидала. Это было так же неотвратимо, как закат солнца или приход зимы.
И, поверить трудно, но это продолжалось уже второй день. А сколько их еще впереди? Из окрестностей Феникса в Денвер, увы, за пару часов не доехать…
В рюкзаке зазвонил мобильник. Лиза с трудом отыскала его в царившем внутри беспорядке, еще большем, чем обычно.
- Вас слушают, - по привычке сказала она по-английски, приняв вызов.
- Эта колымага, которую ты тормознула, плетется как черепаха, - сообщил из трубки голос истребителя. – Знаешь, я уже начинаю уставать наматывать круги.
Лиза покосилась на водителя, но тот, казалось, был полностью поглощен дорогой.
- Ты позвонил мне только для того, чтобы высказать свое недовольство? – вполголоса проговорила она по-русски. – Летел бы вперед и дожидался нас где-нибудь там.
- Я не доверяю Айронхайду, - сказал Старскрим.
- По-моему, «доверие» вообще не входит в перечень слов, которыми можно было бы описать нашу… команду, - заметила Лиза.
- Команду? – сикер рассмеялся. – Это очень оптимистичная характеристика.
- Тебе настолько скучно? – поинтересовалась Лиза. Она заметила, что водитель время от времени все же поглядывает в ее сторону, и придала своему голосу как можно более беззаботный тон. Ей и без того хватало неприятностей. – Ты решил развлечься, доставая меня?
- Вообще-то нет, но спасибо за идею, - отозвался Старскрим. – Но ты права, тут действительно довольно уныло. Тем более, если учесть, что мне приходится тащиться за двумя старыми корытами на колесах. Но разве тебя эта дорога не утомляет?
- В смысле? – через силу улыбаясь водителю, переспросила Лиза. Ее голос прозвучал почти с угрозой.
- Представь, как было бы здорово тут, наверху, - слащавым, то есть еще более мерзким, чем обычно, голосом произнес Старскрим. - Тебе ведь понравилась «мертвая петля»? Я мог бы снова прокатить тебя с ветерком, и к вечеру ты была бы уже в пункте назначения, а не тащилась бы по этим ужасным дорогам в компании сомнительных личностей.
- Ты что, склоняешь меня к саботажу?
- Я не был бы собой, если бы даже не попытался, - насмешливо ответил Старскрим.
- Ну хорошо. Считай, попытался. Доволен?
- Не очень. Но если ты согласишься…
- Вот еще. Я не спешу расставаться с собственным завтраком. Будем считать, что ты пошутил, - пробормотала Лиза. - Кстати, где ты? Тебя давно не видно.
- Я же не такой идиот, как Айронхайд, чтобы маячить у белковых перед глазами.
- Ясно. Ну, хорошо, думаю, мы все обсудили. Не могу долго говорить, на меня уже косо смотрят.
- Как знаешь. Но если вдруг передумаешь – я могу перезвонить.
- Лучше не надо, - сказала Лиза, но трубка ответила ей короткими гудками. Она убрала телефон.
- Вы не американка? – удивленно спросил водитель.
- Туристка, - Лиза натянуто улыбнулась.
- Первый раз в штатах?
- В Колорадо – впервые.
- И как нравится?
Лиза пожала плечами.
- Еще не успела толком понять.
Примерно через полчаса Лиза попросила водителя притормозить у придорожной забегаловки на окраине маленького городка, названия которого она даже не удосужилась прочитать, и распрощалась с ним.
По-быстрому перекусив каким-то малоаппетитным блюдом из местного ассортимента, Лиза вышла на залитую солнцем площадку перед кафе, где было припарковано несколько машин. Айронхайд, слава богу, догадался остановиться за углом заведения, в укромном уголке, который не было видно с дороги. Ему, по-видимому, тоже было скучно, но он вроде как справлялся с этой проблемой самостоятельно. Однако способ, который он выбрал, весьма ее удивил.
Айронхайд слушал музыку.
Все окна и двери черной машины были плотно закрыты, но, даже не смотря на это, было слышно, что в салоне негромко играет тяжелый рок. Естественно, классический. Лиза, хоть и никогда не была большим фанатом этого жанра, узнала песню без труда, ее не слышал разве что глухой. Главным образом, наверное, из-за ее репутации.
Автобот слушал «Хайвэй в ад»*.
Очень… интересный выбор.
Видимо, он каким-то образом увидел ее, потому как при ее приближении сбавил громкость. Лиза услышала, как щелкнули блокираторы дверных замков, своеобразное приглашение к разговору.
- Тебя заметили, - с ходу сказала Лиза, дергая ручку передней дверцы. Ей не хотелось бы, чтобы кто-то видел, как она стоит у этой машины, особенно если кто-нибудь из обедающих здесь водителей согласиться ее подвезти, а Айронхайд опять забудет о конспирации.
- Извини, - отозвался бот, - я постараюсь быть осторожнее. Но я не хотел терять тебя из виду.
- Я понимаю, - кивнула Лиза, - но неужели трудно сделать так, чтобы при этом ты сам был не на виду? Ведь нельзя же так нагло висеть у меня на хвосте? Дождешься ведь, что кто-нибудь, в конце концов, вызовет полицию. Старскрима, например, вообще не видно.
Айронхайд резко выпустил воздух из системы вентиляции, издав громкое фырканье.
- Я бы не стал так им восхищаться. И, тем более, ему доверять. Я удивлюсь, если он вообще еще следует за нами.
- Я им не восхищаюсь! – возмущенно воскликнула Лиза. – А на то, чтобы ему не доверять, у меня есть свои причины. И… - она осеклась, прикусив губу. Стоит ли ему говорить о недавнем разговоре с десептиконом? Пожалуй, нет, иначе они опять начнут выяснять отношения. – И можешь не сомневаться – он так просто не отстанет.
- Это я как раз понимаю. Но… ладно. Если дела обстоят действительно так – хорошо. За исключением Старскрима, разумеется. Без него наша операция была бы гораздо проще.
- Мне казалось, он больше всех заинтересован в том, чтобы получить носитель.
- Это мне и не нравится, - признался Айронхайд, хотя Лиза и так это прекрасно понимала. - Этот летучий шлак сделает все, чтобы получить, что он хочет. И, что самое гадкое, я ничего не могу с этим сделать, разве что постараться свести к минимуму ущерб, который он может нанести. Но, похоже, он действительно может оказаться полезен. Однако мне было бы спокойней, если бы мы связались с Диего-Гарсия.
- Этого делать нельзя, - Лиза вздохнула, откинувшись на спинку сидения. Удобного сидения, черт подери. Не сравнить с жестким креслом той развалюхи, на которой она ехала последние три часа. - Боюсь, тут Старскрим прав.
- Почему ты так в этом уверена?
- Потому, что вся эта история мне очень не нравится, - она невесело усмехнулась. Да, похоже, сегодня какой-то особый День Очевидных Утверждений. - Мэтт не хотел отдавать носитель ребятам из этого вашего «Гнезда», значит, у него были на то причины.
- Предатель? – немного помолчав, спросил Айронхайд.
- Понятия не имею. Это вы сами разбирайтесь. Я помогу вам найти эту штуку, и на этом мое участие в судьбе вашей расы закончится.
- Как знаешь, - хмыкнул Айронхайд. – В этом я тебя понимаю. Но, когда мы выполним эту миссию, тебе может потребоваться помощь.
- Чтобы отвязаться от Старскрима? – догадалась Лиза.
- Я бы на твоем месте не надеялся, что он просто улетит, когда мы покончим с этим - подтвердил автобот. – Не в его стиле.
- Я думаю, вы будете слишком заняты друг другом, когда настанет время расстаться, - улыбнулась Лиза.
- Это… вероятно. Но, человечек… я ведь могу и проиграть. И тогда уже никто не сможет тебя защитить.
- Кроме твоих друзей с этого… Диего-как-его-там?
- Диего-Гарсия. Они могут спрятать тебя.
Лиза покачала головой.
- Я не очень хочу прятаться. После того, как мы закончим с этим, мне хотелось бы вернуться домой.
Она ожидала, что Айронхайд будет спорить, но он лишь утвердительно хмыкнул.
- Если что – я тебя предупредил.
- Если что – я учла, - она потянулась к дверце, чтобы выйти – пора было продолжать путь. Но вдруг остановилась – в голове вертелся назойливый глупый вопрос, который она просто не могла не задать. – Эм… а ты специально выбрал эту песню?
- Она мне нравится, - просто ответил Айронхайд. – Один… старый приятель посоветовал.
- Приятель?
- Да. Он большой знаток земной музыки. Если будешь на Диего-Гарсия – познакомишься с ним.
Лиза, фыркнув, покачала головой и вылезла из салона.
Надо же. Приятель.
Подумать только…
End Notes:
*Highway to Hell, ACDC
Привал by noradyn
- Вам не трудно будет высадить меня вот здесь, у сломанного дерева?
Старик за рулем старенького форда, с которым Лиза проехала последние десять миль, нахмурил седые брови. Машина ехала со скоростью черепахи, но там, где Лиза ее «стопанула» выбирать особо не приходилось. Иногда встречаются такие места, где в силу различных причин поймать попутку бывает крайне сложно. И, не смотря на то, что путешествовать «стопом» по этой стране было порой весьма приятно, здесь такие участки тоже встречались, и, увы, нередко. Это шоссе было как раз одним из них.
- Тут на много миль окрест нет человеческого жилья, - мягко заметил старый водитель, - Ты уверена, девочка? Может, все-таки доедешь со мной до города?
- Нет-нет, спасибо, - Лиза привычно улыбнулась, отрицательно покачав головой. - Я договорилась с… эээ… своими друзьями, что мы встретимся здесь. Они, знаете ли, тоже путешествуют автостопом.
- Почему же ты не с ними?
- У нас… соревнование. Кто первый доберется до контрольной точки.
- И как?
- Ну, раз тут пока никого нет, похоже, сегодня я выиграла пару долларов.
Водитель усмехнулся и, помотав головой, притормозил в указанном месте.
Когда «форд» скрылся в темноте, Лиза свернула с дороги и, миновав полосу деревьев, высаженных вдоль дороги, остановилась на пустыре. Через некоторое время она услышала треск ломаемых сучьев. Свет фар черного джипа прорезал сырую тьму и потух, когда Айронхайд остановился рядом с ней.
- Что-то не видно нашего крылатого приятеля, - заметил он, трансформируясь.
- Да нет, - Лиза задрала голову, присматриваясь к небу. Если приглядеться, можно было увидеть, как на фоне звезд по нему скользит почти невидимая тень, - вон он. И, кажется, уже заметил нас.
Действительно, не прошло и минуты, как сикер, лихо перекинувшись в воздухе, приземлился на пустыре уже на ноги. Лиза заметила, что колено у него до сих пор немного искрит, но, в целом, Старскрим чувствовал себя довольно бодро. Айронхайд, кажется, вообще не знал усталости.
А вот она сама буквально едва стояла на ногах. Вроде бы такое путешествие не должно быть особо утомительным, но Лиза чувствовала себя усталой, как никогда. К тому же по ночам здесь, в предгорьях, было ощутимо холодно, а возможность переночевать под крышей ей предоставлялась не всегда. Компактный летний спальник, который никогда не покидал ее рюкзака, не особо помогал бороться с ночной прохладой, поэтому она почти не высыпалась, до утра ворочаясь, тщетно пытаясь свернуться так, чтобы терять как можно меньше тепла. Своим спутникам, однако, она в этом не признавалась, не дай бог, предложат свои услуги, а она проявит малодушие, и согласится… Но мысль о том, чтобы спать внутри чьего-то тела, была Лизе крайне неприятна.
Однако сегодня ей повезло – у дороги, там, где росли деревья, можно было набрать достаточно сухих веток, чтобы разжечь костер. Если постараться, тепла тлеющих углей может хватить до утра.
Ее спутники никак не участвовали в установке, с позволения сказать, лагеря (собственно, никто их об этом и не просил), расположившись как можно дальше друг от друга. Но, когда маленький костерок бодро впился оранжевыми язычками в наломанные ветки, они как-то незаметно подтянулись к нему.
- Завтра, скорее всего, мы доберемся до Денвера, - произнес Айронхайд, когда Лиза протянула к огню замерзшие руки.
- Что очень кстати, - пробормотал Старскрим, пододвигаясь ближе к огню. Такой костерок вряд ли мог его обогреть, да и Лиза сомневалась, что он в этом нуждается, но все же было забавно наблюдать, как он обычно подсаживается к их компании. Айронхайд мог запросто подойти и сесть рядом, а вот сикер сначала устраивался где-то за пределами дрожащего круга света от живого огня. Вроде как бы он и не с ними. Как будто кто-то мог случайно застукать его в их сомнительном обществе. Ха! – мне это уже начинает надоедать.
- Готов отказаться от приза? – иронично поинтересовался Айронхайд.
- Да чтоб мне заржаветь, - фыркнул сикер. – Не дождешься.
- Собственно, это мы поняли, - сказала Лиза, имея в виду как сроки их прибытия, так и точку зрения десептикона. – Если сравнивать с моими обычными поездками, мы, можно сказать, поставили рекорд.
Сикер рассмеялся.
- Если о моем участии в этом сомнительном достижении кто-нибудь узнает, мне со стыда придется разбиться о какой-нибудь астероид.
- Можешь приступать, - беззлобно пошутил Айронхайд. – Но если серьезно, мы так и не решили, как будем действовать, когда доберемся до цели. Нам нужен какой-то план.
- С планом может каждый, - сказал Старскрим. – Лично я не вижу тут ничего сложного. Человек зайдет в норку, заберет, что нужно, и мы быстренько двинем обратно.
- Айронхайд прав, - заметила Лиза. – Все не так легко. Если квартира Мэтта все еще опечатана, как он говорит, так просто я туда зайти не смогу.
- И было бы крайне нежелательно привлекать лишнее внимание, - кивнул автобот. – Особенно Лизе.
- Думаешь, они могли установить слежку? – бесцветным голосом спросил Старскрим, но его глаза в этот момент как-то странно сверкнули, и дело было отнюдь не в отсветах пламени.
- Могли, - ответил Айронхайд.
- Кто – они? – спросила Лиза.
- Ваши разведчики, - пояснил автобот. – Учитывая все эти фокусы десептиконов с файлами и тот цирк, который Старскрим устроил в Фениксе, они должны сейчас искать тебя. Это было бы логично.
- Но вряд ли они будут искать меня в Денвере, - она покачала головой.
- Это не исключено. Что не исключено – то вероятно. Особенно, если они действительно ничего не нашли в его квартире…
Лиза вздохнула.
- Я не думаю, что сейчас разумно строить какие-то планы. У нас слишком мало… эээ… разведданных.
- Точно, - Айронхайд поднял глаза на десептикона, - что странно, так как с нами уже который день болтается один выдающийся сикер.
- Я вам не Френзи, - агрессивно ответил Старскрим, снова сверкнув глазами, - или ты думаешь, что я могу просто так, не вызвав подозрений, приземлиться посреди человеческого города, чтобы заглянуть в окошко?
- Ну да. Ты абсолютно бесполезен, - Айронхайд будто бы вздохнул, но истребитель только отмахнулся от него.
- Уж кто бы говорил.
- Хватит, - почти автоматически выговорила Лиза, ибо разговор начал скатываться в привычную колею, которая до сих пор только чудом не привела к очередной потасовке. На этот раз все закончилось обменом многозначительными взглядами и несколькими, предположительно, неприличными жестами. – Вы оба у меня уже в печенках сидите. Если хотите сделать что-то полезное, принесите еще сухих палок. Если нет – то я не хочу слушать, как вы выясняете отношения. Это несколько угнетает.
- Меня угнетает он, - Айронхайд мрачно посмотрел на сикера. – Сил уже нет видеть эту рожу.
- Дрова вон там, - Старскрим, не отрывая оптики от огня, указал на жиденькую лесополосу у дороги. – Можешь представить эту мерзкую рожу, когда будешь сражаться с елками, я не против.
- Это тополя, - угрюмо поправила Лиза. – Выбирай посуше, они и так плохо горят.
Айронхайд проворчал что-то неразборчивое, отодвигаясь от сикера подальше, как будто боясь с искушением помять непосредственно «рожу» а не ее воображаемую проекцию. Но, посидев так некоторое время, все-таки поднялся, и, негромко ругаясь себе под нос, скрылся в темноте. Для Лизы и Старскрима это стало полной неожиданностью – вообще-то автобот, как выяснилось, был не менее упрям, чем сикер, и командовать собой не позволял.
- Ты его разозлил, - сказала Лиза.
- Я старался, - истребитель склонил голову в ироничном полупоклоне.
- Неужели так трудно потерпеть друг друга? - устало спросила Лиза. Со стороны лесополосы донесся громкий треск и довольно разборчивое «запихнуть бы это тебе в турбину».
- Ты не представляешь, как, - нагло ухмыльнулся сикер. – Знаешь, сколько лет мы уже воюем? Твои предки еще только учились добывать огонь, а мы уже были заклятыми врагами. Так что, боюсь, твои пацифистские лозунги не пройдут, червячок.
- Я уже поняла, - отозвалась Лиза. – Но… я не буду собой, если не попытаюсь.
Сикер только кивнул в ответ, загадочно оскалившись.
А Лиза вдруг вспомнила, о чем тогда, в Портленде, ей твердил Мэтт. Он говорил о мире. О мире во всем мире. Здесь, в Штатах, этот лозунг имеет довольно странный смысл, но все-таки – имеет. И Мэтт, похоже, искренне в него верил. Лиза, пожалуй, тоже, хотя она теперь понимала, что Мэтт в отношении мира и войны был осведомлен гораздо больше нее. Но тут дело было не в жизненном опыте, а в характере. Быть может, поэтому он и решил выбрать ее в качестве посредника?..
Неожиданный, резкий звук заставил ее вздрогнуть и вскочить на ноги. Даже Старскрим насторожился, машинально прицелившись в сторону дороги, откуда раздался оглушительный треск, словно кто-то разорвал саму ткань мироздания. Вроде бы этот звук сопровождался громким нецензурным возгласом, но Лиза не была уверена, что это ей не почудилось. Звук неожиданно, как и возник, оборвался мертвой тишиной (вся ночная живность после этого замолчала как минимум до утра), которая настораживала больше, чем грохот выстрелов и свист путь над головой....
- Он… провалился? – с надеждой предположил Старскрим.
- Вряд ли. Там, кажется, некуда.
Замерев, оба вглядывались в темноту. Лиза на всякий случай подобрала из костра обожженную головешку, хотя и понимала, что то, что могло причинить вред Айронхайду, вряд ли испугается такого оружия.
Автобот появился неожиданно и как-то подозрительно-бесшумно. Только что перед глазами была непроглядная темнота безлунной ночи, а в следующий миг из нее вдруг выпало дерево. Здоровенный сухой тополь взмахнул выбеленными солнцем ветками и рухнул прямо в костер, подняв целый фонтан искр. Лиза, удивленно вскрикнув, прикрыла глаза рукой, но недовольный вопль с той стороны, где сидел сикер, подсказал, что большая часть фейерверка досталась ему. Сухие ветки почти моментально вспыхнули, и веселое, безумное пламя озарило ночь яркими всполохами, выхватив из нее фигуру Айронхайда. Кажется, тот веселился от души, наблюдая, как его давний враг отчаянно и неуклюже отползает от огня, неожиданно вспыхнувшего прямо у его ног. Лиза и сама не сдержала улыбки, учитывая размеры Старскрима, это действительно было забавно.
- Спасибо, полегчало, - громко заявил Айронхайд, выступая вперед.
- Ты… старый… кретин, - прошипел сикер, наконец, догадавшись вскочить на ноги. Ни искры, ни огонь не причинили ему вреда, но, тем не менее, он выглядел крайне недовольным. – Я сейчас…
- Спокойно, Скример, - вполне дружелюбно произнес Айронхайд, безбоязненно подходя к сикеру. Тот зашипел, пятясь от автобота, как упырь от распятья, - это всего лишь тополь.
- Чтоб этот тополь через твой бампер пророс, - выругался Старскрим, с видимым усилием возвращая себе самообладание. – Мало того, что я торчу тут с вами в этой дыре, по уши в грязи, в этом треклятом шлаке, который тут по ошибке называют атмосферой…
- Успокойся, - перебил его Айронхайд, как ни в чем не бывало, присаживаясь у костра. – Вы просили дров? Получите.
- Что на тебя нашло? – поинтересовалась Лиза, невольно вступаясь за Старскрима. – Это… вообще-то, если кто-то нас за этим застукает, у нас будут неприятности.
- Вряд ли, - возразил Айронхайд. Пламя, жадно пожрав мелкие сухие ветки, поутихло, перекинувшись на тонкий у верхушки комель. Сквозь искрящуюся сеть обожженных веток фигура автобота выглядела размытой и почти сливалась с темнотой, только голубая оптика была четко видна, как два каких-то неправильных уголька. – Когда кто-нибудь заметит это, мы будем уже далеко. Тут на много миль вокруг никого нет.
- Вот видишь, - Старскрим обратился к Лизе, тоже присаживаясь – подальше от автобота, - какое трепетное отношение к природе… Только не проси его принести еще и воды – тогда он вообще устроит вам экологическую катастрофу.
- Дерево было сухое, - спокойно сказал Айронхайд. – Я просто хотел помочь.
- Подлизываешься, - заключил истребитель.
- Не ты один это умеешь, - не стал спорить Айронхайд. Он наклонился, извлекая откуда-то из-под брони (Лиза не успела разглядеть, откуда именно) канистру. Она бы сказала, что это очень большая канистра, но в руках автобота она казалась не больше фляжки. Сикер, тоже заметив это, помотал головой, презрительно отфыркиваясь.
- Что это? – спросила Лиза.
- Солярка, - ответил Айронхайд, отворачивая крышку канистры.
- Спер на заправке? – Старскрим сощурился, внимательно наблюдая, как Айронхайд принюхивается к содержимому. Да, как бы странно это ни выглядело – автобот точь-в-точь как человек, собравшийся выпить чего-то крепкого, сначала понюхал солярку, а потом, поднеся канистру ко рту, сделал глоток, после которого поморщился.
- Вроде того, - сдавленно ответил Айронхайд, и протянул канистру сикеру. – Не хочешь?..
- Чтобы мне потом пришлось менять топливопровод? – спросил Старскрим, но канистру все-таки забрал.
- Тебе и так много чего придется менять. Начиная с процессора.
- Если ты не заткнешься, я вырву тебе то, что вообще нельзя будет заменить, - пообещал Старскрим, тоже принюхиваясь к канистре, но с бОльшим подозрением. Тем не менее, после некоторых колебаний он все-таки сделал пару глотков, высоко задрав голову. Не закашлялся, только приглушенно фыркнул, помотав головой, и, видимо, на автомате протянул канистру Лизе.
- Н-нет, спасибо, - она отшатнулась, морщась из-за редкого запаха, ударившего в нос. Может, некоторые люди и обожают такие ароматы, но Лиза вряд ли относилась к их числу, - я завязала с дизельным топливом.
- Как хочешь, - Старскрим потряс канистру, и, немного подумав, сделал еще один глоток.
- Тебе вообще-то завтра в небо, - заметил автобот, едва ли не силой вырывая у него ценный сосуд.
- Ничего, к утру выветрится, - хихикнул Старскрим, - перед боем полезно.
- Лучше бы нам не во что не ввязываться, - Айронхайд, сделав еще глоток, поежился. – Праймус, жесткая штука…
- А чего ты хотел от топлива из перегнившей органики? – Старскрим снова забрал у него канистру, - сколько его не перегоняй, все равно получается мерзость.
- Жаль, у нас нет с собой пары бочек энергона, - покачал головой автобот.
- Высокозаряженного, - подтвердил Старскрим, отпивая из канистры.
- Бррр… этой перегруженной присадками бормотухи?
- Этой благородной композиции из специально подобранных и тщательно очищенных компонентов, - с некоторым пафосом поправил Старскрим. – Кстати, насчет энергона… Как у тебя с уровнем топлива?
- Не надейся, - хмыкнул автобот, - ты скорее шлепнешься, чем я заглохну.
- Я просто спросил. Сейчас, согласись, как раз самое время, чтобы… проверить наши ресурсы. Было бы обидно, если бы у кого-то из нас в самый ответственный момент случилась маленькая неприятность, не так ли?
- Ты ведь неспроста об этом спрашиваешь, верно? – Айронхайд нахмурился, принимая у сикера фляжку с остатками содержимого, - ты пуст? Или близок к тому?
- Нет, - резко ответил сикер, злобно сверкнув глазами. – а ты?
- Нет.
Айронхайд опустошил канистру и, смяв ее в кулаке, бросил в огонь. На миг пламя вспыхнуло ярче, выплюнув в ночное небо алый протуберанец, но тут же утихло. Верхушка тополя уже прогорела и переломилась, стоило только слегка на нее надавить.
- Ладно, - немного подумав, произнес Айронхайд. – У меня осталось тридцать три процента.
Старскрим удивленно хмыкнул.
- Я думал, больше. Где ты успел столько сжечь?
- Скример. Не уходи от темы.
- Двадцать пять, - нехотя ответил истребитель.
- Не густо.
- Заткнись.
- Могло быть и хуже, - после некоторой паузы произнес Айронхайд.
- Ой, вот только не надо этого, хорошо? – Ворчливо пробормотал Старскрим. – Я ведь тебе не приятель, не забыл?
Айронхайд пожал плечами.
- Я думал, что, раз уж так получилось, и мы работаем вместе, мы могли бы проявить… немного больше уважения друг к другу, - сказал он. – Верно, человечек?
Но ответа не последовало. Айронхайд вытянул шею, пытаясь разглядеть спутницу из-за громоздкого костра, но не увидел ничего, кроме темноты.
- Человечек?.. Лиза?
- Тише, - вполголоса произнес сикер, указывая пальцем на землю рядом с собой. – Она здесь. В подзарядке. Давно и безнадежно.
Айронхайд понимающе кивнул, возвращаясь на место.
Их спутница, видимо, так устала, что даже не заметила, как заснула. Сидя на куче наломанных веток, она свернулась в комочек, привалившись плечом к бедру сикера.
У цели by noradyn
Раннее утро разворачивало карминное знамя зари над крышами многоэтажных домов. Утренний сумрак бежал от первых солнечных лучей, прячась по тёмным закоулкам, под козырьками и навесами, под кронами аккуратно подстриженных деревьев. Вместе со светом город наполнялся и звуками – первыми аккордами суетной повседневной симфонии, с каждой минутой набирающей темп и громкость в стремительном крещендо.
Лиза, воровато оглянувшись, свернула с широкой улицы в тесный и темный тупик между булочной и магазином спортивной одежды, и сразу будто оказалась в другом измерении. Работники городской службы, еще до рассвета надраившие аккуратный город едва ли не до блеска, чуть ли не годами не заглядывали сюда. В переулке воняло тухлыми картофельными очистками, крысами и кислым творогом, влажный, облупившийся асфальт усеивали бумажки и какие-то объедки, вывалившиеся из мусорных баков, которые, наверное, не вывозили уже несколько дней. Между баками, выстроившимися вдоль узкого тупика безмолвными стражами, брезгливо съежившись, сидел Айронхайд. У его ног, тоже словно съежившись, стоял Лизин рюкзак, как нельзя лучше вписывающийся в обстановку. Пыльный, потертый, даже порванный в нескольких местах, подкладка на спине потемнела, пропитавшись потом – как будто его только что вытащили из мусорного контейнера.
- Что-то ты долго, - проворчал автобот вместо приветствия.
- Ну, извини. Автобусы еще не ходят. - Лиза вздохнула, и, стянув с головы купленную накануне в каком-то занюханном ларьке бейсболку, устало потерла лицо, - смог что-нибудь узнать?
Автобот кивнул.
- Судя по показаниям сканера, планировка дома стандартная. Квартира Мэтта на четвертом этаже, окна выходят на северную сторону. Но там, в переулке, торчит какая-то подозрительная машина – вероятно, за домом все-таки следят. Снаружи не пробраться. Нам там тоже негде укрыться, так что придется ждать тебя у парадного входа. Но вряд ли я смогу помочь, если что-то пойдет не так. Теперь ты.
- На первом этаже консьерж, но швейцара, или охранника нет, - сказала Лиза. – И мне повезло – я нашла в справочнике телефон консьержа. Он сказал, что эта квартира не сдается и не продается, как он сказал «по техническим причинам».
- Значит, все еще опечатана, - заключил автобот. – Ты уверена, что тебя не раскрыли?
- Уверена. Я позвонила еще вечером, из телефона-автомата. Не думаю, что мои звонок мог вызвать какие-то подозрения… а что у Старскрима?
- Когда мы разминулись, он говорил, что в ближайших трех кварталах спокойно. Кроме того «форда» который я обнаружил, никаких странных автомобилей, фургонов или людей.
- Где он сейчас? – спросила Лиза, машинально задирая голову, но в утреннем небе, конечно же, было чисто. И в прямом, и в переносном смысле. День обещал быть ясным.
- Где-то в пригороде, ждет сигнала. Над Денвером днем ему лучше не летать, особенно, если он не может укрыться в облаках.
- Понятно. Связь работает?
Айронхайд запустил руку под один из сегментов грудной брони и продемонстрировал Лизе ее собственный мобильник. В его пальцах он казался крошечным, как кукольный телефончик.
- Условно – работает. Но я могу только принимать вызовы от него.
- Ну, хоть что-то… - сказала Лиза.
- Кстати, о связи, - Айронхайд достал снова запустил руку в свой «потайной карман» и выудил оттуда какой-то предмет, осторожно держа его двумя пальцами, - мы не можем установить прямой канал между всеми… участниками операции, но через эту штуку ты сможешь связаться со мной.
Он протянул предмет ей. Это оказалась рация – громоздкая, довольно потрепанная, но, похоже, рабочая. Лиза подняла голову, и Айронхайд продемонстрировал ей ее копию.
- Они были у тебя все время? – спросила она.
- Леннокс как-то забыл их у меня в салоне, - ухмыльнулся Айронхайд. – У них не очень большой радиус действия, но есть возможность связи через зашифрованный канал. Они уже настроены.
- Хорошо, - Лиза открепила от трубки гарнитуру, и, вставив ее в ухо, включила рацию.
- Лучше пока не надо, - посоветовал Айронхайд, - аккумулятора надолго не хватит.
Она кивнула, выключила «трубку» и прикрепила ее к поясу, спрятав под рубашкой, а наушник замаскировала волосами, поверх надев бейсболку. Автобот, критически оглядев ее, одобрительно качнул головой.
- Отлично.
- Ну, тогда мы можем начинать? – Лиза нетерпеливо переступила с ноги на ногу. Чем быстрее они начнут – тем быстрее она станет свободна!
- Но мы все еще не знаем, как проникнуть в квартиру Мэтта.
- О, не беспокойся, - она потерла ладошки, коварно улыбаясь. - У меня есть одна идея.

День действительно выдался ясным и теплым, даже жарким. Кажется, жители Денвера решили, что в такую погоду грешно сидеть дома или задыхаться в офисе – улицы были переполнены, несмотря на будний день. Впрочем, такое столпотворение, возможно, не было для города чем-то необычным – вчера вечером, только прибыв к пункту назначения, Лиза не успела это оценить.
У крыльца стояло двое жильцов, мужчина и женщина средних лет. Мужчина был в строгом костюме, а женщина – в модном коротком платьице отвратительно-желтого цвета. Лиза, проходя мимо, приветливо улыбнулась, касаясь козырька бейсболки. Женщина смерила ее презрительным взглядом, посторонившись, но мужчина улыбнулся в ответ, галантно приоткрыв дверь.
В холле было темно и прохладно, работал кондиционер. Лиза незаметным, небрежным движением включила рацию, и, сделав вид, что поправляет волосы – гарнитуру, после чего поудобнее перехватила коробку из-под пиццы, и нацепила самую лучезарную из идиотских улыбок, на которую только была способна.
- Проверка связи, - сквозь зубы процедила она. – Айронхайд, меня слышно?
- Все в порядке. Ты внутри?
- Так точно. Все идет хорошо.
- Это пока, - «успокоил» ее автобот. – Не стой там, те двое на тебя смотрят.
Лиза кивнула (хотя этого Айронхайд слышать не мог) и уверенным шагом направилась к стойке, за которой, словно какой-то генерал на трибуне на параде, возвышалась гордая фигура престарелой консьержки. Она настолько подходила к местному интерьеру – такая же аккуратная, чинная, строгая – что у Лизы появилась мысль, будто ее подбирал тот же дизайнер, что и оформлял холл. Единственным предметом, бросающимся в глаза из-за своего несоответствия обстановке, была аляповатая глиняная фигурка в виде ядовито-оранжевого котенка, прижимающего лапой лиловый клубок – она стояла на столике за спиной консьержки.
- Я в двадцать третью, - с ходу сказала она, продолжая растягивать губы в улыбке под подозрительным взглядом старой женщины. Та лишь сильнее нахмурилась, и ее рука сама легла на телефонную трубку, но как раз в этот момент телефон зазвонил сам, спасая Лизу от разоблачения.
- Да? – чинно вопросила консьержка, не сводя с Лизы строгих глаз.
Лиза не могла разобрать слов, которые произносил донесшийся из динамика знакомый дребезжащий голос, но, судя по вытянувшемуся лицу консьержки, Старскрим сообщил ей нечто достаточно правдоподобное, чтобы она не бросила трубку немедленно, и в меру ужасное – как раз для того, чтобы заставить ее лицо побледнеть.
- Хорошо. Я сейчас. – Сказала она в трубку, после чего положила ее на рычаг с таким выражением лица, какое могло быть у сапера, перерезавшего нужный провод за секунду до того, как таймер показал четыре нуля. Потом она снова подняла взгляд на Лизу. В ее глазах читалась растерянность.
- Остынет, - виновато улыбаясь, пожала плечами она и потрясла коробку из-под пиццы, которую, к слову, вытащила из мусорного бака в том же самом переулке, чтобы заполучить настоящее «прикрытие», времени не было.
- Хорошо, - отмахнулась консьержка. – Второй этаж, направо по коридору.
Лиза кивнула в знак благодарности и торопливо направилась к лифту. Она услышала, как за ее спиной старая женщина судорожно набирает телефонный номер, и почти тут же просит какого-то Тони срочно подняться на пятый этаж.
Завернув за угол, Лиза остановилась, прижавшись спиной к стене, и снова прислушалась – консьержка, раздраженно велев Тони поторапливаться, бросила трубку и направилась к лифтовому холлу. Лиза, не теряя времени, спряталась за дверью на лестнице, и тут же избавилась от пустой коробки, аккуратно поставив ее у стены на ребро.
Консьержка зашла в открывшийся лифт.
- Объект покинул пост, - доложила Лиза, осторожно выглядывая в мутное стеклянное окошко – она успела увидеть, как двери лифта закрываются.
- Тогда не теряй времени, - заскрипел в наушнике голос Айронхайда. – Не думаю, что она оценит розыгрыш, когда явится туда.
- А что он сказал? – полюбопытствовала Лиза, высовывая голову из-за двери, чтобы оглядеться – сейчас случайные свидетели были бы очень некстати.
- Человечек, нет времени, - ответил Айронхайд.
- Ну почему же, - голос истребителя вклинился в разговор вместе с шипением помех, чем-то похожим на сухой кашель. А, нет – просто это Старскрим тихонько посмеивался. – Я сказал, что на пятом этаже в коридоре лежит дохлая крыса.
Лиза невольно улыбнулась. Она уже успела добраться до стойки.
- Ч-что ты делаешь на этой частоте? – взревел Айронхад. – Это наш закрытый канал!
- Ой, да ладно? Правда, что ли, закрытый? - ответил Старскрим, - А что же не зашифрован?.. Или те два простеньких алгоритма вы называете «шифрованием»?
Айронхайд что-то пробормотал в ответ, но Лиза слов не разобрала.
- Сколько у нас времени? – спросила она. Перелезть через стойку было не трудно, и, едва спрыгнув на пол, она пригнулась – будет очень плохо, если кто-то, появившись здесь, вдруг заметит ее на месте консьержки.
- Минуты три, - ответил автобот. – И отсчет уже пошел!
Лиза, приказав себе успокоиться, открыла шкафчик с ключами. В первые секунды ее охватила паника, ключей было так много, казалось, не меньше сотни! Некоторые крючки пустовали. Как, черт подери, в этом во всем разобраться?! Лиза пробежала глазами по табличкам, пытаясь выхватить нужный номер, но потом поняла, что проще успокоиться и считать по порядку. Так, вот, сороковые номера… сорок пятый, сорок шестой, сорок седьмой… сорок восьмой, «Мэтт Ирвинг»!
Пуст.
Лиза мысленно выругалась. Часы в голове продолжали свой неумолимый отсчет. Сколько времени у нее осталось? Две минуты? Полторы?
Она оглядела стол под ящиком и стойку, отчаянно поворошила бумаги.
- Нашла? – зашипел Айронхайд в рацию.
- Его там нет! – прошептала Лиза, дергая за ручку выдвижной ящик тумбочки. Внутри оказалась жуткого вида детская вязаная шапочка, распяленная на спицах, и несколько клубков с нитками. Лиза пошарила под ними ладонью, но там, конечно же, ключа не было. Неужели эта ведьма носит его с собой?! Или его забрали копы?
- Ищи внимательнее!
- Где? – взвыла Лиза, дергая следующий ящик. Какие-то документы в больших разноцветных конвертах с печатями и пометками простым карандашом. – Есть какие-нибудь соображения относительно того, где эта супер-аккуратная тетка может хранить ключ от квартиры мертвеца?
Наушник гарнитуры многозначительно промолчал.
- А это, кстати, была твоя идея, - напомнил сикер, нарушая неловкую радио-тишину.
- Заткнись, Старскрим, - приказал Айронхайд.
Следующий ящик. Последний. Набор отверток, пухлый ежедневник с потрепанной обложкой и жестяная коробка из-под датского печенья, на крышке полоска красного скотча, на котором черном маркере надпись печатными буквами:
«Найденные вещи».

Лиза открыла коробку. Какой-то хлам – выглаженный носовой платок с монограммой, пудреница, игрушечная мультяшная машинка и новенькая бензиновая зажигалка. Лиза в сердцах задвинула ящик так, что тумбочка покачнулась. Она снова осмотрела стойку, подняла учетный журнал, даже потрясла его, словно ожидая, что ключ выпадет из-под страниц. Но выпала только автоматическая ручка…
Лиза была уже близка к отчаянию. Времени почти не оставалось, вот-вот звякнет лифтовый колокольчик, и тогда ей придется уносить ноги. Да даже если она и найдет ключ, но не успеет добраться до лестницы, пока не вернется консьержка (а она почти наверняка уже не успеет), на этаж Мэтта ей не попасть. Она обернулась к шкафчику, пробежалась глазами по столу, снова ощупала разложенные там бумаги – журналы, стопку бесплатных газет, объявления о доставке пиццы и прочей макулатуры, и даже подняла фигурку рыжего котенка, как будто кому-то могло придти в голову спрятать ключ под ней.
Но, как ни странно, он там был.
Фигурка оказалась полой, а под ней – пластиковый контейнер без крышки, в котором лежало несколько ключей с местными брелоками. Лиза была настолько удивлена этой неожиданной находкой, что на несколько драгоценных секунд так и застыла с кислотным котом в одной руке.
- Нашла! – шепнула она.
Ключи от квартиры Мэтта лежали сверху. Лиза выхватила их, и, хохотнув, подкинула вверх, ловко поймав на лету.
В этот момент из лифтового холла послышался мелодичный звон колокольчика.
Выругавшись, Лиза сжала ключи в кулаке, кое-как накрыла контейнер статуэткой и, окрыленная подскочившим уровнем адреналина, одним махом перелетела через стойку.
Когда консьержка, слегка растрепанная и сильно раздраженная, вернулась в фойе, Лиза, как ни в чем не бывало, стояла у стойки. В ушах глухо стучало.
- Молодец. Только уже поздно, - прокомментировал Айронхайд.
Консьержка неумолимо надвигалась на нее. Лиза получила еще один раздраженно-презрительный взгляд, но сделала вид, что не поняла намека. Нет, теперь отступать поздно. Надо под любым предлогом пройти мимо этого Цербера. Не ждать же, в самом деле, когда ее смена закончится!
- Доставили вовремя? – холодно поинтересовалась женщина. Прозвучало это примерно как «какого черта ты все еще тут торчишь»?
- Да, благодарю, - улыбнулась Лиза.
- Вы вроде бы не пользовались лифтом, - выцветшие голубые глаза сощурились, и Лиза невольно попятилась – этот взгляд, казалось, мог видеть ее насквозь.
- Она вызовет полицию, - предупредил Айронхайд.
- Я поднялась по лестнице, мэм, - ответила Лиза. – Так гораздо быстрее.
Консьержка неопределенно хмыкнула, поджав тонкие губы.
- Что-то еще? – спросила она. От ее голоса прямо-таки веяло арктическим холодом.
Лица прикусила губу. Было бы очень кстати, если бы телефон сейчас снова зазвонил! Но, увы, передать по радиосвязи свои мысли она не могла.
- Мисс?..
- Извините, - выдохнула Лиза. Единственная идея, которая пришла ей в голову. Не самая лучшая, надо сказать… - а… эмм… А нельзя ли воспользоваться вашим туалетом?
Женщина удавлено вскинула тонко выщипанные брови. Рация озадаченно промолчала, хотя вроде бы только что Айронхайд что-то бубнил на счет «резервного плана»…
- Пожалуйста, - жалобно пискнула Лиза, для убедительности переступив с ноги на ногу. – Целый день за рулем, уже третий заказ терплю.
- О, Праймас, - пробормотал Старскрим.
Лиза твердо решила, что, когда это закончится, она отыщет у этого гада выхлопную трубу или любой ее аналог, и запихнет туда самую большую картофелину, которую только можно купить в ближайшем супермаркете. Хотя, возможно, у реактивных истребителей не бывает выхлопных труб, но Лиза никогда не жаловалась на скудное воображение – дырка для картофелины найдется всегда…
Айронхайд же тактично промолчал, но Лиза почти что слышала, _что_ он по этому поводу думает.
- Ну, ладно, - вздохнула консьержка, чуть ссутулившись и будто бы даже подобрев. Она достала из кармана форменного пиджака крохотный ключик и протянула Лизе. – Только быстро. В холле, дверь рядом с кладовкой.
- Спасибо, мэм!
- Быстро, - напомнила консьержка тоном военного инструктора, оттопырив узловатый указательный палец.
- Вы даже не заметите, как я уйду, - искренне пообещала Лиза.

Для убедительности Лиза все-таки подошла к указанной двери, отперла ее полученным ключом и захлопнула – не слишком громко, но из холла должно было быть слышно. Оставив ключ в замке, Лиза нырнула за оставленную приоткрытой дверь на лестницу и тут же понеслась наверх, быстро и бесшумно взлетев на два пролета. На площадке второго этажа она остановилась, прислушиваясь, но внизу, в холле, все еще было пусто.
- Ты на месте? – поинтересовался Айронхайд.
- Почти, - шепнула Лиза. Немного отдышавшись, она не торопясь продолжила подъем.
- Твой маневр ненадолго ее отвлечет. Постарайся не слишком долго копаться. Как только найдешь то, что нужно – выходи через черный ход, я буду ждать тебя там.
Четвертый этаж. Лиза осторожно отворила дверь, чтобы та не скрипнула (хотя подозревать местные петли в отсутствии смазки у нее не было причин), и скользнула в коридор, пустой и тихий.
На полу лежал темно-зеленый коврик-дорожка, протянувшийся от глухой стены в одном конце коридора, до столика с журналами на другом. Над столиком, как портал в высшие миры, сиял квадрат окна, занавешенного тонкой белой тканью. По левую руку тянулся унылый ряд дверей, по правую – вереница модных фотографий в одинаковых белых рамках. Какие-то натюрморты и пейзажи, наверняка купленные в фотобанках, а то и вовсе в Хоум-Депот*. Только одна дверь выбивалась из этого аккуратного однообразия. Квартира номер сорок восемь.
Не надо было даже читать табличку, чтобы понять, что это нужная дверь – поперек нее крест-накрест были растянуты черно-желтые полицейские ленты. Словно ее перечеркнули, исключили из жизни дома, как если бы именно она была повинна в гибели жильца.
Лиза остановилась напротив двери, и, достав из кармана перочинный нож, вытащила лезвие и аккуратно сковырнула пломбы – когда она закончит, их можно будет как-нибудь прилепить на место. Хотя, наверное, это уже и не важно.
Лиза достала ключи Мэтта, вставила их в замок, но ключ совершил оборот вхолостую, без щелчка. Лиза удивленно обхватила ручку, повернула ее, и… нервно рассмеялась в голос.
Дверь была не заперта.

В просторной квартире Мэтта царил идеальный порядок, несмотря на то, что полиция и ЦРУ, наверное, провели тут не один обыск. Тем не менее, Лиза почти сразу ощутила странное, знакомое чувство, которое не описать словами - оно бывает, когда заходишь в комнату, в которой долгое время никто не жил. Дело тут не в слое пыли на столе или завядших цветах на подоконнике. Трудно сказать, что именно вызывает это чувство. Его ощущаешь как будто всей кожей, одновременно и видишь, и слышишь, и чуешь.
- Я у цели, - доложила она.
Лиза вытащила из кармана пару латексных перчаток, с утра купленных в дежурной аптеке, и, надев их на руки, прикрыла за собой дверь, заперев ее на всякий случай.
Осмотр небольшого коридорчика не занял много времени. На всякий случай Лиза вывернула карманы всех курток, висевших на вешалке, после чего проверила стопку газет на столике для ключей. На зеркале было прилеплено несколько стикеров с телефонами или короткими заметками, вроде «Не заб. позвонить Б. в чт.» или «Р.Д., сб., 17-30». Они, конечно же, ничем Лизе не помогли. Закончив обыск проверкой ящичка в столе, она перешла в гостиную.
Ей сразу показалось, что что-то здесь не так, едва она переступила небольшой порожек, отделявший застеленный серым линолеумом пол коридора от пола гостиной, укрытого мягким белым ковром. Лиза быстро огляделась, инстинктивно отступив назад. Окно закрыто, слой пыли на журнальном столике вроде бы ровный, значит, там ничего не двигали с последнего обыска. Но все же…
- Ты там не спишь? – поинтересовался Старскрим.
- Я… кажется, у нас проблемы, - быстро проговорила Лиза.
Она, наконец, поняла, в чем дело.
Запах.
Затхлый воздух давно не проветриваемой комнаты пах одеколоном. В закрытом помещении запахи обычно чувствуются сильнее, но вряд ли эти тонкие нотки амбры остались тут после визита какого-нибудь лощенного детектива. Этой треклятой амброй тут воняло так, что едва не щипало глаза – Лиза даже удивилась, как это она не учуяла ее еще из коридора.
Сердце, словно сорвавшись с цепи, глухо застучало. Лиза, не оборачиваясь, шагнула назад, словно ожидая, что опередивший ее визитер вот-вот выпрыгнет из-за дивана, но он оказался хитрее. Какая-то штуковина, твердая и холодная даже через рубашку, грубо ткнулась ей между лопаток, и Лиза замерла, кажется, перестав дышать. Что-то коснулось ее талии, освобождая ее от оттягивающей ремень рации, а в следующий миг чья-то тяжелая рука легла на ее плечо.
- Доброе утро, мисс Борко, - очень вежливо поприветствовал ее низкий, но, в целом, приятный голос. – Я ждал вашего визита.
End Notes:
*американский аналог Икеи
Конец игре by noradyn
Лиза не чувствовала своего тела. Ее сознание, казалось, сейчас находится в другой вселенной, там, где спокойно и безопасно, где в спину не утыкается холодное дуло, и где смутно-знакомый, почти ласковый голос не просит ее поднять руки и медленно повернуться.
Это было невозможно. Ее ждали? Но как? Неужели этот тип, пахнущий амброй, круглые сутки дежурил здесь, ожидая? Или просто они где-то прокололись? Или… ее предали?..
Тело, словно отделенное от разума, покорно повиновалось приказу. Пока Лиза тупо разглядывала электрический камин у стены перед собой, оно послушно подняло руки, и плавно завело их за голову, без какого-либо участия сознания в этом процессе.
- Теперь повернись, - повторил голос, но прежде, чем Лиза отреагировала, на ее левом запястье защелкнулся браслет наручников. Она вздрогнула - сталь, казалось, была ледяная.
Она неуклюже обернулась – медленно, как он и просил.
Позади нее стоял высокий, подтянутый мужчина в простом, но по виду очень дорогом черном костюме. Идеально выглаженная, словно отлитая из мрамора, рубашка, сияла белизной первого снега, а на ее фоне зловеще мерцал кроваво-красный галстук в бордовую полосочку, пересеченный серебристым штрихом зажима. Лиза робко подняла глаза, заглядывая в лицо таинственного незнакомца.
Нельзя было сказать, был ли он стар или молод – кожа выглядела свежей, но в уголках рта и между бровями уже залегли заметные морщины. Лицо было приятным, даже красивым, только вот колкие ярко-синие глаза, недобро глядящие прямо в душу из-под черных, словно подкрашенных бровей, придавали ему какое-то на редкость неприятное выражение. На гладко выбритом подбородке светлел широкий застарелый шрам.
Лиза, как ни странно, сразу поняла, кто он такой. Она даже узнала этот голос – это он говорил с Мэттом на той записи. Но как, черт подери, он оказался здесь?..
- С вашего позволения, - ухмыльнулся агент, и, покрутив в свободной руке рацию демонстративно щелкнул переключателем. Рация, умоляющая Лизу ответить голосами Айронхайда и Старскрима, трагически кашлянула, и, коротко шикнув, умолкла. Агент вытащил гарнитуру из Лизиного уха - и она немедленно последовала за рацией, скрывшись за полой его пиджака. – Я вас провожу. Нас уже ждут.
Больше он не сказал ни слова.

Когда они вернулись в коридор, все такой же сонный и пустой, обманчиво-ленивая походка агента бесследно исчезла. Подгоняя свою пленницу ненавязчивыми тычками под ребро дулом пистолета, он завел ее в лифт, но нажал не на нулевой этаж, а на последний, шестой.
Вытолкнув Лизу из лифта, он чуть ли не бегом погнал ее к лестнице, заставив подняться еще на половину пролета, к приоткрытой двери, обведенной неровной рамкой солнечного сияния. Он немного слукавил, когда сказал, что их ждут – когда они вышли на плоскую крышу, вертолет только заходил на посадку.
Едва машина приземлилась, из ее черного брюха вывалились еще двое агентов – в таких же аккуратных, черных, как душа грешника, костюмах, и, взяв Лизу под руки, затолкали ее внутрь. Ее провожатый залез в кабину, заняв место рядом с пилотом.
Внутри было темно и душно, глаза, не успевавшие привыкнуть к смене освещения, почти ничего не видели, но ее новые знакомые решили подстраховаться. Почти сразу ей на голову надели плотный черный мешок, нелепо пахнущий стиральным порошком.
- Добро пожаловать на борт, агент Борко, - без труда перекрывая шум лопастей, крикнул ее провожатый. – Надеюсь, вы не возражаете против небольшой инъекции? Нам не хотелось бы, чтобы вы скучали в полете.
Лиза хотела сказать, что очень даже возражает. Что у нее аллергия на пенициллин и новокаин, и вообще, она с детства не переносит уколов. Но прежде, чем она собралась с духом, тонкая игла впилась в ее предплечье – Лиза успела только охнуть, а потом звуки внешнего мира медленно утихли, и она отключилась.

Сознание возвращалось к ней долго и мучительно. Первой явилась головная боль, настойчиво заколотившая в висок. Потом она обрела слух, только звуки были какими-то странными, искаженными, будто их пропустили через неисправный усилитель, выведя его на полную громкость. Тем не менее, они были знакомыми: шелест лопастей вентилятора (она ощущала легкий ветерок, обдувавший затылок), человеческие шаги, скрип ножек стула или стола, который кто-то двигал по голому полу. Потом она открыла глаза.
Все вокруг плыло в сером тумане. Вопреки ожиданиям, в глаза не ударил яркий свет мощной лампы – наоборот, комната, в которой Лиза обнаружила себя, была довольно скудно освещена. Оформлена она была в серых тонах – пол цвета мокрого асфальта, блеклые стены, светлый, но не белый потолок. Сбоку, у стены, стоял неожиданный диван – на вид мягкий и удобный, обитый светло-стальной искусственной кожей. Прямо перед ней стоял черный стол, на котором были разложены ее немногочисленные пожитки – перчатки, связка ключей с тремя брелками, несколько смятых купюр, перочинный нож, горсть мелочи, смятые чеки и трогательно свернутый фантик от шоколадного батончика, который она пару дней назад постеснялась выкинуть на дорогу. Сама она сидела на стуле, на некотором расстоянии от стола. Судя по боли в запястьях, руки были все еще скованы наручниками, и заведены за спину, за спинку стула.
С другой стороны стола сидел уже знакомый брюнет с пронзительными ультрамариновыми глазами. За ним неясной тенью маячила еще одна фигура – лица Лиза не разглядела, только пятно белой рубашки на груди, перерезанное надвое черным, в тон костюму, галстуком.
- С пробуждением, мисс Борко, - приветствовал ее уже знакомый агент.
Лиза подняла голову, напрягая ослабшую шею, и собралась послать его к черту, но, к своему позору, смогла выдать только нечленораздельное мычание.
- Я – специальный агент Джеймс Кирлихен, - продолжил он, - Центральное разведывательное управление США. Это, - он кивнул на своего коллегу, - специальный агент Энтони Хьюстон. Мы были бы очень признательны, если бы вы согласились на добровольное сотрудничество.
Говорил он спокойно и сладко-сладко, словно упрашивая маленького ребенка не тянуть всякую бяку в рот. Лиза замотала головой, пытаясь изгнать этот голос из своей головы, но он звенел в ушах предательским эхом.
Она понимала только одно, что у нее большие неприятности. Теперь – действительно большие. Теперь – действительно большие. Если раньше она была в дерьме по уши, то только что нырнула в него с головой. И до дна этой ямы было еще далеко…
- О… О чем… вы? – проговорила она, совладав с еле ворочающимся языком. Вроде бы получилось более-менее пристойно, но она не была уверена, что ее правильно поняли.
- Для начала назовите свое настоящее имя и звание, - потребовал Кирлихен.
Лиза откинула голову назад. У стула, на котором она сидела, была низкая спинка, и затылок не нашел опоры, но все же так было гораздо лучше – теперь, по крайней мере, кровь не стучала в висках так громко.
- Елизавета Константиновна Борко, - медленно проговорила она, даже не пытаясь добавить к этому американский акцент, смягчающий звучание ее имени для местного населения. – Кандидат биологических наук.
- Это не смешно, - мягко сказал Кирлихен.
- Да, действительно, - по-английски ответила Лиза, глядя в серый потолок.
«Совсем не смешно, черт тебя дери».
Она услышала, как он поднялся со стула и сделал несколько шагов.
- Отпираться бесполезно, - заявил Кирлихен. – Мы все знаем. Твоих инопланетных друзей сейчас ищут – все выезды из Денвера перекрыты, и им не уйти.
Она застонала – не от боли, которая на миг сильнее стиснула виски, но от отчаяния. Кажется, ситуация ухудшается быстрее, чем хотелось бы.
- Вы, наверное, хотите знать, как нам удалось выследить вас? – спросил агент, неспешно расхаживая по комнате. – Признаться, это было непросто после того, как вы избавились от маяка. Умный ход, ловкий. Мы уже почти приготовились к вашему задержанию, но вам удалось уйти как раз вовремя. Великолепно.
В ответ на этот сомнительный комплимент Лиза лишь возмущенно замычала.
Маяк? Что за маяк? Когда это они его к ней прицепили, и, главное, когда она успела его выкинуть?..
«Перчатка», - услужливо шепнуло подсознание. Маленькая красная боксерская перчатка, брелок, подарок одного знакомого, который погиб через два дня после того, как передал эту штуку ей, вместе со своим честно заработанным проклятьем в виде гигантских инопланетных роботов, прикидывающихся полицейскими военных и отвратительно пахнущего амброй связного из ЦРУ. Та самая вещица на память, которую выкинул Старскрим. Лиза, как никогда, была ему благодарна, но вот только ее все равно сцапали.
- Не знаю, как вам удалось удалить себя из сети, но это тоже было весьма ловко, - продолжал говорить Кирлихен. – Но бесполезно. Мы подозревали, что вы рано или поздно можете объявиться в Денвере. Вы пытались замести следы, ведь так?
- М-мм, - ответила Лиза.
- …И я лично устроил засаду. Признаться, я не ожидал, что вы так глупо попадетесь. Ошибка новичка… но для нас это только к лучшему.
Туман в голове постепенно рассеивался. Слабость тоже уходила, да и боль вроде бы уже не так сильно клевала ее измученный разум.
- Что бы вы там не думали, вы ошибаетесь, - тяжело вздохнув, Лиза выпрямила шею, отыскав взглядом Кирлихена. – Честно. Я могу вам все объяснить.
- С радостью выслушаю вас, - улыбнулся он. – Я, признаться, восхищен вами. Так ловко вы обдурили Ирвинга! А ведь мы почти поверили, что ваша встреча была случайностью.
Лиза, только-только начавшая _действительно_ осознавать весь ужас происходящего, вытаращила глаза. Одурила?.. Он что, решил?.. О, нет. Только не это.
- Это не то, что вы думаете, - повторила она более твердо. Боль растворилась, но ее начало подташнивать, как перед экзаменом. – Это ошибка. Сплошное досадное недоразумение. Я… выслушайте меня, я все вам объясню.
- Ладно, - с притворной грустью вздохнул Кирлихен. – Мы с вами сэкономим массу времени, если отбросим все лишнее и сразу перейдем к сути…
И он замолчал, выразительно глядя на нее своими обманчиво-доброжелательными глазами.
Лиза тоже глядела на него, как студент-троечник, отчаянно тонущий на экзамене и ожидающий хоть какого-то намека от преподавателя, вроде наводящего вопроса. Руки затекли и неприятно онемели, к тому же, правое запястье немилосердно чесалось из-за пота, попавшего в свежие ссадины от наручников. Чтобы хоть как-то облегчить свои страдания, Лиза поерзала на стуле, пытаясь почесать руку о его спинку.
Пауза неприятно затянулась.
- Ну? - наконец, не выдержав, грозно спросил Кирлихен, стряхивая с себя притворную доброжелательность.
- Что - ну? – переспросила Лиза. Нет, она все-таки еще не до конца отошла от укола. Ясность сознания, может, и вернулась, но вот когнитивные функции еще не вполне восстановились: она все еще не могла уследить за нитью разговора.
- Где она?
- Кто - она? - наивно уточнила Лиза, хотя уже, кажется, знала ответ.
- Информация о проекте «Омега», которую вам передал Мэтт Ирвинг?
Лиза устало закатила глаза, ссутулившись на стуле.
- О, блин, ну только не снова... – Она обмякла, внезапно ощутив накопленную за эти дни усталость. Это никогда не закончится.
- Я слушаю вас, мисс.
- У меня ее нет, - в который раз измученно повторила Лиза. - Мэтт ничего мне не передавал. Уж вы-то должны это знать.
Кирлихен, кажется, ей не поверил.
- Оставьте ваши штучки для копов, - доверительным тоном посоветовал он. - вы, как опытный разведчик, должны понимать, что здесь вам такие выкрутасы не помогут.
Лиза вздрогнула, пораженная неожиданным просветлением. До нее наконец-то начало доходить, что происходит.
«О, нет. Только не это». Для полного счастья ей вот только этого сейчас не хватало.
- Разведчик? - оторопело проговорила она, от удивления окончательно приходя в себя. - я!? Нет. Не-ет. Нет-нет-нет. Я не разведчик. Как вам такое в голову могло придти?
- Это глупо, мисс Борко, - покачал головой Кирлихен. – Вы же понимаете, что мы все равно вас расколем.
- Не надо, - жалобно пискнула Лиза. – Я… у меня ее правда нет. Вы все перепутали. Я не разведчик. Я не обманывала Мэтта. Все это – сплошное недоразумение.
- Молчать! - неожиданно заорал Кирлихен, и подкрепил свои слова, ударив ее по лицу - ладонью, по-бабьи, почти без замаха. Было почти не больно, но очень обидно. Лиза сморгнула выбитые из глаз слезы и удивленно посмотрела на агента. Интересно, кто учил его так вести допросы? Техника внезапности, конечно, заслуживает определенной похвалы, но так ведь и до инфаркта недалеко.
- Не смей мне врать, - прорычал он, нависнув над Лизой. - И не вздумай отпираться. Я знаю, кто тебя подослал, и зачем. Если и дальше будешь юлить, я приму… меры. Если не хочешь говорить по-хорошему, скополамин* развяжет тебе язык…
Лиза нервно сглотнула. Она решительно не хотела знать, что это за «меры», но что такое скополамин, знала хорошо. Довольно неприятная штука, как и вся другая дрянь, получаемая на основе алкалоидов пасленовых.
- Ладно, - приглушенно произнесла она, - ладно. Хорошо. Вы правы. Только может, вы меня немного просветите? Я-то сама не совсем в курсе, кто и куда меня подослал, и буду очень признательна, если вы мне расскажете.
Шлеп! - боль от удара ожгла и вторую щеку. Лиза степрела и это, сохранив внешнее спокойствие, хотя больше всего на свете ей сейчас хотелось вцепиться в его руку зубами. Только это не поможет.
- Я повторю еще раз, - прорычал Кирлихен. – Где. Твой. Рюкзак?
Рюкзак?..
Но додумать эту мысль Лиза не успела. Кирлихен занес руку для нового удара, и она инстинктивно зажмурилась, но ничего не ощутила. Только какой-то мерзкий писк кольнул уши и тут же затих. Позади что-то негромко затрещало, и тут же утихло.
- Дьявол! – взревел Кирлихен. – Они здесь!
Лиза рискнула приоткрыть один глаз, но, безмерно удивленная увиденным, тут же распахнула и второй.
В комнате царила кромешная темнота. Лиза не видела ни Кирлихена, ни его спутника, ни стола – ничего. В комнате не было окон, и дневному свету некуда было прорваться, а весь искусственный как-то неожиданно закончился. Она сообразила, что больше не ощущает приятного ветерка и не слышит шума вентилятора. Кто-то вырубил электричество. Причем как-то совсем уж кардинально – если это здание занимает ЦРУ, то у них наверняка должна быть какая-то резервная система, но она почему-то тоже не сработала…
- Хьюстон, присмотри за ней! – каркнул Кирлихен. Лиза услышала, как кто-то из них сдавленно выругался, в темноте налетев на стол. А потом входная дверь хлопнула, загнушив торопливо удаляющийся звук шагов.
Лиза осталась в комнате одна. Ну, почти.
End Notes:
*скополамина гидробромид – одна из разновидностей «сыворотки правды», наряду с тиопенталом натрия. Эффективность спорна, зависит от «пациента». Назван в честь растения скополии, семейство Пасленовых. Если верить интернетам, сейчас не применяется, да только кто ж их, шпиёнов, знает?..
Шаг в пропасть by noradyn
Если раньше она каким-то чудом умудрилась не сойти с ума, то сейчас, наверное, это все-таки случилось. Что-то словно щелкнуло у нее в голове, какой-то винтик, разболтавшийся во время недавних приключений, вылетел. Винтик этот был, видимо, последним, удерживающим всю конструкцию ее разума от разрушения.
Лиза ощутила, что в ней пробуждается какой-то древний инстинкт, до сих пор мирно дремавший где-то на задворках разума. «Сейчас», требовательно шепнул он, «пока они не опомнились». Сейчас, или никогда. Что именно «сейчас» он, правда, не пояснил, но какая-то все еще работающая часть сознания поняла это сообщение правильно, и немедленно завладела Лизой целиком.
Она услышала шорох одежды и приближающиеся шаги. Бестолково дернула руками, но наручники, к сожалению, не исчезли вместе с электричеством. Больше не тратя на них драгоценное время, Лиза пошевелила ногами – они, к счастью, не были привязаны. Видимо, эти ребята решили, что после их чудесного укола наручников будет достаточно.
Но они ошиблись.
Оскалившись для поднятия боевого духа, Лиза качнулась на стуле, одновременно вскидывая ноги, и тут же резко толкнула ими стол – ей не надо было даже видеть его, чтобы точно рассчитать движение. Стол протестующее скрипнул ножками, но все-таки с блеском справился со своей миссией – Лиза услышала глухой удар и сдавленное проклятие. Правда, она дорого поплатилась за свой триумф: проклятый стул не дал как следует восстановить равновесие, и, падая, утянул ее за собой.
Кто-то явно что-то недоглядел, потому что Лиза обнаружила, что ее и стул больше ничего не связывает. Перекатившись на спину, она прижала ноги к груди, изо всех сил оттягивая скованные за спиной руки вниз, к крестцу.
Ну же…
Времени – всего пара секунд, пока ее охранник сообразит, в чем дело. То, что она хотела сделать, оказалось не так просто, сцепленные на запястьях руки застряли в районе бедер, наручники больно впились в кожу. Лиза, стиснув зубы, твердо пообещала себе сесть на диету, как только все это закончится. Никаких больше шоколадных батончиков, обедов в Ка-Эф-Си и прочих американских удовольствий. Если когда-нибудь ей придется это повторять, лучше, если ее зад будет чуть менее упитанным…
Но дело неожиданно сдвинулось с места – едва ли не сложившись пополам, она все же протиснула руки под ягодицы и торопливо продела в образованную ими петлю оставшиеся части ног.
Хотя, к черту диету. Когда все это закончится, она сделает все, чтобы оно больше никогда не повторялось!
Высвободив руки из-за спины, она припала к полу и затаила дыхание. Неровные шаги и приглушенная ругань агента звучали совсем близко. Он остановился всего в полуметре от ее лица.
Лиза его почти не видела, но слышала, как шуршат брюки на лодыжках и негромко позвякивают ключи в кармане. «Надо сейчас», - посоветовал уже знакомый шепоток, почему-то голосом Старскрима, — «пока он не сообразил».
Пружинисто выпрямившись, она наугад ухватила его за ноги, резко дернув на себя. Агент Хьюстон, коротко вскрикнув, упал вперед, и Лиза, на ощупь вскарабкавшись на него, оседлала его спину, заведя за нее руки и придавив их коленом. Не очень надежно, не очень надолго, но она уже нащупала ножку стула, и, поудобнее обхватив его руками, вложила все силы в отчаянный замах.
Первый раз она промахнулась. Стул жалобно взвизгнул и как-то резко полегчал. В руках у Лизы осталась только одна из его ножек, изогнутая скобкой металлическая трубка. Бить ею кого-то по голове было неудобно, но после пары попыток она справилась. Искренне надеясь, что агент Хьюстон отделается только головной болью (кажется, это вполне справедливое наказание), она лихорадочно ощупала карманы его брюк и пояс. Ей снова повезло, маленький ключ висел у него на ремне, прикрепленный длинной цепочкой.
Открывать наручники вслепую тоже было непросто. Первая попытка закончилась тем, что Лиза выронила ключ, по время второй она промахнулась мимо замка, на третий раз – попыталась вставить ключ не той стороной. Вот оно, счастье! Бородка со щелчком вошла в подходящее отверстие. Не рискуя больше действовать непослушными неуклюжими пальцами, она повернула ключ зубами.
Свободна!
Торопливо застегнув оба браслета на запястьях Хьюстона (он уже приходил в себя, судя по глухим стонам), Лиза бросилась к двери, но налетела на стол. Пошарив по нему руками, она подобрала свой нож и ключи. Фонарик бы тоже не помешал, но он остался в рюкзаке…
Рассовав необходимое имущество по карманам шорт, Лиза все же добралась до выхода, и приоткрыла дверь, прислушиваясь. В коридоре мелькали широкие лучи от ручных фонарей, слышались шаги и голоса. Ну, другого шанса все равно не будет. Судя по этим звукам, там сейчас такой хаос, что ее, возможно, и не заметят. Набравшись духу, она выскочила в коридор.
И только сейчас поняла, что совершенно не представляет где она, собственно, находится.
Кто-то в темноте чуть не налетел на нее, но Лиза вовремя увернулась, прижавшись к стене. Надо бежать… Но куда?
Слева людей с фонарями было, вроде бы, поменьше. Лиза заскользила вдоль стены, касаясь ее рукой. Метров пять все шло без приключений, но, когда она попыталась открыть какую-то дверь, кто-то чисто случайно навел на нее фонарик.
В первые секунды ей показалось, что пронесло – луч скользнул дальше… но тут же вернулся, застав ее на том же месте, бестолково дергающий ручку.
- Сбежала!..
«Ладно, намек понят».
Лиза рванула вперед, петляя по коридору, надеясь таким образом ускользнуть от света фонарей, но эта тактика не принесла успеха. Но сегодня, кажется, Фортуна решила, что хватит ей стоять к Лизе задом, и слегка развернулась: мельтешащий свет фонарей на миг выхватил из темноты открытую дверь, за которой виднелись уходящие вверх и вниз ступени.
«Ложись», шепнуло сознание. Лиза резко присела на корточки – это дало ей пару секунд форы. Как раз достаточно, чтобы подскочить к двери, и рыбкой нырнуть на лестничную площадку.
Она снова прижалась к стене. Преследователи пронеслись мимо, фонари мелькнули и угасли, их свет ее не коснулся. Но это ненадолго – через пару метров они поймут, в чем дело и вернутся…
Лиза посмотрела на ступени, сбегающие вниз, и с сожалением отвергла этот вариант. Там, возможно, и выход, но ее преследователи тоже это знают. Логичнее всего было бы решить, что она бросится вниз. Но там у нее в принципе мало шансов. Кто знает, какая там охрана у главных ворот этой благоустроенной тюрьмы с удобными диванами в допросной…
Значит, наверх!
Лиза успела преодолеть один пролет, когда в распахнутую дверь ворвался свет сразу нескольких фонариков. Она присела на ступеньках и замерла. Сейчас – главное оторваться…
- Вы двое – ищите внизу, - распорядился печально знакомый голос – низкий, но приятный. – Мы посмотрим наверху.
Лиза мысленно выругалась. Ну конечно. Это же ЦРУ, в конце концов. Дураков сюда не берут.
Забыв о конспирации, она рванула вверх по ступенькам с максимально возможной скоростью, перепрыгивая даже не через две, а через четыре ступеньки. Она не знала, куда бежит. Знала только, что рваться на этажи бесполезно, там ее быстро схватят, и тогда уже она так легко не отделается. Но на лестнице у нее, похоже, было некоторое преимущество, потому как шаги преследователей не становились ближе.
Пролет, резкий разворот, и снова вверх! От волнения было трудно контролировать дыхание, ноги, все еще слабые, болели и явно сопротивлялись такому извращению, как скоростной спринт вверх по ступенькам, но возвратившийся страх подстегивал, не позволяя сдаться и безвольно сползти по стеночке.
- Сдавайтесь! – донеслось снизу, - вам не уйти!
«Черта с два!».
Еще один пролет, и еще, и еще… Лиза пробежала этажей пять, прежде, чем тело отказалось ее слушаться, заявив о своем протесте болезненной судорогой в ноге. Глухо взвыв, Лиза поползла на четвереньках, но через несколько ступенек, все же, поднялась, однако прежнюю скорость ей восстановить не удалось. Но неожиданно ее подъем закончился. Преодолев последний пролет, она уткнулась в дверь, на автомате нащупала и повернула ручку, и снова оказалась на крыше. Только это была, похоже, уже совсем другая крыша.
Яркий солнечный свет ударил по глазам, и Лиза запоздало зажмурилась. Погоня приближалась, и ей снова пришлось бежать вслепую, но через короткое время секунд зеленые круги перед глазами все-таки побледнели и постепенно исчезли.
Крыша была такой же плоской, как и у дома Мэтта, только гораздо больше. И выше. Где-то далеко внизу, размытый расстоянием и укрытый сизой пеленой смога, раскинулся огромный город – и это был явно не Денвер. Над ним взмывали в небо изящные небоскребы – на крыше одного из них она, скорее всего, и находилась, а прочие здания едва можно было разглядеть. Этажей пятьдесят, не меньше. Слева, как огромный черный паук, притаился знакомый вертолет. Пилот, увидев Лизу, выскочил из кабины, на ходу выхватывая оружие из кобуры на поясе. Охнув, Лиза метнулась назад, но и тот путь был уже отрезан: ее преследователи, во главе с Кирлихеном, как раз высыпали на крышу из темной глотки распахнутой двери. Недолго думая, Лиза бросилась вправо.
Кто-то выстрелил ей вслед. «Не стрелять!», запоздало крикнул Кирлихен, «брать живой!». Пуля со свистом пролетела над плечом, и Лиза вдруг осознала, как ей, на самом деле, страшно. Гораздо страшнее, чем было в пустыне, когда она очнулась и увидела разбитый грузовик. Страшнее, чем в тот день, когда она совершила свой первый вынужденный полет. Страшнее, чем в ночь, когда она встретилась с Айронхайдом.
Потому что со всеми, даже с инопланетными роботами можно, как выяснилось, договориться.
А с пулей – нельзя.
Это уж точно, будьте уверены…
Агенты держали ее на мушке, но больше, действительно, не стреляли. Кирлихен и еще двое бежали за ней, и, к большому сожалению, быстро догоняли. Лиза была в неплохой физической форме, и, хотя беготня по лестнице вымотала ее, она знала, что через пару минут у нее откроется второе дыхание – и уж тогда-то попробуйте, догоните, черти ЦРУшные!.. Только вот у нее не было пары минут, потому что крыша неожиданно закончилась.
Она успела затормозить у самого края, и невероятным усилием справилась с инерцией, качнувшей ее вперед, навстречу пропасти. Дальше бежать некуда. Лиза оглянулась. Там тоже ничего приятного. Кирлихен, первым сообразив, что она загнана в угол, остановился, махнул своим людям рукой и премерзко ухмыльнулся.
- Сдавайся, - потребовал он, доставая из-под полы пиджака уже знакомую пушку. Лиза повернулась к нему лицом, гордо выпрямив спину, хотя и понимала, что он, по сути, уже победил. Но сдаваться сейчас, после того, что она сделала с Хьюстоном, после этой отчаянной гонки на лестнице, после того, как Провидение уберегло ее от пули, было как-то обидно.
В конце концов, она вроде бы нужна им живой.
- Нет! – крикнула Лиза, тяжело дыша. – Ни за что!
- Бежать некуда, - напомнил Кирлихен.
- Тогда выслушайте меня! – потребовала она. – Вы ошиблись! У меня нет никакого носителя!
- Ты врешь! – Кирлихен поднял пушку чуть выше. – Просто скажи нам правду. Скажи, куда ты спрятала информацию, и мы передадим тебя полиции.
Не слишком заманчивый вариант.
- У меня ее никогда не было! – отчаянно выкрикнула Лиза. – Я так и не получила его посылку!..
- Посылку? – Кирлихен опустил оружие. На пару дюймов. – Чью посылку?
- Мэтта! – заорала Лиза, сжав руки в кулаки.
- Что за чушь! Он передал тебе информацию лично, во время вашей последней встречи! Где она?
Лиза замерла, запнувшись на вдохе. Так значит… она ошиблась?..
Это нисколько не привнесло ясности в ситуацию, даже наоборот. Очень сильно наоборот. Лиза готова была разрыдаться или даже прыгнуть с крыши от отчаяния. Да что же это такое?! Не телепатически же он ее передал, в конце-то концов!
- Этого не было! – взвыла она. – Он не передавал мне ничего, кроме вашего проклятого брелка! Клянусь!
Кирлихен поднял брови, опуская пистолет – теперь уже окончательно.
- Так ты… не знаешь?
- Не знаю ЧТО, черт бы тебя побрал?!
- Куда он записал информацию, - пояснил агент. – Ты действительно не знаешь?
- Ну наконец-то дошло, - Лиза вскинула руки в молитвенном жесте, словно благодаря небеса за неожиданное чудо. И замерла.
Не потому, что ее вдруг озарило осознание, что Кирлихен-то точно знает, куда Мэтт запихнул свое чертово открытие, и что сейчас его можно было бы как-нибудь помягче об этом спросить. И не потому, что она спиной почувствовала пропасть в пятьдесят этажей, о которой ее отделяло меньше шага, и каждое неверное движение могло закончится плачевно.
Просто сквозь вой порывистого ветра, стук крови в ушах и шум в голове она услышала кое-что еще…
- Да неужели! – воскликнул Джеймс Кирлихен и рассмеялся. – Так ты действительно не шпионка?..
- Я об этом уже битый час вам толкую! – заявила Лиза, делая микроскопический шаг назад. – Меня в это втянули случайно. И я очень, очень хочу как-нибудь вытянуться обратно. Я отдам вам то, что вы хотите, только скажите, где мне это найти!
Кирлихен прекратил хохотать и неожиданно снова поднял пушку. Лиза машинально вскинула руки.
- Где твой рюкзак? – резко спросил агент.
- Остался в Денвере, у моего… друга, - честно ответила она.
- Вот теперь ты точно врешь, - Кирлихен шагнул вперед, не сводя с нее глаз и дула пистолета, - ты не можешь быть такой идиоткой, чтобы отдать его им.
- Я просто попросила его оставить рюкзак у себя, пока я обыщу квартиру Мэтта, - призналась Лиза, замахав ладонями. – Мы думали, что он отправил носитель по почте и хотели найти…
- Замолчи! – приказал Кирлихен. – Ты можешь связаться с ними?
- Нет, - мотнула головой Лиза, - Ты же забрал мою рацию.
- Я могу ее вернуть.
- Все равно – нет, - сказала Лиза. Ну почему так долго?.. Неужели ей просто послышалось?
- Не играй со мной, девочка, - с угрозой проговорил Кирлихен.
- Я не играю. Я торгуюсь, - Лиза криво улыбнулась, пожав плечами. – Пообещай, что вы отпустите меня – и тогда я отдам вам рюкзак.
- Нет! Тебе слишком многое известно, - ни секунды не задумываясь, ответил Кирлихен.
- Ах, так! – Лиза опустила руки, обличающе ткнув в Кирлихена пальцем. – Тогда ты ничего не получишь! Я прыгну!
Не похоже было, чтобы он поверил, но, по крайней мере, Кирлихен остановился. Их теперь разделяло не больше пятнадцати шагов.
- Ты блефуешь, - сказал он, но не слишком уверенно.
- Это ты блефуешь, угрожая мне своей пушкой! Ты же знаешь, что если я умру, вам носитель никогда не получить, - заметила Лиза.
Кирлихнен хотел что-то сказать, но поняв, что она права, промолчал, так резко захлопнув рот, что аж зубы щелкнули.
- Слезай оттуда.
- Нет. Сначала убери своих людей.
- Не пойдет.
Лиза судорожно вздохнула, чувствуя, как глаза щиплет от слез обиды и отчаяния. Неужели он думает, что она – простой ботаник, в жизни не державший в руках оружия серьезнее ножки от стула – может ему угрожать?..
- Тогда я спрыгну.
- Не спрыгнешь.
- Спрыгну, – упрямо заявила Лиза, для убедительности раскинув руки в стороны. Кирлихен, наверное, не подозревал, что еще минута, и она сорвется в такую истерику, что Майку и не снилось, - Мне терять нечего, Кирлихен!
- Успокойся. Тебя никто не собирается убивать.
- Да неужели? – Лиза усмехнулась, к собственному ужасу слыша в своем же голосе чьи-то чужие нотки, - Последнюю неделю меня как минимум дважды похищали, пытали самолетами, кололи мне всякую дрянь, угрожали мне пистолетами, и черт знает чем еще… Да вся моя жизнь из-за этого придурка Мэтта полетела псу под хвост! - Она патетически взмахнула руками, - неужели так трудно просто оставить меня в покое?
Кирлихен слегка изменился в лице. Неужели поверил? Лиза набрала в грудь побольше воздуха – этот шанс нельзя упускать. Пусть засомневается. Пусть только опустит пушку, и тогда…
- Да, - уверенно повторила она, закрепляя успех, - почему это так сложно? Почему же никто в этой чертовой стране мне не верит?
- Мы можем это обсудить, - предложил агент, все еще держа ее на мушке. – Если ты слезешь оттуда.
- Я оттуда слезу не раньше, чем ты прекратишь тыкать в меня этой штукой.
- У тебя нет другого выхода, Борко. Не дури.
- Не нервируй меня! Клянусь, я уже так устала, что мне все равн… ого-гоо-о-о!
Этого явно не следовало делать. Лиза и не заметила, как, потихоньку пятясь от Кирлихена, подошла к самому краю, и поэтому неожиданное ощущение бесконечности за спиной безмерно удивило ее. Проклятый ветер только этого и ждал – неожиданный порыв ударил ей в грудь, довершая начатое. Лиза сильнее замахала руками, пытаясь восстановить равновесие, невольно пытаясь податься навстречу подскочившему Кирлихену, но тщетно. Сила тяжести победила.
Лиза падала с крыши спиной вперед.
Кульбит by noradyn
Author's Notes:
Да, это так: они охотятся на сикера с вертолетами. Да, они его догоняют, но лично мне кажется, что не в альт-моде Старскрим хоть и летает, но медленнее - как минимум форма туши не позволяет.
Лиза падала с крыши спиной вперед, удивленно разглядывая побледневшее и стремительно отдаляющееся лицо агента Кирлихена. Сила притяжения Земли тянула ее к себе, с каждым стуком сердца все сильнее перетягивая потенциальную энергию ее массы в кинетическую.
Почему-то стена небоскреба, стремительно несущаяся мимо, вызывала в ней куда больший ужас, чем далекая, но непоправимо приближающаяся земля. Возможно, потому, что Лиза пока ее не видела, а стена была очень близко. Ей казалось, что сейчас какой-нибудь особо сильный порыв ветра подхватит ее, или она как-то неудачно перевернется, и ее размажет по верхним этажам значительно раньше, чем по асфальту. Впрочем, этажи были уже не такие и верхние.
Лиза падала. Она слышала, что самоубийца, прыгающий с крыши, умирает раньше, чем касается земли – сердце не выдерживает ужаса этого неизбежного прикосновения. Но ее мозг почему-то упорно отказывался посылать соответствующий сигнал – он просто как-то не осознавал, что уже все. Игра окончена.
Наверное, будет больно…
Все же, сознание напоследок выдало ей утешительный приз, несколько изменив ее субъективное восприятие времени. Если первые секунды падения были стремительными, то эти (последние?) – замедлились, растянувшись для Лизы в минуты и часы, словно кто-то вдруг включил режим замедленного воспроизведения. Отличная возможность в полной мере насладиться последними мгновениями жизни.
Она все еще четко видела лицо Кирлихена. Он что-то кричал, но из-за свиста в ушах Лиза не могла разобрать, что. В этом неправильном, вязком, как патока, времени его губы забавно двигались – очень медленно, как будто все его мимические мышцы разом свело судорогой. Очень медленно, плавно, словно выполняя фигуру танца, он махнул рукой, пытаясь поймать хотя бы собственный пистолет, выскользнувший из ладони. Лиза перевела взгляд на неторопливо вращающийся в воздухе «магнум», и глуповато улыбнулась. Над краем крыши возникали другие удивленные лица. Люди медленно поворачивали головы, взмахивали руками, указывая куда-то в сторону, и Лиза даже расстроилась – к ней утратили интерес. Негодяи. Из-за этого было как-то обидно – она сейчас грандиозно и зрелищно убьется, а эти идиоты считают ворон. Лица людей забавно вытягивались в неподдельном удивлении, но все-таки удалялась.
Над Лизой, в величественно-медленном кульбите, пролетал серый, исписанный непонятными глифами «Раптор».
- Держись!
Крик Старскрима разорвал иллюзию, и вальсирующее время понеслось вперед, переключаясь на другой, более приближенный к реальности темп.
Сикер трансформировался, и, кувыркнувшись в воздухе, повернулся головой вниз. Он вытянул руку, и стальные пальцы сомкнулись вокруг Лизиных плеч.
И все стало хорошо.
Несколько секунд он летел вниз вместе с ней, замедляя их общее падение, а потом резко шарахнулся в сторону, прижимая Лизу к плечу. Со стороны это, наверное, смотрелось до слез трогательно, но на деле оказалось очень больно. Удар выбил из груди дыхание вместе с удивленным вскриком, и лапа Старскрима прижала ее еще сильнее, буквально размазав по его броне.
Старскрим взмыл вверх, навстречу небу, оставив крышу, с которой Лиза только что упала, далеко внизу. Вместе с крайне озадаченным лицом агента Джеймса Кирлихена.
- Ты… - выдохнула Лиза, отчаянно пытаясь уцепиться за выступ его брони – чисто рефлекторно, потому что он очень крепко ее держал.
- Да, - коротко ответил Старскрим.
- А где?...
- Безнадежно отстал, - усмехнулся сикер.
- Но у него мой рюкзак!
- Тебе так дорог этот хлам? – фыркнул он, - эй, ты только что чуть не погибла. Отринь материальное!
- Там носитель! Кирлихен мне сказал!..
Старскрим резко развернулся, мгновенно уходя в крутое пике.
- Понял.
Где-то сбоку мелькнул силуэт одной из башен – Старскрим обогнул ее в лихом, почти невозможном с точки зрения физики, развороте. Лиза не знала, куда они теперь летят, и не рискнула спрашивать, завороженная этим полетом за гранью безумия. Кажется, она наконец-то начинала понимать. Ведь на самом деле – это невероятно круто. Ну, если отбросить всякие незначительные вещи вроде тошноты и крайне неустойчивого положения. Как следует ухватиться ей было не за что – руки не доставали до более-менее надежной опоры, а ноги болтались в воздухе, так что она могла лишь надеяться, что Старскрим ее случайно не уронит. Но в целом, летать с ним было… прекрасно. Можно на минуту абстрагироваться от самого сикера, и представить, будто и за собственной спиной есть крылья – сильные, крепкие, и что это она сама летит, свободная и неуловимая, наедине с ветром…
Хотя, если подумать, не совсем наедине.
Из-за ближайшей башни вынырнул здоровенный черный вертолет, перерезая им путь. Его брат-близнец приближался с другого фланга, принуждая Старскрима нырнуть вниз. Человеческие машины не могли сравниться с десептиконом в маневренности, но все же, встреча с ними оставила не самое приятной впечатление, потому что они вдруг начали стрелять.
- Сейчас будет страшно, - предупредил Старскрим.
Лиза и сама уже это поняла. Сикер закрутился в воздухе, уходя из-под огня одного, но другой тут же перехватил его, проводив прицельной очередью. Несколько пуль стукнули о броню.
- Перекидывайся, чего ты ждешь? – взвыла Лиза, крайне недовольная тем, что одна из пуль стукнула в плечо Старскрима в каких-то двадцати сантиметрах от ее головы.
- Чтобы они пробили мне турбину? – хмыкнул Старскрим.
- Они и так сейчас тебе что-нибудь пробьют! – крикнула она, бестолково пытаясь прикрыть голову рукой.
В ответ сикер глухо зарычал.
- Тогда держись крепче, белковая! Снижаемся!
- Зачем? Разве мы не можем…
Какое-то нехорошее предчувствие заставило Лизу оглянуться. Как водится, оно не подвело. То, что она там увидела, как-то резко поумерило ее боевой дух, заставив вспомнить, что вообще-то она ненавидит летать.
Навстречу сикеру неслась, очерчивая собственную траекторию белой лентой инверсионного следа, очень недружелюбная ракета.
В последний момент перед столкновением он все-таки увернулся, но этот маневр стоил ему преимущества в скорости. Ракета взорвалась в воздухе, совсем рядом, и мощная, жаркая взрывная волна отбросила Старскрима назад, под вертолетный огонь.
С этого момента они не летели, а, скорее, падали.
Небо над ними тревожно завертелось, и Лиза невольно уткнулась лицом в броню сикера. Как раз в этот момент он снова резко развернулся, шарахнувшись от вражеского огня, и сила инерции чувствительно припечатала Лизу скулой о металл. Старскрим, вильнув в сторону, тут же резко ушел вверх, будто перепрыгивая человеческую машину, и резко нырнул вниз.
Они стремительно снижались – сначала по очень крутой траектории, потом почти параллельно земле, уворачиваясь от свинцового дождя и виляя между зданиями, иногда почти касаясь крыш. Более-менее успешно, до тех пор, пока вторая ракета не оборвала их полет.
Лиза не видела, попал ли снаряд в сикера или нет – кажется, он разорвался прямо у него за спиной. Старскрима швырнуло вниз, к земле, и он бестолково закрутился, полетев уже кувырком. Все, что он смог сделать – немного выровнять падение, так, что они грохнулись не плашмя, а под острым углом, зацепив по пути какие-то провода (Лизе невероятно повезло, что они оборвались не в месте натяжения, а на концах, немного затормозив сикера).
Первое же столкновение с землей было весьма чувствительным – Лизу буквально выбило из руки десептикона, и она, пролетев пару метров параллельно земле, все-таки упала на нее. К счастью, не на асфальт, а в какую-то клумбу – влажная земля в первые секунды показалась ей почти мягкой, до тех пор, пока Лизу по инерции не протащило через весь городской цветник.
Когда это закончилось, несколько секунд Лиза неподвижно лежала на спине, бессмысленным взглядом уставившись в небо. Только когда один из преследователей пронесся над ней, она вдруг вспомнила, что вообще-то пока еще жива, и что для того, чтобы это продолжалось и дальше, ей необходимо вдохнуть.
Воздух ворвался в легкие с болью – кажется, она опять сломала ребра... или нет… Героическим усилием заставив себя перевернуться на живот, Лиза встала на четвереньки и огляделась. Старскрим тоже был жив, и уже бежал к ней, на ходу отстреливаясь от противников.
- Белковая! Осторожно!
Как раз вовремя. Третью выпущенную по ним ракету он все-таки сбил, но как-то неудачно – судя по траектории падения, она должна была закончить свой полет примерно на той же клумбе, что и Лиза. Она, кое-как передвигая ноги, заковыляла навстречу сикеру с максимально возможной скоростью…
Старскрим все-таки добрался до нее раньше, и снова подхватил на руки, предусмотрительно разворачиваясь к взрыву спиной. Их все же хорошенько тряхнуло – Лизу такой удар сбил бы с ног, но десептикон лишь пошатнулся.
Увы, это спасение стоило ему тех драгоценных секунд, которые потребовались преследователям, чтобы их догнать. Старскрим скинул Лизу на землю, открыв ответный огонь с двух рук, но без особого успеха – мазал он так, словно нарочно не пытался их сбить. Оба вертолета кружили над ним огромными черными воронами, и еще один, размером поменьше, был на подлете. Его Лиза узнала.
Кирлихен.
- Мы… не сможем улететь? – крикнула она, обращаясь к Старскриму.
- Зачем? – ухмыльнулся сикер, - Мы примем бой. Сейчас я их собью.
Лиза вздрогнула. Она не слышала ничего, кроме его голоса и хлопанья лопастей, даже звуки выстрелов доносились откуда-то издалека.
- Не смей!.. – крикнула она, внезапно осознав, ЧТО сейчас произойдет.
Будь она ростом повыше, раза эдак в три, она бы повисла на его руке (впрочем, скорее всего, без особого эффекта), но так она в прыжке смогла дотянуться лишь до колена и шлепнуть по нему рукой. Старскрим озадаченно повернулся к ней, все еще целясь в небо. Пули лились на него свинцовым дождем, отскакивая от груди и плеч, но вроде бы не причиняя вреда.
- Если ты не заметила, они в нас стреляют, - ворчливо заметил он, но его голос был на удивление спокойным. Лиза перевела взгляд на вертолет, чей хищный силуэт повис над сикером, на фоне расчерченных проводами небес.
- Но там… живые люди, Старскрим, - тихо сказала она, - они…
Сикер удивленно наклонил голову. Лиза стояла внизу, сжав кулачки так, что ногти впились в ладонь почти до крови. Бледная, перепачканная в грязи, с помятым стеблем петунии, торчащим из сбившихся в колтун волос. Старскрим бы искренне рассмеялся, если бы не твердая решимость на ее лице, которая делала ее взгляд почти не выносимым. Он не очень хорошо знал людей, но что-то подсказало ему, что, возможно, именно такое выражение лица предшествует совершению ими какой-то невозможной глупости.
- Я не буду собой, если не попытаюсь… тебя остановить, - шепотом проговорила Лиза, не уверенная, что он ее услышит. Но Старскрим услышал. И усмехнулся.
- Мне-то это ничего не будет стоить, белковая, - сказал он, - но если тебя убьют, то виновата будешь только ты сама.
И он выстрелил, почти не целясь.
Лиза вскрикнула, кинувшись на него с кулаками, но вовремя заметила, что сикер опять промазал. По крайней мере, мимо вертолета. Одна из натянутых струн линии электропередач лопнула, взвившись черной плетью на фоне сияющего летнего неба, щелкнула, вхолостую стегнув воздух, и коснулась хвоста вертолета. Машину тут же повело вбок, фюзеляж накренился, но пилот не рассчитал маневр, направив машину прямо в сплетенье других проводов. На небе заискрило. Вертолет бестолково дернулся, но какой-то кабель уже затянуло под его основной винт, тут же его застопорив, и недавний грозный противник бесславно повис винтом вниз, как муха в паутине. Стрелять оттуда почему-то больше не хотели.
Но, кажется, оставшиеся противники после этого почувствовали себя увереннее, и решили, что их добыча уже никуда не денется. Снизившись, они прекратили огонь, но Лиза видела дула бортовых пулеметов, нацеленные на Старскрима, как если бы смотрела на них почти в упор.
- И… что нам теперь делать? – растерянно спросила она.
- Нам? – посмотрев на нее, то есть почти себе под ноги, уточнил Старскрим. – Тебе – уносить ноги. Мне – делать свою работу.
Лиза хотела ему возразить, но не нашла слов. Ей хотелось оказаться как можно дальше отсюда, ох, как хотелось! Действительно, она вовсе не обязана быть тут рядом с ним, или, что хуже, снова попадать в лапы Кирлихена. Но… ведь он ее спас. Вряд ли, конечно, исключительно из альтруистических соображений, но спас, подставившись под пули и ракеты. Краем глаза она заметила какое-то движение – как если бы вдруг к ним вдоль улицы приблизился еще один вертолет. Но – нет, это был не вертолет. Это был автомобиль.
Лучшего момента выбрать было нельзя. Хотя было бы неплохо, если бы он появился на пару минут пораньше.
Айронхайд поразительно быстро оценил ситуацию, хотя, «ситуация» была настолько масштабной, что почти наверняка оценить ее (и понять, что дело – дрянь) можно было даже с другого конца города. Коротко взвизгнули тормоза, и черный джип, лишь немного замедлив ход, подлетел в воздух в опасном кульбите, и тут же смялся в стремительной трансформации. Айронхайд упал на спину – уже в робоформе. Выстрелил он еще в полете.
Старскрим, издав торжествующий вопль, пригнулся, уходя из-под прицела, и открыл огонь – на миг раньше, чем это сделал его соперник-человек. Лиза, расширенными от ужаса глазами наблюдала за тем, как их выстрелы прошивают воздух, почти касаясь обшивки вертолета. Но Айронхайд точно стрелял не на поражение. Старскрим… Старкрим просто палил в воздух, издавая воинственный боевой клич и создавая в небе такой хаос, что его противник предпочел от греха подальше отступить. Он медленно, словно нехотя, развернулся, и, набирая высоту, скрылся за крышами.
Айронхайд, подскочил к ним, спиной к спине встав рядом с сикером. Оба целились в небо, но последний вертолет, вертолет Кирлихена, уже развернулся, покидая поле боя.
- Ты вовремя, - оглядываясь через плечо, бросил Старскрим.
- Куда ты без меня, - ворчливо ответил Айронхнайд.
- Как ты узнал? – воскликнула Лиза.
- Скример мне все-таки позвонил, - состроив кислую мину, сказал автобот. – Вам повезло, что я был неподалеку. Насколько я понял, во время его звонка вы падали.
- Мой рюкзак у тебя? – опомнившись, спросила Лиза.
- Да.
Старскрим резко повернулся, как-то странно посмотрев на Айронхайда. Лиза было подумала, что десептикон сейчас выкинет какой-нибудь очередной фокус, но тот лишь оглянулся, и, прищурившись, отыскал взглядом удаляющийся вертолет.
- Значит, этот Кирлихен знает, куда мальчишка дел носитель? – быстро спросил он.
- Насколько я поняла – да, - удивленно ответила Лиза. – Эй! Погоди! Куда ты?
- Слетаю, спрошу, - коротко ответил сикер, плавно поднимаясь над землей, - этот летающий вентилятор я догоню и на антиграве…
Он трансформировался и, не сказав больше не слова, бодро стартовал в том же направлении, куда скрылись вертолеты, едва не задевая крыльями стены домов.
Айронхайд и Лиза проводили его удивленными взглядами, пока шум вертолетных винтов не вынудил их посмотреть в другую стороны.
- Авиация смылась, нам тоже пора, - заключил Айронхайд.
Лиза согласно кивнула, в последний раз оглянувшись в ту сторону, куда улетел Старскрим.
Побег by noradyn
Лиза огляделась. Она до сих пор не знала, в каком городе они находятся, но спрашивать об этом сейчас было явно не с руки. Однако как бы ни назывался этот город, сегодня в его истории выдался не самый светлый день.
- Залезай, - Айронхайд уже трансформировался и недвусмысленно толкнул ее в плечо открывшейся дверцей, - скоро тут будет весь местный гарнизон. Боюсь, после всего этого мне сложно будет доказать, что я не десептикон.
Лиза покорно уселась на водительское сидение, и захлопнула дверцу. Айронхайд завел двигатель.
Она, хоть и в глубине души надеялась на это, все же не рассчитывала, что погоня прекратится. Как когда-то сказал Старсрим – теперь у них на спине намалевана мишень. И нашлось немало желающих по ней пострелять.
Первыми появились полицейские. Они нагнали Айронхайда почти сразу, как только он покинул разнесенную в пылу схватки площадь, но автоботу вроде бы, удалось от них оторваться – быстро и без потерь. Но потом появились и другие преследователи.
Пулеметная очередь загромыхала по крыше джипа, как огромный град, но бронебойные пули оставили на Айронхайде лишь несколько вмятин. Лиза, которая, едва услышав выстрелы, проворно сползла вниз, под приборную панель, робко выглянула из своего укрытия.
- Из чего у тебя крыша? – удивленно спросила она.
- Из того же, что и все остальное, - лаконично ответил Айронхайд. – Тебе лучше пристегнуться. Они догоняют.
Лиза снова забралась на сидение, и, нащупав ремень безопасности, защелкнула замок у себя на животе. Они уже добрались если не до пригорода, то до окраины – улицы стали шире и свободнее, дома – ниже, дорога – немного похуже. Откуда-то сверху, как хлопанье крыльев мифических фурий, доносился рокот вертолетных винтов.
- Это еще не самое худшее, - предупредил Айронхайд.
Словно в подтверждение его слов, небо впереди перечеркнул клин из трех стремительно пронесшихся точек. Пока довольно далеко, но на таких скоростях контакт с ними – дело пары минут.
- Старскрим? – с нелепой надеждой спросила Лиза.
- Если бы. Но не волнуйся – они не будут атаковать, пока мы не покинем черту города.
- Так, может, нам тогда и не стоит ее покидать?
- Не дрейфь, солдат, - отозвался Айронхайд с преувеличенной бодростью в голосе. – Мы оторвемся.
- Без крыльев? Что-то я сомневаюсь.
Автобот ничего не ответил, лишь прибавив газу.
Но он оказался прав – больше по ним не стреляли, но число преследователей неуклонно увеличивалось. Улицы города были непривычно пустынны, вероятно, им удалось оперативно перекрыть дороги и эвакуировать гражданских. Пожалуй, это было хорошо, на руку, Айронхайд смог набрать скорость, не рискуя с кем-то столкнуться, и не выписывая виражи в потоке машин. У них как будто бы появился шанс оторваться, но он, к сожалению, был лишь иллюзией; довольно быстро Лиза поняла, что Айронхайд едет туда, куда ему позволяют ехать. Они миновали уже пять или шесть кордонов, перекрывавших боковые улицы. Тревожное мелькание сирен в поблекшем свете дня отпечатывалось на сетчатке разноцветными пятнами, и скоро от этого у нее закружилась голова. Их, как волков, гнали вперед, перегородив возможные пути к отступлению пресловутыми красными флажками, и, если аналогия была верна, где-то впереди их ждал охотник, держащий палец на курке.
Когда Айронхайд вырулил на финиш, длинную прямую улицу, плавно перетекающую в упирающееся в горизонт пригородное шоссе, в хвост ему пристроилась пара военных «хаммеров». «Вот и загонщики», мрачно подумала Лиза. Она не знала, видят ли ее эти люди, но надеялась, что они хотя бы подозревают о ее существовании. Возможно, это заставит их трижды подумать, прежде, чем стрелять по ним.
- Дело плохо, - встревожено проговорила она, крутясь на сидении.
- Есть немного, - сдержанно ответил автобот.
- Что ты собираешься делать?
- Пока – ничего.
Небольшие, приземистые домики, утопающие в цветущих садах по обе стороны дороги, редели, а холмы, напротив, росли. Они поднимались над шоссе грозными валами, приближались к нему все ближе, словно собираясь зажать дорогу в каменных тисках. Лиза с тревогой наблюдала за этими изменениями ландшафта. Домики оборвались сначала с одной стороны, а, минут через десять – с другой. Взгляд на миг зацепился за дорожный указатель – красочный плакат с изображением коттеджа в окружении сосен и надписью:
«Возвращайтесь в Маниту-Спрингс! Счастливого пути!»
Пригород Колорадо-Спрингс, столицы штата. Что ж, не так и далеко они уехали от Денвера…
- Приготовься, - велел Айронхайд.
«Приготовиться к чему?», мысленно взвыла Лиза, но вслух не произнесла ни слова.
Она повернулась к дороге и невольно ахнула – метрах в трехстах впереди дорогу перегородили два полицейских джипа, наискось припаркованных поперек дороги. Из-за их железных спин щерились черные шипы – дула винтовок.
«Вот и охотники. Приехали».
Вертолет завис прямо над крышей, и Айронхайд послушно сбросил скорость.
Лиза закрыла глаза, прижимая к груди заветный рюкзак, искренне надеясь, что лобовое стекло джипа окажется таким же крепким, как и крыша и выдержит хотя бы пару попаданий.
- Сдавайтесь! Вы окружены! – бубнил гнусавый голос, доносясь из хрипящего динамика громкоговорителя. – Остановите машину и выходите с поднятыми руками. Повторяю: вы окружены… сдавайтесь…
Шум винтов неожиданно утих. А секундой позже по крыше что-то оглушительно загрохотало. Айронхайд, издав удивленный возглас, неожиданно прибавил ходу, словно кто-то вдруг пнул его под задний бампер, сообщив необходимое ускорение.
Лиза распахнула глаза, в ужасе глядя прямо перед собой. Они на умопомрачительной скорости неслись прямо на заслон, а его защитники почему-то начинали потихоньку разбегаться, бесславно оставляя свой пост.
- Мы разобьемся! – отчаянно крикнула она, но никто ей не ответил.
Айронхайд, словно ничего перед собой не видя, мчался прямо на импровизированное препятствие – было ясно, что машины никто отогнать не успеет. Собственно, поздно было уже даже пытаться – они были уже так близко, что Лиза могла разглядеть болтающийся под зеркалом одной из машин ароматизатор-«елочку». Еще секунда – и они врежутся…
Но они не врезались. Дорога ушла из под колес, небо рванулось навстречу, а заслон ухнул вниз, тут же пропав из виду… Салон как-то странно накренился – нос джипа сначала круто задрался вверх, а потом, качнувшись, повернулся к низу. Лиза, расширив глаза, заворожено наблюдала, как мелькает впереди белый пунктир дорожной разметки. Чертовски странно было видеть дорогу, направленную параллельно лобовому стеклу…
- Вот и я, - весело воскликнул знакомый дребезжащий голос. – Как же давно я так не развлекался!..
- Старскрим!
Над головой грянул подозрительно-жизнерадостный сикерский смех. Лиза снова напомнила себе, что надо дышать и с силой выпустила воздух сквозь сжатые зубы, но рот ее сам по себе растянулся в улыбке облегчения.
- Скучала по мне? – сверху над стеклом свесилась ухмыляющаяся физиономия сикера.
- Кончай болтать и поставь меня на место! – крикнул Айронхайд. Впрочем, голос его звучал уже не так напряженно, как две минуты назад. – Извращенец крылатый!
Джип ощутимо тряхнуло и они потеряли высоту – теперь колеса Айронхайда почти касались дороги. Над ними с оглушительным шумом что-то пронеслось, дорогу пересекла тройная крылатая тень.
- Ой-ей, это еще не все, - проговорила Лиза, припав к боковому стеклу, чтобы увидеть, как три истребителя резво развернулись, на лету выстраиваясь в боевой порядок.
- Айронхайд, не подержишь кое-что? – ворчливо спросил Старскрим, - я сейчас вернусь.
- Закидывай, - ответил автобот, открывая заднюю дверцу.
Почти в тот же миг сикер ловко закинул в салон какой-то внушительных размеров грязный кулек и аккуратно прикрыл за ним дверцу. Джип снова тряхнуло, когда колеса неожиданно встретились с дорогой, но Айронхайд смог удержать управление, только слегка вильнув. Очень кстати, потому, что как раз в этот момент по ним открыли огонь.
Лиза, от волнения не обращая внимания на стрельбу, извернулась, заглядывая на заднее сидение, и удивленно ахнула, потому что грязный кулек, притащенный истребителем, оказался агентом Джеймсом Кирлихеном.
- Сейчас будет салют, - предупредил Айронхайд, и Лиза резко выпрямилась. Истребители – и свои, и чужие, были слишком высоко, чтобы их увидеть.
- Он собьет их? – с тревогой спросила Лиза, - они же не…
- Думаю, нет. У него осталось кое-что еще.
Лиза открыла было рот, чтобы спросить, что он имеет в виду, но было уже поздно – она увидела это сама.
Розоватое предзакатное небо озарила неяркая вспышка, и над дорогой расцвело быстро расширяющееся бело-голубое кольцо. На миг оно охватило почти весь небосвод, а потом исчезло, растворившись лазурным туманом.
Первый «F-15» рухнул на обочину, два других где-то за холмами – их падения Лиза вообще не видела, но зато очень хорошо услышала.
- Не промахнулся, - довольно заметил Айронхайд. Впереди, над дорогой, появился «Раптор» - сильно помятый, но не побежденный, и завис в паре метров над землей. Айронхайд вдавил в пол педаль газа, на какой-то миг почти догнав сикера, но тот, издевательски качнув крыльями, снова поднялся на высоту.
А в предзакатном небе, словно весенние цветы, один за другим распустились три парашюта.
Мир на Земле by noradyn
- Ты не успел его допросить? - с интересом спросила Лиза, разглядывая лицо агента Джеймса Кирлихена почти вплотную. Тот все еще был без сознания. Если бы не приметный шрам на подбородке, Лиза бы засомневалась, что ее крылатый друг прихватили нужного агента - разобрать черты в этом сплошном синяке было затруднительно. Нос, кажется, сломан, левый глаз заплыл, щека распухла - красавец-мужчина Джеймс Кирлихен сейчас больше напоминал уродливого тролля. Или отбивную... Лиза мысленно извинилась перед ним, хотя не могла не признать, что он сам виноват, что так получилось. Не надо было с ними связываться. Три идиота, объединенные общей целью - это страшная, всесокрушающая сила. Лиза тайком поглядела на своих спутников, которые, как и она, склонились над бесчувственным телом.
"Может, сами по себе мы не так уж плохи, но работая в команде, мы ведем себя, как три идиота". Вполне возможно, что так оно и есть – ведь только полному кретину могло придти в голову добровольно вписаться в эту авантюру.
- Он еще не приходил в сознание, - пожал плечами сикер.
- Неплохо ты его приложил, - задумчиво заметил Айронхайд. - Нам повезло, что он вообще не деактивировался.
- Заткнись, - привычно отмахнулся Старскрим, - откуда мне было знать, что он окажется таким... хлипким.
- Ну, вроде бы раньше ты был аккуратнее.
- Раньше мне не приходилось выковыривать белковых из вертолетов, - огрызнулся истребитель, - и вообще, если бы не я…
- Если бы не я, - поправила Лиза тоном, который, по ее мнению, должен был положить конец дискуссии, - мы бы, кстати, до сих пор были в... неопределенном положении.
- О, да, - фыркнул истребитель, - зато теперь наше положение определено, что дальше некуда!
- Мы оторвались, - сказал Айронхайд, но, к сожалению, уверенности в его голосе было гораздо меньше, чем Лизе хотелось бы услышать.
- Если мы разделимся, им будет труднее нас найти, - сказала она. Оба меха как-то недобро посмотрели на нее, - разумеется, после того, как найдем то, что Мэтт спрятал. И, я бы попросила вас учесть, что... дальнейшее продолжение конфликта значительно упростит задачу наших преследователей.
Они переглянулись.
- Что ты имеешь в виду? - поинтересовался Айронхайд.
- То, что если вы так и будете грызться по любому поводу, далеко мы не убежим.
Старскрим рассмеялся. Звук был, словно кто-то потряс ведро с ржавыми гайками.
- Детка, у нас вообще-то война.
Айронхайд согласно кивнул.
- И что же вы будете делать, когда мы найдем то, что ищем? - вкрадчиво поинтересовалась Лиза. - Поубиваете друг друга?
- Да! - коротко ответил Айронхайд.
- Естественно, - одновременно с автоботом усмехнулся Старскрим. - А что, есть альтернативное предложение?..
Лиза задумалась. Вообще-то звучало неплохо - пока эти двое будут заниматься друг другом, у нее появится уникальная возможность смыться от них подальше. Может быть, ей вообще сказочно повезет, и они действительно достигнут полной взаимности и таки друг друга убьют. В конце концов, какое ей до этого дело? Но, тем не менее, такой вариант ее почему-то не устраивал.
- Я предлагаю, - осторожно начала она, - продлить ваше перемирие. В конце концов, вы оба... приложили немало усилий, чтобы найти носитель, и, если мы все-таки его найдем, будет справедливо, если результат будет разделен поровну. И никто не будет никого убивать.
Вот так. Это, наверное, будет честно.
Айронхайд, удивленно нахмурившись, повернулся к десептикону, а тот, в свою очередь, посмотрел на автобота с изумленным презрением. А потом оба расхохотались.
- Но это же глупо! - отчаянно воскликнула Лиза. Ее голос потонул в их скрежещущем смехе. - Неужели вы прошли через все это только ради того, чтобы все разрушить?
- Если ты думаешь, что раз мы "прошли через все это", - Старскрим иронично изобразил кавычки двумя пальцами, - то можем подружиться, то ты глубоко заблуждаешься… червячок.
- Мягко говоря, - пробормотал через смех Айронхайд.
- Я не предлагаю вам подружиться, - сказала Лиза с явным раздражением, - вы же как-то терпели друг друга целую неделю! Неужели так сложно потерпеть еще пару часов?
- Я не собираюсь отдавать этому, - автобот указал на все еще хихикающего сикера, - нашу победу. В городе я спасал тебя, а не его.
- Не отдавать, - простонала Лиза, уже отчаявшись добиться понимания, - разделить!
- Хочешь уравнять шансы? - ехидно поинтересовался истребитель.
- Думаешь, десептиконы будут тебе благодарны? - хмыкнул Айронхайд, косясь на соперника.
- Да плевать я на них хотела, - вздохнула Лиза, - послушайте, мне тут некогда разбираться, кто из вас хороший, а кто плохой. По мне, так вы оба друг друга стоите. Но я считаю, что это... будет нечестно. Не по отношению к вам - вы оба меня уже порядком достали, а по отношению к нам, людям. Откуда мне знать, что будет с Землей, когда кто-то из вас победит? Я вам обоим не доверяю. Мэтт, кстати, тоже не доверял, и, сдается, неспроста он не отдал свое изобретение автоботам. Поэтому мне немного не по себе из-за того, что, в конечном итоге, мне придется решать, кто из вас победит.
- Вообще-то мы сами можем разобраться, - заметил Старскрим.
- Пока что вы даже не знаете, что конкретно вы пытаетесь получить, - парировала Лиза. - В общем, ты, конечно, прав, вам ничего не стоит отобрать у меня носитель (если он действительно все еще у меня), и, как ты говоришь, "разобраться", но все же... я оказалась замешана в этом не по своей воле, но все-таки - замешана. И мне кажется, я имею право что-то решать, как... представитель третьей заинтересованной стороны. Если вы - и автоботы, и десептиконы - получите то, что там нахимичил Мэтт, то вы все получите шанс победить. Равные возможности для всех, и так далее. Ничего не изменится, по большому счету.
- Как раз это нас и не устраивает.
- А меня - вполне. По крайней мере, если лет через двадцать меня спросят, какого черта я натворила, помогая этим чокнутым инопланетным роботам, то я смогу с чистой совестью ответить, что пыталась сохранить нейтралитет.
- А ведь она права, - неожиданно заявил Айронхайд. - Прайм бы это одобрил.
- Вот только мнения Прайма мне не хватало, - пробормотал истребитель. - Впрочем, я могу тебя понять, белковая. Пытаешься сбросить с себя ответственность. Я бы и сам так поступил на твоем месте.
Лиза пожала плечами. Пусть так.
- Значит, будь по-твоему, - сказал Старскрим, и повернулся к автоботу, - все равно мы вас уделаем.
- Или мы вас, - флегматично кивнул Айронхайд.
Лиза облегченно вздохнула. Дело оставалось за малым.

...Привести Кирлихена в сознание оказалось не так просто. Лиза пыталась его растолкать, но он только невнятно мычал и дергался. Это, понятное дело, не способствовало поддержанию дружественной атмосферы в их странной команде. Лиза, которая сама, вероятно, была не в лучшем состоянии, чем их пленник, предложила до поры оставить его в покое. Похоже, вырубив его, Старскрим действительно перестарался. Кирлихену нужен был врач, иначе он вообще может не дожить до утра. Интересно, неужели только он знал тайну Мэтта? А если нет, смогут ли они отловить еще какого-нибудь осведомленного агента?
Посовещавшись, они решили сменить позицию и убраться подальше от города, ибо торчать на одном месте, ожидая, пока связной очухается, было, по меньшей мере, неразумно. Лиза полностью одобряла эту здравую мысль.
Ночь неумолимо заканчивалась. Было решено, что к рассвету лучше бы уже подыскать более-менее безопасное укрытие. Черт знает почему, но, пока они удалялись от города, никто не пытался остановить Айронхайда на дороге - не было ни полицейских кордонов, ни воздушных патрулей... Возможно, заварушка в Колорадо-Спрингс несколько поумерила пыл преследователей, а, может, кто-то там наверху решил, что игра не стоит свеч и проще дать кибертронцем уйти, чтобы прихватить их потом. В общем, им, похоже, повезло. Пока.
Кирлихена погрузили в салон Айронхайда, а Лиза, ради симметрии, полетела с сикером. …Минут через сорок они нашли место, подходящее для того, чтобы немного переждать - глубокий овраг в сердце крупного лесного массива, вокруг которого на много миль не было видно человеческого жилья. Почти наверняка какой-нибудь заповедник, подумала Лиза. С воздуха лес казался маленькой зеленой кляксой на клетчатой скатерти возделанных полей.
Айронхайду понадобилось часа полтора, чтобы их догнать - он приехал, недовольно фырча двигателем, уже после рассвета. Лиза с большим трудом выгрузила Кирлихена (выглядел он вроде бы уже получше) и уложила его на берегу ручья, накрыв своей рубашкой, а вторую, которая уже практически ничем не отличалась от половой тряпки, положила ему под голову. Не бог весть что, но большего она сделать не могла.
Закончив с этим, она прошлась вдоль ручья, разминая затекшие ноги и наслаждаясь кратким затишьем. Никто не стал ее останавливать. Когда она вернулась, Айронхайд и Старскрим сидели на противоположных склонах, старательно делая вид, что не замечают друг друга. В ее сторону они тоже не смотрели.
Лиза вдруг решила, что не может упустить такой момент. В конце концов, она уже целую неделю таскает с собой камеру и до сих пор умудрилась ее не разбить - это ли не знак свыше, намекающий, что неплохо бы ею воспользоваться? Когда она еще такое увидит... Будет, что показать внукам, ха! Хотя, на самом деле, вряд ли ей захочется кому-то показывать эти фотографии или вообще вспоминать об этом приключении, но все же...
Она достала камеру, содрала с нее уже порядком измочаленную пленку, и, присев на корточки, сняла крышку с объектива. Скомпоновав кадр, нажала на кнопку спуска.
Но затвор не щелкнул.
Лиза досадливо опустила камеру - неужели все-таки опять разбила? Но, к ее удивлению, причина была другой: на дисплее светилось неожиданное "out of memory*". Интересно, когда это она успела забить карточку на четыре гигабайта? В последний раз она чистила ее перед той проклятой портлендской конференцией - там должно быть еще полно места...
Лиза отступила в тень деревьев, и, усевшись на поваленном стволе, вызвала режим просмотра. Быстро пролистала несколько кадров - снимки с конференции. Чьи-то выступления, фото с новыми знакомыми в фойе гостиницы... Она на миг остановилась на одной фотографии - светлое кафе, белый столик, а за ним - улыбающийся паренек с помятым лицом и неаккуратно подстриженными льняными, словно выгоревшими, волосами.
"Мэтт Ирвинг, будь ты проклят, за то, что втянул меня в это..." Лиза нажала на кнопку, листая дальше.
Но следующее фото не открылось. "Файл не является изображением" - сине-красные буквы на черном дисплее. Лиза пролистнула его, решив, что это не имеет значения - ее старый "Никон" иногда выдавал такие шутки, но сообщение появилось снова. Дальше опять шли фото из Портленда.
Лиза вздрогнула. А что, если...
Нет. Он не мог... Лиза, похолодев, вернула кадр из кафе и обмерла - на столе перед Стивом стоял открытый ноутбук. Только сейчас она вспомнила, что он там что-то печатал, пока они пили кофе. Она тогда и сфотографировала его, попросив посмотреть в кадр, а потом... Потом она вышла в туалет, а камеру оставила на столе. Мог ли он успеть скопировать данные за это время? Сколько ее не было? Минут пять? Возможно ли залить на карточку такой объем информации за пять минут, и при этом еще и успеть вставить ее обратно в камеру?
Лиза, дрожа от сковавшего ее ужаса, извлекла карточку из камеры. Как назло, наладонник завалился куда-то на дно рюкзака, и ей понадобилось чертовски много времени, чтобы его отыскать. Она для того и носила его в рюкзаке, чтобы просматривать фотографии в экспедициях или во время своих путешествий автостопом - это гораздо удобнее, чем пытаться разглядеть огрехи фокусировки на микроскопическом дисплее "Никона". За эти минуты она успела дойти до состояния тихой истерики. Носитель! "Он может выглядеть как угодно... он был у тебя в пустыне..." Черт, да ведь действительно - был! Все это время - прямо у нее под носом!
КПК жутко тормозил, считывая информацию. Один файл вообще не удалось открыть - он весил безумно много, и имел какое-то странное расширение, а вот второй оказался текстовым документом. Лиза открыла его.
Едва она прочитала первый абзац, как ощутила, что по спине бегут мурашки. Сомнений больше не оставалось. Это действительно то, что они искали. Но вряд ли - то, что хотели найти...
"Ради блага всего человечества", прочитала Лиза, "эта информация должна попасть в надежные руки. Я подозреваю, что они знают о моем изобретении, и не хочу рисковать. Я передаю файл с техническим описанием и инструкцией третьему лицу - у меня просто нет выхода. Лиза, я надеюсь, что ты поймешь. Ты хорошая, умная девушка. Я понимаю, что все это выглядит немного странно, но не пытайся понять то, что ты прочитаешь дальше - я искренне надеюсь, что, ради твоего же блага, ты никогда не узнаешь, о чем идет речь. Пожалуйста, передай это посление агенту ЦРУ Джеймсу Кирлихену. Я не против, если ты оставишь себе копию и увезешь ее домой - там тоже наверняка найдутся заинтересованные лица"...
Да уж. Вовремя, ничего не скажешь. Лиза подняла голову, чтобы убедиться, что ее невольные друзья все еще остаются у ручья - со своего места она видела плечо сикера, скрючившегося, чтобы его макушка не высовывалась из-за деревьев. У нее вдруг возникло глупое желание - выскочить к ним и завопить "Нашла! Нашла!", но она подавила его. И стала читать дальше.
К концу третьего абзаца она невольно прониклась уважением к Мэтту. "...Угроза для всего человечества...". Лиза нервно усмехнулась - он прекрасно понимал, кто его враг.
"...Их необходимо уничтожить. Ради блага Земли, ради блага всех людей - мы должны избавиться от этой угрозы".
Что ж, он правильно все рассчитал, выбрав себе курьера для своего последнего (интересно, а знал ли он, что оно - последнее?) послания. И почти не ошибся. Почти...
Лиза вчитывалась в текст, чувствуя, как волосы шевелятся у нее на затылке, вставая дыбом. Мэтт явно писал это второпях - сбивчиво, неровно, перемежая слова своего обращения к некому безликому читателю с техническими терминами: одни Лиза смутно припоминала из университетского курса физики, другие встречала впервые. Но общий смысл был ей ясен.
"Я начал изучать их еще на Диего-Гарсия - у меня был почти неограниченный доступ. Они отказались сотрудничать с нашими инженерами, отказались предоставить нам образцы вооружений для изучения. И тогда я понял, что они не такие порядочные, какими хотят казаться. Может, в этом я и неправ, но я абсолютно уверен - их война погубит нас. Могут они победить или нет - неважно. Мы же должны установить мир"
Мир для всего мира. Не победа - а именно мир. Господь милосердный...
"...Особый вид излучения... как болезнь... они не чувствуют его, но оно их убивает. На Диего-Гарсия я собрал экспериментальную установку и испытал ее - чертовски трудно было сохранить это в тайне. Убедившись, что она работает, я ее демонтировал. У меня не хватило смелости, чтобы довести дело до конца - если бы один из них умер, они бы что-то заподозрили, и мы бы навсегда утратили шанс их уничтожить. Излучение действует медленно - нужно несколько дней, чтобы оно полностью разрушило их нейросеть. Зона действия тоже мала - я не успел это исправить, но излучение можно усилить..."
Дальше шло длинное объяснение, как этого добиться, утыканное непонятными терминами, и Лиза прервала чтение. Ее дыхание участилось и стало тяжелым - как будто она только что пробежала марафонскую дистанцию.
Мир для Земли. Победа для людей. Полная, абсолютная, безоговорочная победа. Победа ценой предательства. Победа ценой чести. Однако - победа, приносящая мир. Это было... отвратительно.
Но Мэтт, возможно, прав. Прав во всем, кроме избранного им средства. Грязный, подлый трюк. Но, возможно, другого пути нет?
Лиза задумалась. Он пробыл с ними дольше, и знал их лучше, чем она. Но правильно ли он их оценил? Во многом она была с ним согласна. Им не место на Земле. Но все же... Она попыталась представить, как бы это было. Айронхайд или Старскрим, корчащиеся на земле от нестерпимой боли (интересно, им было бы больно? почти наверняка), не понимающие, что с ними происходит - до самого конца. Или все-таки осознавшие? Лиза вздрогнула, вспомнив, что совсем недавно сама мечтала о том, чтобы они убили друг друга. Но... такой смерти они не заслужили. Никто не заслуживает такой смерти.
Удар в спину. Старскрим поворачивался к своему врагу спиной. И Айронхайд тоже - но ни один из них не воспользовался моментом. Неужели только люди на такое способны?
"Будь ты проклят, Мэтт Ирвинг. Ты - чудовище".
- Белковая?
Лиза чуть не выронила наладонник от неожиданности. Алая оптика сикера застыла в нескольких футах над ее головой, ветки кустарника частично скрывали лицо. Она поспешно перевернула КПК экраном вниз.
- Да?..
- Он, кажется, приходит в себя, - сообщил Старскрим, - тебе лучше его связать. Боюсь, мы опять можем... перестараться.
Она судорожно выдохнула.
- Да, конечно. Дай мне две минуты. Я сейчас подойду.
Он кивнул и отодвинулся, исчезая за деревьями.
Лиза посмотрела на свой наладонник, словно он вдруг превратился в ядовитую змею. Потом, быстро дочитав оставшийся абзац, закрыла файл, вытащила карточку, вернув ее в камеру. Чувствовала она себя препаршиво, и боль в ушибленной груди была здесь не при чем.
"Я не имею на это права... но и вы, черт бы вас всех подрал, тоже".
Нет, все-таки, Мэтт ошибался. Цель не оправдывает средства. Он думал, что, если его план удастся осуществить, победят люди. Но это не так.
Если они выберут этот путь, победит зло.


К Кирлихену действительно возвращалось сознание. Лиза связала ему руки своей рубашкой, затянув узел так туго, как только смогла, особо не заботясь о том, не пережмет ли она ему руки. Потом, немного подумав, она связала ему и ноги, и с трудом усадила, прислонив спиной к стволу дерева.
- Вам лучше уйти, - сказала она своим спутникам, нетерпеливо топтавшимся по дну оврага. - Вряд ли он захочет говорить, если вы будете маячить у меня за спиной.
- Мне кажется, это напротив, развяжет ему язык, - заметил Старскрим, многозначительно щелкнув затвором своей пушки.
- Нет, - отрезала Лиза. "Надо как-то спровадить их, иначе они просто разорвут его на части, когда узнают. И меня заодно". - Я уверена, что смогу его разговорить. Этот человек - разведчик. Его учили противостоять пыткам и плевать на угрозы. Так от него ничего не добьешься. Я поговорю с ним... мирно. Это подействует.
Айронхайд пожал плечами.
- Пусть попробует, - сказал он, - в конце концов, пощипать его мы всегда успеем.
Он ушел, пристроившись выше по склону, вне пределов слышимости. Старскрим некоторое время колебался, но все же последовал его примеру, пробормотав что-то насчет неоправданной гуманности. Лиза осталась с пленником наедине.
Понадобилось минут двадцать, чтобы он пришел в себя окончательно. Лиза не торопила события, ей было даже немного жаль, что сознание возвращается к нему так быстро. Ей необходимо было подумать. И она сомневалась, что ей на это хватит даже двух недель, не то, что пары десятков минут.
Когда мутный взгляд сфокусировался на ее лице, она только молча кивнула в знак приветствия.
- Ты... - прохрипел Кирлихен. - Сволочная девка...
- Есть немного, - вздохнула Лиза. - Выпейте воды. Вам бы не помешал аспирин, но я выпила последнюю таблетку еще на прошлой неделе.
Она поднесла к его губам свою походную кружку, в которую набрала воды из ручья. Кирлихен вроде бы сделал микроскопический глоток, но все это время злобно буравил ее заплывшими глазами.
- Чего тебе нужно? - спросил он, облизнув мокрые губы, - Учти, я ничего не скажу.
- И не надо, - ответила Лиза. - Я и так уже все знаю.
- Что? - каркнул Кирлихен, кривя рот в ухмылке. - Что ты знаешь? Твои друзья...
- Мои друзья, - кивнула Лиза, перебивая его. – Как бы странно это ни звучало.
Кирлихен некоторое время молча разглядывал ее. Лиза не смогла разобрать выражения его лица, но решила, что это в принципе и неважно. Она ненавидела этого человека, но могла его понять.
- Карточка у тебя? - спросил, наконец, агент.
- Да, - ответила Лиза. - Но я ее вам не отдам.
- Спелась с этими уродами? - фыркнул Кирлихен. С его губ слетело несколько капель слюны. Лиза брезгливо поморщилась. - Зря, девочка. На этой карточке - судьба нашего мира. Ты хочешь передать ее в руки... им?
- Нет, - коротко ответила Лиза. Ей стало тошно от наигранной снисходительности, пропитавшей его голос, как яд. - Я оставлю ее себе.
Кирлихен закашлялся - не то от возмущения, не то от того, что в горле у него пересохло.
"Идиот", подумала Лиза, "я же дала тебе воды. Думал, что я хочу тебя отравить? Зря. Не стоит судить всех по себе".
- Почему? - спросил он, не дождавшись от нее пояснений.
- Потому, что она моя, - просто ответила Лиза, - это - моя собственность. Я даже могу это доказать, хотите? Нет? Я так и думала. Странно, мне казалось, в США должны уважать частную собственность.
- Дура, - крякнул Кирлихен. - Что за чушь ты несешь? Ты хоть понимаешь, что с тобой за это сделают? Я лично устрою так, что ты сгниешь в тюрьме...
- Заметьте, я вам не угрожала.
Кирлихен зарычал - кажется, при этом он пытался что-то сказать, но зашелся в новом приступе кашля. Лиза посмотрела на кружку, стоящую на земле рядом с ней, и решила, что, пожалуй, этот человек уже исчерпал запас ее милосердия.
- Знаете, я вот что не могу понять, - задумчиво проговорила она, перекатываясь с пяток на мыски и обратно, - почему Мэтт сам не передал вам эти данные? У него ведь была возможность это сделать, что бы он там ни говорил. Но, тем не менее, он отдал свое открытие мне. Почему, не знаете? Мне кажется, конспирация тут не причем. Он ведь прекрасно понимал, с кем имеет дело.
- Ирвинг был гением, - заметил Кирлихен. - Но трусом. У него просто разыгралась паранойя.
- Да, - согласилась Лиза. - Он был трусом. Ему не хватало смелости принять решение. Знаете, есть люди, которые, оказавшись со своим врагом в одной комнате с заряженным пистолетом в руке, все равно не смогут выстрелить - им не хватит духу лишить человека жизни. Не потому, что они бояться чего-то - наказания ли, ответственности, вида крови... Просто они не могут уничтожить то, что не создавали. Я знала много таких людей. И Мэтт был таким. И он знал, что вы-то нажмете на курок, не задумываясь. И, отдай он карточку вам - это было бы все равно, что принять окончательное решение в этом вопросе. Все равно, если бы он нажал на курок сам. Понимаете?
- Нет, - признался Кирлихен. Ему явно не хотелось ее слушать.
- Ему нужен был кто-то третий. Нейтральная сторона. Судья, если угодно. Тот, кто слеп, но тот, у кого хватит ума взвесить факты. У кого хватит решимости выстрелить, и благоразумия - чтобы пощадить. Я поняла это, прочитав его послание. Дочитав его до конца. Он выбрал меня. Понятия не имею, почему. Может, он выбрал неправильно, но я уже ничего не могу с этим поделать.
- И что ты себе вообразила? - неприязненно проговорил Кирлихен, - что можешь судить? Что можешь вынести вердикт? Да ты ничего не знаешь...
- Это не я вообразила. Это придумал Мэтт. Он ведь действительно был гением, не находите?
Кирлихен промолчал.
- Но вы правы, - продолжала Лиза. - Я действительно не могу вынести вердикт, по крайней мере, пока не выслушаю обе стороны. Давайте упростим наш процесс, приняв вас за вторую заинтересованную сторону. Будете, например, истцом. Вам есть, что сказать?
- Ты не понимаешь, - простонал Кирлихен, - я всю жизнь посвятил тому, чтобы защищать эту страну. Чтобы такие как ты, - он дернул подбородком в ее сторону, - могли спокойно ходить по улицам и спать по ночам...
- Общие слова, - возразила Лиза, - Такие, как я - причина вашей профессиональной паранойи. Вам же вечно должны мерещиться русские шпионы, разве нет?
Кирлихен оскалился.
- Безмозглая девчонка. Они нас уничтожат.
- У вас есть доказательства?
Кирлихен выпучил глаза.
- Доказательства? Посмотри на них!
Лиза послушно перевела взгляд на Айронхайда и Старскрима, сидевших на склоне, за спиной агента. Они, в свою очередь, выжидательно глядели на нее. Лиза пожала плечами.
- Не вижу ничего такого, что бы указывало на то, что они собираются уничтожить нашу планету. Мне кажется, что, если бы они этого хотели, они бы это давно уже сделали.
- Год назад в Египте они _почти _это сделали, - сказал Кирлихен.
- Что, передумали в последний момент? - иронично уточнила Лиза. Кирлихен с отвращением отвернулся. - Так я и думала. Доказательств у вас нет. Значит, я не изменю своего решения. Карточка останется у меня.
- А со мной что будешь делать? Попросишь своих приятелей меня прикончить?
- О, нет. Я вас вырублю. Вот этой лопаткой, - Лиза продемонстрировала ему указанное орудие, - у меня уже есть опыт. Если, конечно, вы сами не соблаговолите потерять сознание. А потом я вас отпущу. Заберу у вас оружие и документы, и попрошу Айронхайда выкинуть вас в ближайшей населенке.
"Потому, что если я попрошу об этом Старскрима, он сбросит тебя с трех тысяч футов".
- Глупо. Когда меня найдут, за тобой будет бегать все управление. Мы подключим полицию. Твои друзья тебе не помогут.
Лиза улыбнулась.
- Уверяю, пока вас найдут, я десять раз успею выехать за пределы США. Подумайте сами - вы окажетесь в неизвестном городе, избитый, оборванный, без сознания, без документов... Я бы даже могла найти немного виски, чтобы влить вам в рот. Полиция решит, что вы... перебрали. Ваши же коллеги сейчас почти наверняка думают, что мы вас убили, или что вы погибли в Колорадо-Спрингс. Пока они разберутся, что к чему, я буду уже далеко.
- Ты слишком самоуверенна, - буркнул Кирлихен. Но и сам он говорил без особой уверенности. Лиза торжествовала - значит, ее план может удаться.
- Не больше, чем вы, - сказала она, и, улыбнувшись, поднялась на ноги, намереваясь приступить к исполнению своего плана немедленно.
End Notes:
* «Закончилась память» или что-то вроде того)
Приключениям - конец! by noradyn
- Ничего не понимаю, - пробормотал Айронхайд, вытаскивая карточку из ридера, - там ничего нет! Это точно тот носитель?
- Да, - ответила Лиза, не поднимая глаз от костра, который развела, пока боты решали, кто из них первый скопирует информацию с носителя. - По крайней мере, второй у меня нет.
Айронхайд нехотя передал карту памяти десептикону. Тот изучал ее несколько дольше, но, судя по выражению морды, с каждой секундой становившимся все более мрачным, с тем же результатом.
- Шлак! Столько усилий и все зря! Как такое могло произойти?
Лиза, почувствовав на себе его взгляд, только пожала плечами.
- Не знаю. У меня пару раз бывали неприятности с этими карточками. Говорят, они могут размагнититься даже из-за рамки металлодетектора*. Не очень надежный носитель.
- Ясно, - буркнул автобот. - Кое-кому следовало поосторожнее плеваться эм-импульсами.
Старскрим вытащил карточку и одарил противника таким тяжелым взглядом, что даже видавшему виды Айронхайду стало не по себе.
- Ну что ж, - произнесла Лиза, поднимаясь с корточек, - по-моему, в этом есть какая-то часть высшей справедливости. Вы оба так страстно желали этим завладеть, и теперь оно не досталось никому. Забавно.
- Не вижу ничего забавного, - проворчал черный мех. - Что я теперь скажу Прайму? Я таскался с вами почти целую неделю, и все впустую!
- А так хотелось порадовать лидера, - иронично протянул сикер, - а теперь ведь придется как-то объяснять ему, где ты шлялся...
- Тебе, кстати, тоже это предстоит.
- Что-нибудь совру. И тебе, кстати, советую. Можешь, например, сказать, что я тебя поймал и подверг длительным и изощренным пыткам.
- Квинта с два! - машинально ответил Айронхайд, но все-таки задумался над словами истребителя.
- Дай-ка сюда эту карту, - обратилась к сикеру Лиза. Старскрим охотно отдал ей бесполезный теперь носитель, положив его на протянутую ладонь.
- Придется покупать новую, - вздохнула Лиза, повертев карту памяти в руках. - сдается мне, эта больше ни на что не годится.
И она бросила ее в огонь.
Некоторое время все трое молча наблюдали за тем, как плавится и закипает в весело потрескивающем пламени пластик, как чернеют контакты - как то, что еще недавно было надеждой на победу – или на мир для человечества - превращается в кусок бесполезного шлака. Лиза подумала, что теперь понимает, почему они используют это слово в качестве ругательства.
Первым нарушил тишину Айронхайд.
- Что теперь?
- Ясно, что. Вернемся к своим и забудем об этом... недоразумении.
- О'кей. Лиза, подкинуть тебя до города?
- Ну, нет уж. Доеду на попутке. Только утром - не хочется стопить в темноте. Плохая примета, знаете ли. В прошлый раз, когда я так делала, на меня упал самолет.
Никто, даже она сама, не улыбнулся шутке.
- Ладно. До рассвета подожду с тобой. Не оставлять же тебя здесь совсем одну. Или, тем более с... ЭТИМ.
- Я тоже подожду, - неожиданно заявил сикер. - Торопиться некуда.

Лиза стояла на краю обрыва, наблюдая за шоссе, по которому изредка проносились машины, раскалывая тишину ревом мотора и шелестом шин. Отсюда можно было разобрать только огоньки: белые - фар, красные - габаритные. Боты остались у костра, вполне мирно о чем-то беседуя, а ей сейчас было необходимо побыть одной. Поразмышлять.
Впрочем, задавать себе вопросы, на которые не знаешь ответов - гиблое дело. И потому Лиза даже обрадовалась, когда рядом с ней бесшумно приземлился сикер.
- А что ты сделал с Айронхайдом? - спросила она, не поворачивая головы.
- Ты действительно хочешь знать?
Тон его был так серьезен, что Лиза обеспокоенно оглянулась. К счастью, Айронхайд был цел и невредим, по крайней мере, новых дырок при беглом осмотре в нем не обнаружилось.
- Лиза, - снова очень серьезно, что было совсем для него нехарактерно, произнес Старскрим. Лиза невольно насторожилась, и, как выяснилось, не зря. - Зачем ты стерла файл?
Она не ответила, главным образом потому, что сама не знала. Тогда это показалось ей правильным, после того, что она прочитала. У Мэтта Ирвинга, оказывается, было очень странное представление о мире. Впрочем, мир - понятие относительное, как выяснилось.
- Как ты догадался, что это я?
- Я же не идиот и могу отличить размагниченный носитель от отформатированного.
Лиза улыбнулась, мотнув головой.
- Но Айронхайду ты ничего не сказал. Ты хоть догадываешься, что там было?
- Только о том, что Мэтт Ирвинг хотел мира для людей, а не для нас, кибертронцев.
Лиза кивнула.
- Может быть, он был прав. Вы, ребята, чертовски опасны для нашей планеты. Может, я еще пожалею о том, что уничтожила эту запись, не сделав копии.
- Почти наверняка пожалеешь.
- Ну и черт бы с ней. Как бы то ни было, мы, люди, не имеем права решать... вопросы такого масштаба. Это как-то сильно разнится с моими представлениями о законах гостеприимства. И я не хочу участвовать в уничтожении целой расы, тем более, таким подлым способом. Кое-кому из вас, конечно, стоит крылья поотрывать за все хорошее, но в целом... Не такие вы и ужасные, как думал Мэтт.
- Ты многого не знаешь. Некоторые из нас действительно пытались уничтожить вашу планету.
- А другие ее спасали. Я уже думала об этом. И, как бы то ни было, вариант Мэтта мне не по душе.
- Ты понимаешь, что приняла это решение за все человечество? Не слишком ли много для маленького червячка?
- Давай не будем устраивать философскую дискуссию, а? Или ты хочешь убедить меня в том, что я не права, чтобы я сошла с ума от угрызений совести? Нет уж. Я приняла решение, осознаю ответственность, и не хочу больше об этом говорить.
- Ладно. Белковая?
- Да?
- Спасибо.

- Ты уверена? - в который раз переспросил Айронхайд. - Будет надежнее, если ты поедешь со мной.
- Уверена, - твердо ответила Лиза. - Без обид, Айронхайд, но мне кажется, что с меня хватит контактов с инопланетными формами жизни на ближайшие десять-двадцать лет. Потом, так уж и быть, может, навещу вас, если к тому времени вы, конечно, еще не поубиваете друг друга и не разрушите наш мир. К тому же, мне не хотелось бы объясняться с твоими друзьями из "Гнезда", и, тем более, с ребятами из ЦРУ. Думаю, мне вообще стоит как можно скорее покинуть Штаты.
- Ладно, как знаешь, - бот пожал могучими плечами. - Тогда бывай. Может, еще увидимся.
"Не дай Бог", подумала Лиза, сдержанно улыбаясь недавнему соратнику.
- Удачи вам, - коротко сказала она, протянув Айронхайду руку. Крепкое рукопожатие автобота едва не стоило ей целости костей запястья, но она постаралась не поморщится от боли, - Старскрим?
- Да, да, - раздраженно откликнулся десептикон, - как жаль, что мы наконец-то расстаемся, и все такое.
Лиза, усмехнувшись, протянула руку и ему.
- Не порть торжественный момент.
Сикер криво усмехнулся и протянул ей палец. Лиза энергично потрясла его, радуясь, что этот ритуал прощания все-таки обойдется без травм.
- Хотя, конечно, действительно жаль, - пробормотал истребитель после непродолжительной паузы. - Я уже как-то привык к этому маленькому белковому раздражителю.
- Хочешь сказать, что будешь скучать?
- Квинта с два! - ответил Старскрим, но его улыбка Лизе почему-то очень не понравилась. - Давайте уже разлетаться, пока нас кто-нибудь не заметил.
- Ты ничего не забыл, Скример? - произнес Айронхайд.
Сикер обернулся и удивленно застыл. Автобот, ухмыляясь во все дентопластины, протягивал ему руку.
- Ты, конечно, редкостный говнюк, но работать с тобой было... интересно.
- Я сейчас прямо расплачусь от умиления, - пробормотал сикер, но все-таки сцепил свою конечность с черной лапой автобота. Лиза прикрыла рот рукой, борясь с душившим ее глуповатым хихиканьем. Редкое астрономические явление... Несколько секунд они так и стояли, а потом опустили руки и отступили друг от друга на несколько шагов.
- Теперь, я надеюсь, все?
Айронхайд кивнул.
- До встречи, Скример. Надеюсь, не до скорой.
Старскрим фыркнул, и, молча трансформировавшись, включил двигатели, обдавшие его бывших невольных напарников волной сухого жара. Серебристый "Раптор" на миг завис в нескольких метрах над землей, а потом взмыл в небо, пронзив пелену заволокших небо облаков, и исчез из виду.
Лиза проводила его взглядом и оглянулась. Айронхайд тоже успел трансформироваться и завел двигатель. Помахав ему рукой, она повернулась к югу, в сторону шоссе, и неспешно побрела вперед. Пожалуй, впервые за эти несколько дней она пребывала в отличном расположении духа, и через некоторое время, когда черный джип уже скрылся в облаке поднятой колесами пыли, даже стала напевать себе под нос какую-то незатейливую мелодию.
Все было отлично. Кто знает, чем это все обернется в будущем. Может, она действительно пожалеет о своем решении, но что-то подсказывало ей, что этого не будет. Главное, что для нее все вся эта история завершилась. Конец приключениям. Пора домой.
Из облаков на миг вынырнул хищный силуэт сикера. Истребитель качнул крылом и снова взмыл вверх, перевернувшись в невообразимом кульбите.
Лиза надеялась, что больше она его не увидит. Никогда.
End Notes:
*На самом деле не совсем, тут Лиза неумело врет. Однако внезапные проблемы с карточками CF, которые обычно работают с цифровыми зеркалками, действительно бывают.
...ну, или не совсем. Эпилог by noradyn
- Что? Как - заблокирован? Вы, должно быть, ошиблись?
- Извините, мне очень жаль, - ответила девушка в голубой униформе, натянуто улыбнувшись. - Ошибки быть не может, банк подтвердил блокировку счета. Если хотите, можете оплатить наличными.
- Нет, спасибо, - пробормотала Лиза. - извините.
Лиза вернула кассирше фальшивую улыбку, и отошла от стойки.
- Дело пахнет керосином, - пробормотала она себе под нос, нахмурившись. Проклятая страна.
Что ж, похоже, в ближайшее время улететь из этого гиблого места не получится. Черт, да теперь она даже еды купить себе не может - последние наличные деньги ушли на оплату такси до аэропорта. Какой-то мерзавец (впрочем, не какой-то, а вполне конкретный) отменил ее бронь. Теперь еще и счет заблокирован, и Лиза сильно сомневалась в том, что ей удастся его разморозить. И что теперь делать? Вернуться в университет? Можно попробовать. Можно было бы занять у Майка денег на билет. Если, конечно, он уже не злится на нее за то, что она тогда выпихнула его из машины... Да и даже в этом случае нет никакой гарантии, что ее по каким- то причинам не снимут с уже вырулившего на взлетную полосу самолета... Нет, это вообще плохая идея. Искать ее, скорее всего, будут именно там.
Может, как-то связаться с ребятами с Диего-Гарсия? Лиза вспомнила Айронхайда и невольно содрогнулась. А ведь он там не единственный бот, и другие, наверное, не лучше... Нет, к черту Диего-Гарсия.
Тяжело вздохнув, она прошла через просторный зал аэропорта к огромному, во всю стену, окну, открывавшемуся на взлетную полосу. Этакая живая реклама. Посмотрите, как у нас все замечательно. Видите, эти штуки все-таки отрываются от земли и даже садятся обратно! Лиза тихо выругалась.
За окном белоснежный пассажирский лайнер как раз выруливал на взлет. Кто знает, может быть, это был как раз тот самый аэробус, который должен был унести ее домой? Ах, зараза. Ну ничего, если уж ей удалось выжить в этой передряге с инопланетными роботами, уйти от вездесущего Управления, то с таким пустяком, как покупка билета на самолет, она как-нибудь справиться. Если, конечно, ЦРУ не найдет ее раньше. Лиза в красках представила себе, как будет вкалывать официанткой в какой-нибудь занюханной рыгаловке, лишь бы убраться отсюда, и ей стало очень грустно.
Лайнер развернулся. Его огромный корпус больше не загораживал резервную полосу, на которой спокойно ждал своего часа серебристый F-22, стоявший там с таким невозмутимым видом, будто так оно и задумано, и сверхзвуковые военные истребители сплошь и рядом приземляются средь бела дня в пассажирских аэропортах. Лиза грязно выругалась.
Зазвонил мобильник в кармане. You might die trying*, пожалуй, еще никогда не звучала с таким зловещим подтекстом. Лиза посмотрела на экран - конечно же, номер не высветился. Ну кто бы сомневался. Поколебавшись, она поднесла трубку к уху, активируя связь.
- Я уже говорила тебе, что ты - самая подлая скотина, которую мне когда-либо доводилось встречать?
- Конечно, - отозвался печально знакомый дребезжащий голос. Самодовольство, переполнявшее его, едва ли не сочилось из трубки, - и еще не раз скажешь. Я надеюсь.
- А через океан тебе слабо перелететь? - криво улыбнувшись, спросила Лиза.
- Я могу сделать мертвую петлю семь раз подряд, - лениво отозвался истребитель, - что мне какой-то океан?
- Ммм, мертвую петлю... Семь раз... Я подумаю над этим.
- О, обязательно подумай. Тебе стоит попробовать.
- Скотина.
- Не беспокойся. Я буду нежен.

В этом месте должны идти титры. Но, поскольку мы не снимаем кино, а пишем фанфик, тут будут благодарности.
Во-первых, Libelle - если бы не ее своевременная реакция, это так бы и осталось в столе, в недописанном виде.
Во-вторых, по порядку, но не по значимости - Arela. За самоотверженный беттинг, обуздание моей страсти к тире и едкие комментарии к ошиппкам.
В третьих, Mooncat - за фанфары)
И маленькому смешному человечку, который очень жалел о том, что не умеет летать.
А, так как по Закону Бэя после скучных титров нам обычно показывают кое-какие бонусы, дальше будет еще один небольшой кусочек текста, утверждающий, что Мир на Земле невозможен - (да, да здравствуют тире!) - окончательно, бесповоротно и неоспоримо!



- Эй, Марк! - через плечо крикнул Колин, не удосуживаясь даже повернуться, не то, что оторвать зад от кресла, - что это у тебя за папки?
Марк тяжело вздохнул, закатив глаза. Этот парень когда-нибудь сведет его в могилу, это точно. Ну зачем же так орать? Весь их офис, он же мастерская, он же лаборатория - маленькая клетушка, пятнадцать шагов по диагонали. Можно же сказать нормально - на глухоту мастер пока не жаловался.
- Не трогай их, - спокойно ответил Марк, - это клиентов. На всякий пожарный скинул, чтобы ничего не потерялось.
- Да хорош заливать, - хохотнул Колин, - наверняка там голые бабы.
- Колин, - Марк возвел очи горе, аккуратно укладывая тушку** от почти нового "кэнона" с безобразно запыленной матрицей, на стерильный столик внутри бокса. - Если ты залезешь в эти папки, я тебя урою. Понял?
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Сам тогда просмотри, может, это какой-то хлам.
- Они тебе мешают? - раздраженно поинтересовался Марк, снова берясь за неисправный фотоаппарат. Вытащил из герметичного пакетика новую швабру***, капнул на нее из флакона с метиловым спиртом, но в последний момент остановился. Должно быть одно быстрое, четкое движение – это вам не лобовое стекло, работа тонкая… Но эта перепалка с Колином как-то неприятно отразилась на рабочем настрое.
- Да у нас все винты забиты этой хренью! - крикнул Колин и выругался, - удали хоть что-нибудь, мне некуда уже скидывать фотки.
Фотки. Марк презрительно фыркнул. Нет, этот парень, определенно, здесь не задержится. Фотки. Пффф!
Но, все же чуя, что без его внимания Колин наверняка наломает дров («фотки». Ну надо же!), Марк, вздохнув, нажал на кнопку на корпусе камеры, возвращая зеркало на место, и, прикрыв байонет**** специальной крышечкой, вылез из бокса.
- Ну, что за папки? – нервно спросил он, стягивая белые перчатки.
- Да вот эти, - Колин грубо ткнул пальцем в монитор, едва его не пробив.
- Так, - Марк отобрал у него мышку, прокрутив каталог вниз, быстро просматривая названия папок. Скидывая, для лучшей сохранности, фотографии клиентов на свой жесткий диск, он всегда для каждого заводил отдельную папку с фамилией и датой. Например, "Доу16.05.05" (старье - можно удалить) или "джонс28.06.11" (а это оставить - камера Джонса все еще не вернулась к владельцу). - Что там у нас?..
Он переместил папку Джонса в другой каталог и снова вернулся к началу. В основном здесь действительно было старье - не так уж часто клиенты относят в ремонт камеры вместе с карточками, предпочитая сохранять втайне записанную на них информацию. Но несколько папок в начале каталога были свеженькие, этого года. Вот, например, «Борко10.06.11». Он хорошо помнил блондиночку, которая принесла ему тот «никон», главным образом, из-за камеры - она была разбита в хлам. Ради интереса Марк открыл ее папку, пролистал пару фотографий, и покачал головой. Барахло.
- Эй, тут какой-то текстовой файл, - заметил Колин. – И еще какая-то хрень.
Марк, вздохнув, открыл текст, пробежался глазами по диагонали и, поморщившись, закрыл его.
- Кто-то сбросил на карточку свой фанфик, - прокомментировал он, - ну народ, как будто жалко десяти баксов на флешку...
- Может...
- Это не голые бабы, - нажимом проговорил Марк, - ничего ценного.
И, выделив всю папку, нажал SHIFT+DELETE****.
End Notes:
* - «Можешь умереть, пытаясь».
**Тушка – корпус фотокамеры без объектива, жаргонизм
***Швабра – инструмент для чистки матрицы цифровых фотоаппаратов, представляет собой стерильную насадку из нетканого материала на маленькой пластиковой палочке. Насадка обычно соответствует ширине матрицы. Швабры выпускаются в нескольких вариантах, соответственно с этой самой шириной. Без раствора (метанола высокой концентрации) бесполезна.
****Байонет – грубо говоря, дырка в тушке фотокамеры, куда вставляется объектив. Чистка зеркала, продувание шахты и чистка матрицы обычно производятся через это отверстие. Через нее же обычно внутрь и попадает пыль, как правило, при неаккуратной смене объектива. У «мыльниц» таких проблем нет.
*****Комбинация «горячих клавиш» для ОС Windows, соответствующая окончательному удалению выделенного элемента, без помещения его в корзину.
This story archived at http://www.transfictions.ru/viewstory.php?sid=1205