Мир на Земле - 2: Борьба за существование by noradyn
Summary: Прошло несколько лет после событий в Чикаго, кажется, положивших конец войне. Но прошлое не отпускает - однажды оно непременно наведается к тебе холодным осенним вечером, и ты сам не заметишь, как окажешься в центре запутанной игры, ставка в которой - выживание целой расы... Ну, в общем, ничего нового.
*Перед прочтением автор рекомендует ознакомиться с первой частью, кто еще не.
Categories: TF: Movieverse Characters: OC - human, OC - transformer, Starscream (m)
Жанр: Приключения, Юмор
Размер: Макси
Источник: Мой фанфик
Направленность: Джен
Предупреждения: AU, Мэри Сью, Насилие
Challenges: Нет
Series: Нет
Chapters: 6 Completed: Нет Word count: 3922 Read: 330 Published: 06.10.17 Updated: 02.11.17
Story Notes:
События четвертой и пятой частей игнорируются. Их типа не было.

1. Глава 1: Анабиоз by noradyn

2. Глава 2: Похищение by noradyn

3. Глава 3. В бегах by noradyn

4. Глава 4. Акклиматизация by noradyn

5. Глава 5. Тайник by noradyn

6. Глава 6. Откуда берутся спарки by noradyn

Глава 1: Анабиоз by noradyn
"...этот поезд в огне, и нам не на что больше жать..."
БГ


...пушистые снежные хлопья неторопливо опускались на землю, и, казалось, тут же теряли свою целомудренную белизну, как и все, что касалось этой земли. Снегопад совсем обесцветил унылую улицу за окном, и так-то особенно не радующую глаз яркими красками. Даже осенняя листва, переливающаяся всеми цветами пламени, здесь какая-то блеклая, как на старой выцветшей фотографии. Низкие октябрьские тучи нависали над бетонными коробками домов, словно вдавливая их в землю.
Первый снег. Тут зима наступала рано, и длилась бесконечно долго, так, что всякая вера в само существование весны уходила из сердца.
Лиза зябко повела плечами, и, оторвав взгляд от окна, плотнее закуталась в серую кусачую шаль. Каждый год, с наступлением осени этот предмет гардероба становился самым модным женским аксессуаром в Северном, оставаясь актуальным едва ли не до июня. А что поделать, такой уж тут климат . Да и то не всегда помогает - топили в школе, мягко говоря, с перебоями, и, кабы не запрет директрисы на зимние куртки в классах, все бы плюнули на оренбургскую шерсть и сидели бы в тулупах. После шести уроков , проведенных в холодном, продуваемом сквозняками классе, казалось, что температура в помещении ненамного выше, чем снаружи, разве что снега нет.
"Зато узоры на окнах будут красивые", подумала Лиза. Вон, уже выступила на стекле тонкая ледяная дымка из колючих звездочек...
Прозвонил звонок. Лиза откашлялась и нехотя встала из нагретого кресла.
— Ну все, сдавайте работы, — сказала она, - в стопочку по вариантам...
И самой от этого тошно. Вот оно, проклятье - стать тем, кем, как ты думал, никогда не станешь. Только с ней это по-настоящему, а не на цитатке с картинкой.
— Лизавета Константиновна, я не успел, — пробубнил вихрастый увалень Рыков, по-щенячьи глядя на неё со своего места. В классе становилось шумно - шуршали на пути к учительскому столу двойные листочки с итоговой четвертной контрольной, негромко переговаривались, обмениваясь впечатлениями от своих вариантов ученики, щелкали ручки и застежки школьных сумок... Кто-то уже успел выбежать из класса, и через приоткрытую дверь доносился из коридора обычный школьный гвалт.
— Сдавай, как есть, — устало, но строго велела Лиза.
— А исправить можно будет? — выкрикнул с галёрки похожий на слегка ощипанного воробья Митька Стогов.
— После уроков в пятницу...
Постепенно класс опустел. Лиза прошлась вдоль рядом обшарпанных (вроде же были новыми в прошлом году?..) парт, подобрала пару измятых бумажек и выкинула их в помойное ведро. После чего закрыла дверь и села обратно за стол, с отвращением посмотрела на кривые стопки сданных работ. Лиза прикусила губу.
Когда-то она умела летать…
И от воспоминаний об этом ей стало совсем уж тоскливо.
Проклятый самолёт. Не мог умереть как-нибудь поаккуратнее, не забирая с собой существенную часть ее души?.. Гад крылатый.
Нет, обычно все-таки все было не так плохо. Но сегодня ей всю ночь снилось небо, совсем другое, не эта невнятная ошибка атмосферы - то небо, которое выше уровня облаков, всегда чистое и обманчиво-солнечное. Давно она не видела таких снов. Вроде бы, казалось, все прошло... Но нет.
Нет. Не прошло...
Дверь тихонько скрипнула, и в образовавшейся щели нарисовалась пегая голова Маринки... То есть, пардон, Марины Федоровны, учительницы по русскому языку и литературе.
— Лизка! Ты чего, к стулу примерзла?.. У тебя ж уроки кончились, чего домой не идешь?.. Сейчас темнеть начнет.
Лиза болезненно скривилась. Если Северный в целом был её личным адом, то Маринка - персональным котлом. Маринка, кажется, знала расписание уроков биологии не хуже самой Лизы, неизменно карауля ее в коридоре в конце рабочего дня, чтобы "случайно" упасть на хвост по пути домой. Как-то неудачно получилось, что жила Маринка в соседнем доме, (и, к тому же, была едва ли не единственной Лизиной ровесницей в школьном коллективе) и потому считала, что они непременно должны стать близкими подругами... Ну или хотя бы коротать вдвоём ужасно длинную, в полтора квартала, дорогу до дома. Все прочие коллеги, хоть и проявляли изначально вполне понятный интерес к "столичной девице", быстро поняли, что "биологичка" - не слишком компанейская дама (и уже, конечно, придумали миллион объяснений этому факту, кои, иногда доходя до Лизы, даже ее саму повергали в ужас), но до Маринка этот факт упорно игнорировала.
Лиза же ее всячески избегала, но Маринка была упорна и вопиюще нетактична - если не удавалось увязаться за "подругой" случайно, она шла напролом. Вот как сейчас.
— Мне контрольные надо проверить, - не моргнув глазом, соврала Лиза, - неохота домой тащить.
— У-у, - Маринка шагнула в класс, на ходу разматывая яркий полиэстеровый шарф, - и много? Может, я подожду?..
— Два девятых сегодня писали, шестой и восьмой, - ответила Лиза.
— А, жалко... — к счастью, дольше торчать в школе Маринке сегодня не хотелось, — а то я думала, может, в "Розочку" заскочим, чайку выпьем? Там и Роман Васильевич с нами хотел. Может, потом к нам забежишь?..
— Нет, Марин, я сегодня не могу, — Лиза, почти не притворяясь, устало вздохнула. — много дел.
— А что за дела? — просто так отделаться от любопытной Маринки было непросто, но Лиза знала один способ.
— Да вот Лавреньтевна попросила к ней зайти потом, по её классу переговорить – там же Миронов собрался вроде биологию сдавать, и еще кое-кто... Надо часы на допзанятия выкроить, а в школе все никак не получается...
— Ой, тогда ладно, - Маринка натянуто улыбнулась, — до завтра тогда?..
Лиза мрачно усмехнулась ей в спину. Евгении Лавреньтевны, завуча по учебной части и классрука будущих выпускников Маринка боялась как черт ладана.
Выждав для надёжности минут двадцать и действительно проверив несколько контрольных, Лиза все же засобиралась домой. Темнело теперь действительно рано (хотя, если впереди полярная ночь, это как-то быстро переставало напрягать), а в темноте улочки Северного становились еще более унылыми и неуютными.
Одевшись, закрыв кабинет и сдала ключ вечно сонному охраннику у выхода. Тот, как всегда, не глядя кивнул, не отрывая глаз от маленького цветного телевизора, кое-как втиснутого под окно в вахтерке.
-…до сих пор нет никаких вестей о грузовом «Боинге», вчера пропавшем с военной базы Кинг-Фахд в Саудовской Аравии, - в меру обеспокоенным голосом вещала женщина-диктор, - Утром поступило сообщение, что неопознанный борт той же модели накануне был замечен в воздушном пространстве Эфиопии, однако…
Лиза захлопнула входную дверь и торопливо покинула школьный двор. Снегопад закончился, оставив после себя белые клочья на газонах и крышах.
Лиза по широкой дуге обогнула "Розочку", но зашла в "Магнит" – вообще только за молоком, но в итоге обошла торговый зал несколько раз, набрав всякой мелочи, вроде новых губок для посуды и бутылку уксуса. Не то что бы ей не хотелось идти домой, или она боялась все-таки встретиться с Маринкой - просто в такие дни, как сегодня, ей как раз не хотелось оставаться в одиночестве. Но в обществе Маринки, с ее проблемами, ухажерами, проблемами с ухажерами и прочими жизненными трудностями, впрочем, тоже ... Ей бы такие проблемы.
Когда-то она умела летать... А теперь ноги словно налиты свинцом и липнут земле, так, что каждый шаг даётся через силу.
Именно в один из таких дней Лиза поняла, что повзрослела.
Что чудес больше не будет.
Наверное, именно тогда зияющая рана в груди начала потихоньку затягиваться. Именно это осознание помогло ей понять, что вообще-то надо жить дальше. И к черту чудеса. Это только в сказках все живут долго и счастливо, а в жизни чудо даёт только ложную надежду, в один прекрасный день рассыпающуюся прахом. Крылья, которые однажды кто-то вырвет и раскрошит, даже крепкие стальные крылья - что уж там говорить об эфемерных крылышках такой нежной штуки, как душа. Оно дает Искру, которая погаснет, и тогда дневной свет будет казаться вечным сумраком.
И лучше бы ей всего этого было бы знать не дано. Было бы не так больно.
...в подъезде, как всегда, пахло сыростью, прогорклым маслом (и хорошо, что только им). Лиза поднялась на свой третий этаж, но, уже достав из сумки ключи, неожиданно замерла, подозрительно принюхавшись.
В этот момент дверь соседней квартиры распахнулась, явив силуэт дородной женщины на фоне залитой электрическим светом прихожей.
— Лиза, ты?
— Я, тёть Вась, — слабо улыбнулась Лиза, щуря от света привыкшие к темноте глаза, - что случилось?
С Василисой Алексеевной, как ни странно, отношения у Лизы сложились прекрасные, но сейчас Лизе не хотелось общаться даже с ней. Поскорее отвязаться, войти домой и упасть на диван, под крыло теплого пухового одеяла, надеясь поскорее заснуть, переждать этот очередной экзистенциальный кризис в бессознательном состоянии...
— Тут это... К тебе мужик приходил, — зычным голосом произнесла Василиса Алексеевна.
— Какой мужик? — опешила Лиза. Уж чего-чего, а мужиков в ее жизни как-то не завелось, да особо и не хотелось уже... Может, курьер?..
— Да такой... Симпотишный, — она жеманно хихикнула, — иностранец... По-нашему - ни бельмеса...
— А... — Лиза с силой протолкнула воздух в одеревеневшие легкие, но замершее сердце, кажется, не торопилось снова начать сокращаться, — и ч-чего хотел?
— Да не знаю я, — отмахнулась тётя Вася, — говорю ж - не шпрехает по нашему почти... Спрашивал, мол, Элизабет Борко здесь?..
— А... А вы?..
— А что я? Сказала, что на работе ты, детишек учишь. Ну, он спросил - когда вернешься, я еле разобрала... А я ж не знаю. Так и сказала.
— И? — просипела Лиза.
— Ну, он потерся тут еще и ушел. Гудбай, говорит. И еще чего-то, но уж я не разобрала.
— А... Спасибо, — только и смогла вымолвить Лиза.
Но тётя Вася продолжала вопросительно смотреть на нее, видимо, ожидая объяснений. Однако вид у Лизы был, видимо, такой растерянный, что в итоге она только разочарованно помотала головой.
— Может, коллега твой? - предположила она, — ну, из Финиста ? Навестить решил...
— Феникса, — машинально поправила Лиза. Майк?.. Здесь?.. Не-ет, вряд ли... — не знаю. Может быть...
— Ну, может, зайдёт еще, раз ты так ему нужна, что он аж до наших е... краев доехал.
— Может, — пробормотала Лиза, — спасибо, теть Вась.
— Да не за что... Элизабет, ха!
Посмеиваясь себе под нос, она закрыла дверь, и площадка снова погрузилась во мрак.
Лиза подозрительно уставилась на собственную дверь. Дверь, вроде бы, оставалась такой же, какой была утром - записки этот таинственный незнакомец тоже не оставил.
Немного помешкав, Лиза все же достала ключи и, решительно вошла в квартиру.
Прихожая благоухала амброй.
Вот это было неожиданно...
Лиза тупо моргнула, не зная, верить ей в происходящее или все же попытаться проснуться. Какого черта?..
С трудом восстановив самообладание, Лиза захлопнула дверь, но свет включать не стала.
— Добрый вечер, агент Кирлихен, — хрипло проговорила она, сбиваясь на полузабытых английских словах, — давно ждёте?
Никто не ответил, и на миг Лизе оказалось, что она ошиблась. Мало ли, какие трюки может выкинуть измученное реальностью сознание... Но она заставила себя подождать ещё секунду. Две, три... Пока, наконец, темнота, заполнившая единственную комнату, не зашевелилась.
— Добрый вечер, мисс Борко, — ответил знакомый голос, — нет, бывало, и дольше. Не могли бы вы включить свет, раз уж сюрприза не получилось?..
Лиза мрачно ухмыльнулась, вспомнив последний "сюрприз" в виде приставленного к голове дула, но все же, не разуваясь и не снимая куртки, прошла в комнату и щелкнула выключателем. В конце концов, этот парень тоже вряд ли надел тапочки, переживая за сохранность хозяйского ковра в съёмной однушке...
Кирлихен сидел на единственном кресле. Лиза заставила себя шагнуть вперед и взять приставленный к стене стул, пытаясь на ходу вырваться из нахлынувшего на нее наваждения. Садиться, впрочем, не стала, поставив его между собой и Кирлихеном, но оставшись стоять за спинкой, как за баррикадой.
— Как вы меня нашли?.. — спросила она, хотя задать ей хотелось совсем другой вопрос - но этот как-то сам из нее выскочил.
— Да вы особо и не прятались, — ухмыльнулся Кирлихен, — даже имя не сменили... Не оборвали связь с близкими родственниками. Просто зачем-то уехали в эту немыслимую глушь.
— Захотелось тишины и покоя, — мрачно пояснила Лиза. — так все же?
— Взял адрес у вашей мамы, - скучающим тоном ответил Кирлихен.
Лиза сжала губы.
— И как её здоровье?
— Нормально. Жалуется, что вы редко звоните.
— Зарплата маленькая, связь дорогая, — сквозь зубы процедила Лиза, все-таки присев на стул - разговаривать с Кирлихеном, глядя на него сверху вниз было, конечно, удобнее, но у нее закружилась голова. — Зачем вы здесь?
— Чтобы поговорить, - спокойно, и даже как-то до отвращения дружелюбно ответил Кирлихен.
— О чём?..
— О некоторых минувших делах, — ответил Кирлихен, — Вы понимаете?..
— Нет, — честно ответила Лиза. - вы же не думаете, что я сохранила скинутый Мэттом файл?.. Да и зачем он вам - ведь ваша проблема с кибертронцами вроде бы решилась... — она болезненно поморщилась. — Естественным путём...
— Да, они все-таки перебили друг друга, — усмехнулся агент, и Лизе невыносимо захотелось плюнуть в его довольную рожу.
— И что тогда теперь? — помолчав, спросила она, — убираете свидетелей?
— Нет, — он вежливо рассмеялся, словно прозвучала неуместная шутка, — только опрашиваю.
Лиза вздохнула.
— Как-то не очень верится, что вы проделали такой путь, только чтобы задать мне несколько вопросов.
"Особенно учитывая обстоятельства нашей последней встречи"...
Да, как-то неловко тогда вышло... Лиза краем уха слышала, что история с "перепившим" агентом ЦРУ тогда даже попала в какие-то новости, и не сомневалась, что это будет стоить ему карьеры... Но нет.
— Ну... И да, и нет, — хмыкнул Кирлихен, — Понимаете, тут все непросто. Во-первых, это дело еще не закрыто, и висит на мне мертвым грузом. Мне хотелось бы от него избавиться, а для этого необходимо выяснить некоторые подробности.
— Ну да, конечно, - фыркнула Лиза. — скополамин не забыли?
Сказав это, она прикусила губу – наверное, не стоило все-таки ему хамить, и подумать об этом лучше было бы раньше, чем открывать рот. Но Кирлихен только покачал головой, снова восприняв это как шутку.
— Нет, что вы. В смысле, вы теперь можете меня не бояться... Дело было пересмотрено и вас переквалифицировали в свидетеля.
Лиза удивленно вскинула брови.
— Да неужели?.. И как теперь в вашем деле объясняют это?
— Ну, согласно официальной версии вы находились в состоянии аффекта и были запуганы агрессивно настроенными пришельцами, поэтому не могли адекватно реагировать на предложенную помощь.
"Помощь, ха!"
— Ну, спасибо и на этом , — пробормотала она. — но вы зря приехали. Я уничтожила карточку, "Омеги" у меня больше нет.
— Я в этом и не сомневался. Вы же не идиотка.
— Вы так милы сегодня, — буркнула Лиза, хотя она сильно сомневалась, что Кирлихен в это поверил. — Ну, а что во-вторых?
Кирлихен загадочно улыбнулся.
— Во-вторых, я хочу сделать вам комплимент, мисс Борко. Я ознакомился с некоторыми вашими статьями, пока разыскивал вас. Должен признать, вы были перспективным ученым.
— Сомневаюсь, что вы что-то смыслите в ботанике, — она скрестила руки на груди, недружелюбно глянув на него исподлобья.
— Я пригласил эксперта, — не моргнув, парировал Кирлихен, так легко и уверенно, что Лиза сразу поняла - врёт.
— Ну, хорошо. И что из того?..
— А то, — Кирлихен вдруг подался вперёд, и Лиза машинально отшатнулась, вжавшись в спинку стула, — Скажите, мисс Борко... Вам самой тут нравится? В богом забытом месте, без перспектив, практически без средств и без каких-либо надежд на другую жизнь? Неужели вы до сих пор боитесь выйти на свет?
Она болезненно поморщилась, и, по торжествующе сверкнувшим глазам агента поняла, что он добился, чего хотел – попал по больному месту. Да, в юности она мечтала не об этом, а потом у нее как-то отшибло возможность мечтать. Но надо было куда-то бежать, когда все рухнуло, и тогда Северный как-то удачно подвернулся - тихий городок, есть подходящая работа... Она думала, что это ненадолго, пока не обнаружила, что застряла здесь, как в болоте . И как та лошадь – скоро совсем лишиться сил, чтобы держать голову над трясиной.
— А вам-то какая разница? — попытавшись изобразить равнодушие, спросила она.
— Я хочу предложить вам работу, — просто ответил Кирлихен, уставившись на неё почти с тем же нетерпеливым ожиданием, что и тетя Вася полчаса назад - словно ждал, что она тут же согласится и начнет горячо его благодарить.
Но Лиза только приподняла левую бровь - движение, заставившее ее учеников мгновенно затихать и волей-неволей включаться в учебный процесс. Даже Кирлихен, казалось, смутился.
— В ЦРУ? - уточнила она
— В ЦРУ, - кивнул агент.
— Экспертом?
— Да. По кибертронской психологии.
Лиза зависла, пытаясь осмыслить сказанное.
Экспертом. По. Кибертронской. Псхологии.
Тут Лиза не выдержала, и рассмеялась. Искренне, хоть и несколько истерично, подавив навязчивое желание себя ущипнуть – как-то уж слишком этот разговор походил на какой-то дурной сон в стиле постмодернизма.
— Психологии?.. - сквозь рыдающий смех переспросила она, — у вас все дома, Кирлихен?..
— Вы довольно долго и плотно общались с одним из них, — покорно пояснил агент, — Вы знаете о них то, чего не знаем мы. То есть, мы знаем многое - но только об автоботах, а вы... Вы можете многое рассказать нам о другой стороне. Это уникальный опыт, мисс Борко, странно, что вы его не цените.
"Ценю. Еще как. Придурок".
— В общем, нам очень нужен такой эксперт, — сказал Кирлихен, и снова уставился на нее.
— Разве война не закончилась? Зачем вам эксперты по мертвецам? — исключительно из вежливости спросила Лиза, хотя к этому моменту уже решила, что скорее пойдет торговать на рынок китайскими носками, чем согласится.
— Мы должны быть готовы ко всему, мисс Борко. Они могут вернуться. Это вопрос национальной - а, возможно, и глобальной - безопаности, а мы, американцы, очень щепетильно относимся к этому.
Лиза встала со стула, несмотря на то, что ее еще потряхивает от неожиданности и, чего уж, от отвращения.
— Идите к черту, Кирлихен.
— К тому же, — словно не услышав ответа, продолжал Кирлихен, — мы могли бы предложить вам то, от чего вы не сможете отказаться.
— Как интригующе, - мрачно сказала Лиза.
— Вам ведь нравилось работать в Фениксе, мисс Борко? — он снова откинулся на спинку кресла, — мы могли бы все устроить. Восстановить ваш контракт, или даже устроить так, чтобы вы получили более выгодный.
— В Фениксе? — едко повторила Лиза, — ненавижу Аризону. Там у меня столько нервных клеток погибло, страшно вспомнить.
— Тогда, может, Бостон? Сан-Франциско?..
— Послушайте, Кирлихен, - резко оборвала его Лиза, — Прекратите это. Я уже вам ответила.
— Вы сказали "идите к черту", - неловко коверкая русские слова, процитировал Кирлихен, и до Лизы вдруг дошло, что это она сказала не по-английски.
— Это значит "нет", - собравшись с силами, она заставила себя посмотреть ему в глаза.
— Так отказывают по-русски? - Кирлихен снова улыбнулся, в голосе послышались заискивающие нотки.
— Совсем по-русски немного иначе, но вы все равно не оцените *, - мрачно ответила Лиза.
Он усмехнулся и покачал головой. После чего поднялся с кресла и, пожав плечами, взял со спинки свое пальто.
— Ну, нет так нет, — сказал он, неожиданно протянув ей руку.
— Что, и все? — Лиза чуть не упала обратно на стул от такого неожиданного поворота, но всё же удержалась на ногах - трудно было поверить, что этот цэрэушный клещ вот просто так от нее отвалится. — Просто так уйдёте? Не будете мне угрожать, не будете запугивать?.. Допрашивать?..
— Просто так уйду. Всего хорошего, мисс Борко.
И он... ушел. Не дожидаясь прощального рукопожатия, прошел мимо нее, и открыв дверь, вышел, растворившись в подъездной темноте.
Лиза снова осталась одна, и, как только его шаги стихли, опустилась на стул и зарыдала, пряча лицо в холодных ладонях.


Лиза не могла уснуть до утра, несмотря на две таблетки снотворного, задремав только к четырем часам. Конечно же, ей снова приснились облака. Облака и рыжая пустыня. Песок, прилипший к ладоням.
"Конечно, я вернусь, червячок".
Не вернулся... Ни через день, ни через неделю. А еще через месяц она узнала, что теперь не вернется больше никогда. Но во сне он был жив. И возвращался - всегда.
Лизе не хотелось просыпаться, и отнюдь не потому, что спала она всего три часа.
Выключив будильник, она села на кровати, довольно долго думая, стоит ли ей вообще куда-то идти сегодня. Идея позвонить директрисе и наврать, что ее сбила машина, казалась не такой уж дурацкой.
Но всё же она заставила себя встать и отправиться на работу.
День, конечно, не задался - все буквально валилось из рук. На первый урок она опоздала, и семиклассники чуть не разгромили класс, открутив скелету Юрику обе руки и пугая девчонок. В "окне" второго урока она пыталась проверить контрольные, но после третей работы поняла, что просто не понимает, что там написано. На третьем была контрольная у десятого класса, и это вообще был один сплошной хтонический ужас.
Когда уроки закончились, Лиза попыталась доделать школьные дела, но в итоге плюнула и ушла, поняв, что сегодня просто не в состоянии сделать что-то еще.
Зачем же он все-таки приходил?.. Ведь и не спросил толком ничего по тому "старому делу", поверил на раз в то, что она уничтожила "Омегу", хотя в прошлый раз ей пришлось почти умереть, чтобы пробить его профессиональную паранойю... Что ему было нужно?.. А было ли? Он вполне мог обыскать квартиру, пока ждал ее, но, конечно, ничего не нашел - потому, что ничего не было. Может, это и убедило его?..
Ха!.. Да не в жизни.
Город как-то неприятным образом преобразился, и дело было не в выпавшем за ночь снеге, а в чем-то еще... Казалось, что вот-вот в Северном Что-то Произойдет. И что все этого ждут, нервно и напряженно, и одна Лиза ничего об этом не знает. И это тревожное ожидание плохих новостей было, пожалуй хуже самих новостей.
Так прошел день, за ним второй. Последняя неделя четверти заканчивалась, с понедельника начинались каникулы. Лиза немного успокоилась, в итоге решив все-таки поверить Кирлихену - другого выхода всё равно не было. В конце концов, он действительно просто ушел, не настаивая и не принуждая ее к чему-либо. Ничего страшного не случилось, хоть это все и было чертовски странно. Ну, мало ли, что у них там. Подумаешь, не вышло завербовать провинциальную училку - мало, что ли, таких?.. У Лизы даже была мысль позвонить кое-куда по этому поводу, но в итоге она, пусть и с некоторым разочарованием, отбросила ее - если спросят, она все расскажет. Может, даже действительно ВСЕ. А пока душевный покой дороже.
В общем, ничего так и не произошло.
По крайней мере, сразу.
End Notes:
*Лиза все-таки воспитанная девушка, и не говорит таких слов
Глава 2: Похищение by noradyn
— ...и, благодаря этому образуется молекула глюкозы и шесть молекул кислорода, как вы видите из суммарного уравнения фотосинтеза, — Лиза закончила фразу и посмотрела на класс.
Будущие выпускники увлечённо шуршали ручками, переписывая тезисы с доски, на галёрке кто-то перешёптывался и сдавленно хихикал. Лиза вздохнула. Хорошо, что большинство из них отделается от биологии итоговой школьной аттестацией...
Она дождалась, когда они допишут, и собиралась продолжить урок, но неожиданно в дверь кабинета кто-то постучал, и, не дождавшись ответа, дернул за ручку. Лиза решила, что когда-нибудь всё же пристукнет Маринку, но, к ее удивлению, в полутемном коридоре бледнело лицо Лавреньтевны. Завуч, обеспокоенно поманила её рукой.
Только сейчас Лиза вдруг заметила, что в коридоре было как-то слишком уж шумно для середины урока, но слишком тихо для перемены.
— Лизавета, тут в полицию был звонок, — без предисловий зашептала Лавреньтевна, когда Лиза, извинившись перед учениками, подошла к двери, — бомбу, говорят, в нашу школу заложили.
— Бомбу?.. — не сдержалась Лиза, — да что за бред? Кому мы тут нужны?..
— Ох, не знаю... — Лавреньтевна утомленно закатила глаза, — но дело, видно, непростое - тут, вроде, даже саперов пригнали, уж не знаю, откуда... Школу эвакуируют - сама знаешь, инструкции.
— Да, хорошо, — кивнула Лиза.
— Можешь моих вывести за территорию? Там увидишь, где все собираются, я попозже подойду - надо всех обойти, — сухо сказала Лавреньтевна и, кивнув на прощанье, засеменила дальше, к кабинету физики.
Класс, конечно, прекрасно слышал их разговор, несмотря на то, что Лавреньтевна говорила шепотом. Но было достаточно одного слова - "бомба!" - которое прокатилось по аудитории, как чума.
Конечно, в бомбу никто не верил. Но такая возможность официально прогулять уроки и поскорее уйти на каникулы, конечно, не могла не вызвать коллективную эйфорию. Класс закопошился, загудел, кто-то даже негромко крикнул "ура!", но на него тут же зашикали, однако шепотки быстро набирали силу, постепенно переходя в гвалт.
Лиза, мысленно ругая шутника последними словами (это в последний-то день четверти!), кое-как успокоила их и, умудрившись сохранить подобие дисциплины, вывела сначала в раздевалку, а потом и на улицу. Как всегда, в таких случаях, "эвакуация" проходила медленно, лениво и бестолково.
Однако, едва оказавшись во дворе, Лиза поняла, что беспокойство в голосе Лавреньтевны было неспроста - действительно, происходило нечто неординарное. Кажется, сегодня к двадцать третьей школе стеклась вся полиция Северного, и Лизе даже показалось, что она слышит приглушенные хлопанье вертолетных винтов где-то вдалеке. Чуть в стороне Лиза заметила двух мужчин в саперных костюмах, и подумала о том, что прежде понятия не имела, что в Северном есть саперы . Еще и двое... Наверное, их специально пригнали из ближайшей военной части, что странно – двадцать третью на Лизиной памяти уже пару раз «минировали», но только прежде дело ограничивалось усталым полицейским с поисковой собакой.
Несмотря на все старания стражей порядка, образовался некоторый хаос. Школьный двор как-то неожиданно стал тесным и узким, и в этой давилке она чуть не растеряла вверенных ей учеников, но, к счастью, тут подоспела Лавреньтевна, и стало немного полегче. Одиннадцатый класс медленно утекал сквозь школьные ворота, вливаясь в небольшую толпу, собирающимся на ближайшем к школе пустыре. Лиза хотела пойти за ними, но неожиданно ее остановил один из полицейских.
— Вы - учитель биологии, Елизавета Борко? - спросил он, как-то излишне формально козырнув, как на параде.
— Да, — кивнула Лиза, удивленно глядя в его лицо. Черт, какая неприятно знакомая ситуация...
— Пройдёмте, — сказал он, вытягивая ее из толпы.
— А что случилось?.. – вздрогнув, Лиза попыталась стряхнуть руку, ухватившую ее за рукав, но тщетно.
— Мы должны опросить учителей, — пробормотал полицейский, — это ненадолго, пойдёмте.
Ну да. Конечно.
Тем не менее, Лиза не стала упираться, позволив провести себя на задний двор, к дыре в заборе, через которую старшеклассники бегали курить. Это не слишком ей понравилось, но полицейский "бобик", стоявший тут же, рядом с бойлерной, несколько её успокоил.
До тех пор, пока она не услышала звуки выстрелов. Неблизкие, словно с соседней улицы, но четкие и, к сожалению, слишком узнаваемые.
Со стороны школы послышались испуганные возгласы, лейтенант выругался и, грубо схватив Лизу за руку, потянул её к машине.
— Садитесь. Надо скорее уезжать, а то...
Договорить он не успел, вдруг как-то странно дернувшись и на валившись на Лизу, придавливать ее к машине. Водитель тут же попытался выскочить из машины, но вторая пуля отбросила его в салон, едва он открыл дверь. Выстрелов Лиза не слышала.
Лиза бестолково обхватила лейтенанта руками, не давая ему упасть, не сразу осознав, что только что произошло. Пока ее пальцы не наткнулись на что-то мокрое и теплое у него на спине. Она испуганно отдернула руки, и уже мертвое тело рухнуло на протоптанный и усыпанный окурками снег.
Ей потребовалось несколько бесконечно долгих секунд, чтобы сообразить, что это значит. "Беги!", завопил внутренний голос, но потрясение было настолько сильным, что она не смогла даже закричать.
Да и смысла в этом не было. Они уже были здесь, уже отрезали ей единственный путь к спасению.
Двое людей в одинаковых черных куртках, в одном из которых Лиза не без удивления опознала агента Кирлихена. Второй, сурово хмуря брови, держал ее на мушке, и Лиза не сомневалась, что он нажмет на курок, стоит ей хоть дёрнуться.
Вот теперь стало действительно страшно . Кажется, она никогда так не боялась - даже когда однажды падала с крыши, или когда рядом свистели пули и взрывались ракеты. Тогда рядом был кто-то, кто мог ее заслонить (пусть и не из лучших побуждений). А теперь - нет. Эти люди сейчас могут просто пристрелить ее здесь, в глухом закутке, пока остальные заняты эвакуацией, и никто даже ничего не узнает и не услышит. А, если они удачно покопают тело в сугробе - то его до весны и не найдут. Такое тут уже бывало.
— Мисс Борко, вам лучше поехать с нами, — спокойно сказал Кирлихен, шагая к ней. Он протянул ей руку и улыбнулся.
Улыбнулся! Этот гад смеет улыбаться! Он только что, мать его, приказал застрелить двоих людей - а теперь скалит зубы!..
Лиза хотела возмущённо закричать, но из горла вырвался лишь невнятный хрип. Кирлихен бесцеремонно схватил ее за руку и потянул прочь.
— Это ради вашей же безопасности, — сказал он. Лиза попыталась вырваться, но безуспешно - ее быстро скрутили и повели уже под руки, так, что ноги едва ли не волочились по снегу.
Дальше все происходило, как в каком-то страшном сне. Ее затолкали в машину, которая почти тут же рванула с места - Кирлихен захлопнул за собой дверцу уже на ходу.
— Объект у нас, готовьте транспорт, — пробормотал Кирлихен в рацию. Ему что-то прошипели в ответ, но Лиза слов не разобрала.
— Да, срочно. Плевать, тут все подчистят.
— Что происходит? — Лиза попыталась вырваться из захвата второго агента, но тот "успокоил" её, ткнув дулом под рёбра. — Кирлихен! Куда вы меня везёте?..
— У меня приказ доставить вас на ближайшую базу, — коротко и сухо ответил агент, - Оттуда вас переправят в надежное место.
— Какую базу?.. Какое место?.. Вы в своем уме?.. – залепетала Лиза, возмущенно попытавшись оттолкнуть руку угрожавшего ей оружием агента, - Причем тут я?.. я же сказала, что у меня ничего нет!
— Успокойтесь, мисс Борко, — Кирлихен убрал рацию и повернулся к ней. — Боюсь, мы вынуждены взять вас в заложники. К счастью для нас, мы успели перехватить вас раньше.
— Раньше, чем кто?! — взвизгнула Лиза.
— А то вы не знаете, — ухмыльнулся Кирлихен.
Лиза озадаченно замолчала, проглотив колючий комок в горле. А то он сам не знает...
Но больше вопросов она не задавала. Во-первых, бесполезно. А, во-вторых, раз уж она опять неведомо как вляпалась в очередное дерьмо, надо срочно придумать, как из него выбираться.
Ведь на этот раз действительно некому прийти на помощь.

Для начала они выехали за город. Лиза немного знала окрестности Северного, но уже через полчаса перестала узнавать ландшафт за окном. Водитель сбавил скорость - дороги за полярным кругом не ахти, тем более зимой - даже Уазики тут, бывало, вставали накрепко, что уж говорить про какой-то городской джип.
В машине работало местное радио, тихо, но слова разобрать было можно. Странно, Лиза никогда не думала о том, что крутые шпионы на задании могут слушать радио, да еще и на местном языке…
- …а теперь о том, что твориться в мире, - вещал ведущий под динамичную заставку новостной программы, - пресс-секретарь* военной базы ВВС США в Саудовской Аравии прокомментировал инцидент с исчезновением грузового "Боинга" С-17**, заявив, что поступившее ранее сообщение об угоне ошибочны и безосновательны. По его словам, сейчас борт находится на другой базе ВВС США на Аравийском полуострове, однако, где именно, не сообщается.
Напомним, что во вторник вечером арабская сторона заявила о том, что полностью загруженный Боинг совершил несанкционированный взлет с аэродрома военной базы Кинг-Фахд, после чего исчез в неизвестном направлении. По непроверенным данным, самолет мог быть угнан неизвестными злоумышленниками, однако американская сторона это отрицает.
О грузе, который перевозил Боинг, также не сообщается…
…Когда они выехали через какое-то широкое, утыканное молодыми соснами поле, машина резко затормозила, и Кирлихен приказал выходить. Пока его напарник выталкивал вяло сопротивляющуюся Лизу, агент опять что-то говорил в рацию, но слов она не разобрала.
Вдвоем они отвели Лизу от машины. Невидимый водитель кое-как развернулся, едва не увязнув в снегу, но двигатель глушить не стал.
— Что теперь? — уныло спросила Лиза, - убьёте меня?
— Нет, я же сказал – вы у нас в заложниках.
Лиза хотела спросить, на какой же выкуп он рассчитывает, но решила, что на это Кирлихен вряд ли ответит.
— Зачем тогда мы здесь?
— Ждём вертолёт.
— Ха! — фыркнула Лиза, - и долго вы собираетесь на нем пролететь, пока вас не собьют наши ПВО?
— Вы сильно льстите своим ПВО, — ухмыльнулся Кирлихен. — К тому же, отсюда всего полчаса лету до границы. Там нас никто уже не собьёт, можете не переживать.
Лиза хотела ему возразить, но промолчала. Ей стало как-то очень обидно за Родину, но спорить сейчас было не очень разумно.
Она могла бы вырваться и убежать, благо, ее охранник несколько расслабился, но далеко по глубокому снегу убежать вряд ли получится. Здесь негде спрятаться, да и бежать некуда - сколько там километров до города? Да и темнеет уже - по морозу и в темноте шансов дойти у нее немного. Наверняка ночью еще и метель будет - низкие тучи с утра обложили и так не шибко приветливой небо, и со временем становились только тяжелее и темней.
Вскоре и правда послышался шум винта, но сам транспорт пока не было видно из-за туч. Лиза почти обрадовалась его появлению - за время ожидания у нее успели замёрзнуть, кажется, даже глаза. Впрочем, перспектива была не очень радостная - сбежать с базы (американской?) у нее уже вряд ли получится. Разок вышло, но тогда ей сильно помогли покойные ныне друзья.
Шум становился все ближе, пока, наконец, сам вертолет не спустился из облачной пелены. Вроде, не военный, но большой. Если на нем и были какие-то опознавательные знаки, разглядеть их было пока невозможно. Он повисел немного над полем, а потом начал плавно спускаться вниз, заходя на посадку метрах в пятидесяти от того места, где они стояли.
"А так хорошо день начинался, а...", — мрачно подумала Лиза, и решила, что вот сейчас очень подходящий момент, чтобы уже начинать впадать в отчаяние.
Но как-то не успелось.
В небе что-то свистнуло, грохотнуло, облака озарились яркой белой вспышкой. Это произошло очень быстро, но Лиза успела обреченно подумать, что во сейчас до кучи еще и небеса разверзнутся и явят земле что-нибудь очень нехорошее. Как будто вот имеющихся проблем было мало.
Но небеса не разверзлись. Это "всего лишь" взорвался прилетевший за ними вертолет, словно распустился над пустошью огромный огненный цветок.
— Они здесь! - заорал Кирлихен, - Ложись!
Если какие-то обломки и долетели до них, то их было немного. Лиза кинулась лицом в снег, как-то очень кстати заметив, что второй агент слишком увлечен спасением собственной жизни, и, воспользовавшись моментом, слегка отползла. Она понятия не имела, что вообще происходит, но горький опыт подсказывал, что когда такое вот начинается, то лучше использовать любую возможность, чтобы удрать подальше. Иначе потом проблем не оберёшься.
Кирлихен первый вскочил на ноги и открыл стрельбу. Лиза рискнула приподнять голову, чтобы посмотреть, в кого, но разглядеть мишень ей удалось не сразу. Поначалу показалось, что агент с перепугу палит по тучам, и только пару секунд спустя она разглядела мечущееся на их фоне пятно, оказавшееся небольшим, но невероятно шустрым дроном.
— Ну, вообще зашибись, — прорычала она. Какая-то жиденькая в этот раз кавалерия.
— Смолл, девчонка! — рявкнул Кирлихен, и его напарник, тоже, было, открывший огонь, опомнился, но Лиза успела загрести горсть колкого снега и швырнуть ему в лицо. Песком, конечно, вышло бы лучше, но трюк сработал - противник хотя бы отвлекся, и Лиза, недолго думая, пнула его мыском сапога в пах. И, не глядя на результат, пустилась наутек. Правда, не очень понимая, куда.
Второй взрыв был ближе - вражеский джип красиво, как в кино, взлетел на воздух, аж перевернувшись в полёте. Лиза будто бы успела заметить мелькнувшую за облаками тень, но ее почти тут же сбило с ног жаркой взрывной волной, снова бросив в снег.
Тут ей волей-неволей пришлось сделать два неоднозначных открытия: во-первых, снега здесь было не так и много, как на обочине. Во-вторых, под ним оказалось не болото, а каменистая земля. С одной стороны, получилось больно . С другой - шанс все-таки удрать стал как-то резко выше.
Не теряя времени, она вскочила и, что есть сил, понеслась прочь, к не такому уж и далекому лесу, молясь, чтобы болота на ее пути все-таки не оказалось. Длинные полы тяжелой дубленки сильно мешали, пришлось их приподнять.
— Стой! — крикнул ей вслед Кирлихен, — стой, я буду стрелять!
Лизе на это было плевать - пусть стреляет, еще попасть надо! Как в свое время ей сказал один знакомый охотник - по движущейся цели стрелять не очень просто, даже если движется она по прямой. Но, к сожалению, мироздание снова решило, что хорошего понемножку. Лиза ведь даже заметила эту корягу, но как-то не рассчитала движение и все-таки споткнулась , бесславно растянувшись в снегу.
— Стоять! — продолжал орать Кирлихен. — Смолл, сюда!
Лиза приподнялась на руках, тоскливо оглядываясь назад. Кирлихен, конечно, держал ее на мушке, и вряд ли теперь Лиза могла надеяться, что он промажет... Между ними было метров двадцать , тут, пожалуй, попала бы даже она.
— Ну, все, мне это надоело, — вздохнул Кирлихен, — мне жаль, но как заложник вы, кажется, уже неактуальны, бедная Лиза.
Вокруг было не слишком-то тихо, но Лиза отчетливо услышала, как щелкнул взводимый курок. И даже увидела короткий всполох пламени у дула, когда Кирлихен выстрелил...
Кажется, в этот момент ее сердце перестало биться.
Но тут небеса не выдержали, и все-таки разверзлись, сбросив вниз... нечто. Оно рухнуло между ней и Кирлихеном, подняв в воздух комья снега и грязи, и Лиза вынужденно зажмурилась, защищая глаза.. . А, когда открыла их снова, то увидела перед собой крылатую, расписанную черными грифами спину сикера, припавшего на одно колено между ней и Кирлихеном.
Поверить в это было почти невозможно.
Он же погиб в Чигако... Так поговорили - да что там, говорили, даже в подробностях показывали - в американских новостях... Лиза на всю оставшуюся жизнь запомнила эти кадры с его разорванным корпусом, которые со смаком крутили по всем каналам, радостно транслируя чуть ли не с каждого утюга.
Не сводя с него ошарашенного взгляда, Лиза кое-как поднялась на ноги и, приблизившись, осторожно потрогала его за пятку, оказавшуюся более чем материальной. Старскрим недовольно дёрнул пальцем.
— Не порть момент, — проворчал знакомый дребезжащий голос.
О, боги. Он настоящий.
И живой!..
Впрочем, присутствующие здесь соплеменники Лизы ее радости явно не разделяли. Из-за спины Старскрима Лиза не видела, что затеял Кирлихен, но услышала, как несколько пуль стукнули по его броне. Но Старскрим просто махнул рукой - и все прекратилось. И в следующий миг Лиза уже поднималась в воздух, зажатая в его ладони.
— Это было очень мило с твоей стороны, — дрожащим голосом проговорила она, оглядываясь в них - ей всё же было любопытно, что стало с агентами, но они словно исчезли.
— Заткнись, пожалуйста, — пробормотал Старскрим, вытягивая вторую руку, чтобы сцапать суетливо кружащий вокруг него дрон, который тут же смялся в его ладони... Или нет, не смялся - трансформировался, сложившись в мелкого светло-серого бота, чем-то похожего на бесхвостую белку. Ловко цепляясь за броню сикера маленькими лапками, "белка" резво поскакала к его плечу. — Я сам в шоке.
И он рванул прочь, на лету трансформируясь и закидывая свежеспасенную Лизу в кабину.

Продолжение следует...
End Notes:
*- удивительно, где только нет своих пресс-секретарей!
** - чертовски большой грузовой самолет, широко использующийся армией США и не только. Не самый большой американский (понятное дело, что АН-2 вообще больше), но самый ходовой.
Глава 3. В бегах by noradyn
— Окей, - Вздохнула Лиза, когда немного пришла в себя . День, чёрт подери, выдался на редкость насыщенным и ее разум, кажется, никак не поспевал за событиями. Вот только что она убегала от вражеских агентов по заснеженному полю – а теперь сидит в пилотском кресле истребителя, несущегося черт знает куда… И ей очень бы хотелось знать, зачем. — А теперь, может, объяснишь мне, что вообще происходит... Покойничек?..
— О, я тоже хотел тебе сказать, что очень соскучился, — фыркнул Старскрим с некоторым укором, — тебе с какого момента?..
— Мне можно не «с момента», мне как-нибудь тезисно, - сказала Лиза, решив, что вот только длинных историй ей сейчас для полного счастья не хватает. - Например, очень хотелось бы знать, что от меня надо было Кирлихену?
— Ну... - Старскрим ненадолго замолчал, словно подбирая слова, и это Лизе не понравилось - значит, дела у них, мягко говоря, несколько хуже, чем может показаться. Хотя куда уж хуже... — В общем, ему нужен был я.
— И они решили взять в заложники МЕНЯ?.. — искренне удивилась Лиза. Она-то надеялась, что за эти годы про нее забыли, но, видимо, кое-кто оказался чересчур злопамятным, — Вот это комплимент!
— А чему ты удивляешься? - проворчал Старскрим. — Вообще-то больше и некого - все другие, кого я знал, как-то уже закончились.
Лиза покачала головой.
— И ты за мной полетел, — проговорила она.
— И я за тобой полетел, — повторил сикер.
— Прямо вот так, в благородном порыве, кинулся меня спасать? — иронично усмехнувшись, уточнила она.
— Нет, конечно, - фыркнул Старскрим, словно оскорбившись, — я тебя похитил, чтобы использовать в своих коварных планах по завоеванию мира, а потом зверски убить и надругаться над телом. Довольна?..
— Более-менее, — Лиза вздохнула. — Короче говоря, ты воскрес, они тебя выследили и решили использовать меня, как приманку. Так, выходит?

Ну, по крайней мере, это была самая простая и логичная теория из тех, что могли прийти в голову. Однако что-то подсказывало, что "просто и логично" в этот раз может и не получиться...

— Не совсем... — задумчиво проговорил Старскрим, и Лиза ещё больше утвердилась в своих подозрениях по поводу того, что что-то тут нечисто. — Я не воскрес.

Лиза удивленно вздрогнула, словно её окатили ледяной водой.

— В смысле?.. — ошалело переспросила она. Старскрим, конечно, был слишком материален для призрака и слишком хорошо выглядел для зомби, но кто их, этих кибертронских чертей, знает?..
— Я и не умирал, — ответил истребитель.
— То есть как это не умирал? — возмутилась Лиза, — ты что, хочешь сказать, что я напрасно пять лет оплакивала твое истерзанное тело?
— А ты оплакивала? — заинтересованно спросил Старскрим.
Лиза не сразу нашлась с ответом.
— Да, чёрт подери! — зло воскликнула она. — Сначала твое разорванное тело крутили по всем каналам, а потом я пять лет видела твои фрагменты в кошмарах! А ты даже не удосужился подать хоть какой-то знак... – она резко выдохнула, нервно мотнув головой, переходя на свястящий шепот, - Сволочь.

Замолчав, Лиза прикусила губу, ожидая, что сикер снова выдаст какой-нибудь образчик десептиконского сарказма, но тот промолчал. Видимо, впечатлился.

— Извини, — через некоторое время ответил он, — Я был... очень занят.
— Обдумывал планы по захвату мира? — едко поинтересовалась Лиза.
— Примерно... — что-то внутри истребителя сухо прошуршало, словно он устало вздохнул, — Слушай, давай мы сначала сядем, и тогда я все объясню? Это... долгая история.

**

Лиза точно не помнила, в какой момент усталость и сон одолели ее. За пять лет она, пожалуй, отвыкла от приключений, и вчерашний день, мягко говоря, богатый на неожиданные события, вымотал ее. Неудивительно, что она вырубилась, едва только немного успокоились порядком подрасшатанные нервы. А, может, ее просто укачало – от стремительных полетов и перегрузок она тоже порядком отвыкла…

Когда она проснулось, было уже светло. Старскрим стоял на земле, посреди соснового леса, все ещё в форме истребителя - Лиза так и спала всю ночь в его кресле. Судя по отсутствию снега и сохранившейся на ветках кустарников золотистой листве, они были уже значительно южнее точки отправления.

Окончательно прогнав остатки сна и неуклюже потянувшись, насколько позволял тесный кокпит, Лиза некоторое время сидела неподвижно, задумчиво разглядывая приборную панель. Старскрим, как она знала, каким-то образом прекрасно "видел", что происходит в его кабине, но никак на ее пробуждение не отреагировал - не то сам спал (иногда у него всё же случался некий аналог человеческого сна), не то просто был не в настроении реагировать. Сейчас это ее вполне устраивало, несмотря на кучу вопросов, которые она хотела ему задать.

Так это странно все. Еще вчера (с утра, по крайней мере) она считала его мертвым, и до сих пор как-то не очень верилось в то, что это не так.

...интересно, кстати, сам Старскрим знает, для чего все эти кнопки и рычажки на его панели, или это - просто декорация, побочный эффект копирования земной техники? Когда он летел, штурвал крутился сам по себе, приборы показывали правильные значения, но ни один рычаг или переключатель никогда не двигался с места. Это, кстати, всегда было трудно осознать - что самолет может управлять собой сам, как, например, бегущий человек, и иногда...

Ход Лизиных мыслей неожиданно прервала жуткого вида рожа, внезапно нарисовавшаяся прямо перед ее носом. Кажется, состояла она исключительно из непропорционально больших красных глазищ и окружавших их шипов, непрерывно шевелящееся, как жабры. И то, и другое почему-то производило, мягко говоря, пугающее впечатление.

Лиза коротко взвизгнула - больше от неожиданности, чем от страха; существо, немного помедлив, тоже.

Самолет неожиданно тряхнуло, тварь мигом слетела со спинки кресла, словно ее запустили из катапульты, оттолкнулась от стекла и приземлилась на приборную панель, выгнув спину, как кошка.

— И вас с добрым утром, — мрачно произнес Старскрим.
— Ты что, дрых? — пропищала тварь, приподнявшись на задние лапки, которые были длиннее и мощнее передних. — Как ты мог?! Они догонят нас, догонят и разберут по винтику! Вжух - и мы станем автоматами с газировкой!
— Я сам тебя сейчас разберу, — огрызнулся сикер, но странное существо, как ни странно, успокоилось. Или, по крайней мере, перестало хаотично скакать по панели, размахивая конечностями.
— Что ЭТО? — машинально вжавшись в спинку кресла спросила Лиза.
— Моя процессорная боль, - странным голосом ответил Старскрим. — Это - Трэш*.
— Охотно верю, — отозвалась Лиза, все еще с некоторым подозрением косясь на существо. — Где ты его взял?
— В лаборатории, — туманно ответил сикер. — В это трудно поверить, но он - медбот, и он меня уже достал. Так что, если вдруг захочешь поотрывать ему винты, я не против.
— Вот она, сикерская благодарность, — обиженно фыркнул Трэш, — я непременно об этом вспомню, когда настанет час прочистки топливопровода, Скример.
— А, — Лиза поглядела на Трэша с куда большим уважением: Старскрим, вообще-то, сам кого угодно мог довести до нервного срыва, и то, что существует некто, способный довести его, было удивительно. — Ясно.

Трэш одарил ее полным презрения взглядом, вызывающе растопырив все четыре "крыла" из лопастей пропеллеров. Лиза запоздало вспомнила про вчерашний дрон. Вот, значит, как...

— Ясно? Ясно? Можем мы уже лететь дальше? — осведомился Трэш, — или подождём, пока белковые появятся?
— За нами погоня? — обеспокоенно спросила Лиза.
— Ну, как, погоня... — усмехнулся сикер, — я бы так не сказал...
— Да? — вновь взъерошился Трэш, — а, значит, МИГи, ночью севшие нам на хвост, это так, фигня?
— МИГи? — вздрогнула Лиза. Вот это, наверное, плохо. Не хватало еще получить ракетой от своих же! — Старскрим, какого черта?..
— Да все в порядке, — отозвался сикер как-то уж слишком беззаботно, — я их стряхнул.
— Если ты их... — возмущённо выдохнула Лиза, но Старскрим небрежно отмахнулся.
— Нет. Можешь не переживать за родные ВВС, — сказал истребитель не без некоторого самодовольства. — Я дал им уйти.
— Ага, после того, как тебе надрали хвост, — заключил Трэш. — И еще надерут, днем-то они тебя засекут быстрее.
— Господи, да что тут опять творится? — патетически воскликнула Лиза, мысленно удивившись тому, как она умудрилась проспать такое.
— Ничего, — огрызнулся Старскрим, резко повернув штурвал, так, что Трэш получил им по хребту.
— Не считая того, что количество белковых, жаждущих нашей смерти, растет в геометрической прогрессии, — мстительно заключил медбот, отскочив в безопасный угол.
— Так. Мне надо выйти, — заявила Лиза.
— Нашла время, — пискнул Трэш, но тут Старскрим откинул колпак кабины, и медбот благоразумно перепрыгнул на фюзеляж, справедливо опасаясь получить этим самым колпаком по голове.

Лиза кое-как, путаясь в полах дубленки, перебралась на крыло и спрыгнула на землю.

Старскрим тут же трансформировался, но на ноги вставать не стал, чтобы не высовываться из-за макушек сосен. Трэш, успевший принять альт-форму, нервно описал пару кругов над поляной, но потом тоже приземлился.

— Вчера ты обещал мне кое-что объяснить, — напомнила Лиза, хмуро гладя на сикера.
— Мы еще не прилетели, — ответил Старскрим.
— И лично я дальше не полечу вообще, пока ты - хоть что-нибудь! - не прояснишь, — не сдавалась Лиза, терпение и понимание которой уже подходили к концу.
— Ну-ну. Так бы сразу и сказала, что тебе жить надоело - я бы и не напрягался, — невозмутимо сказал сикер.
— Что-то мне подсказывает, что, если бы ты не напрягался, за моей головой не выстроилась бы очередь! — парировала Лиза.
— Очередь выстроилась за моей головой, а тебя хочет убить только Кирлихен, — "успокоил" ее истребитель.
— А, отлично, — саркастически сказала Лиза. — Замечательно! Как я этому рада, — театрально взмахнув руками от "радости", Лиза отвернулась, но почти сразу же снова насела на сикера. — Кстати, почему? Он же вроде сначала не хотел?
— Чтобы мне отомстить, — ответил он.
— За то, что ты его тогда выскреб из вертолета? — удивилась Лиза, - Ничего себе злопамятность!
— Нет, за это я вроде как извинился, — ответил десептикон, немало удивив Лизу. — За то, что я сбежал от него, помог сбежать Трэшу, спёр важную часть его проекта, разгромил к квинтам их лабораторию, и сжег все их носители. Довольна?..
— Эээ... Нет, — честно призналась Лиза. Да-а, история, видимо, действительно долгая. — И что, если бы он меня убил?..
— Я бы слегка расстроился, — ворчливо ответил Старскрим.
— Ну, спасибо... — в тон ему пробормотала Лиза, но вдруг вспомнила кое-о чем, что заставило ее вмиг утратить с таким трудом обретенное внутреннее равновесие... Да и внешнее тоже. — Ох!

Она осела на землю, снова прокручивая в голове слова Кирлихена... Нет... Нет, нет! Он мог врать, чтобы запугать ее, или...

— Что? — недовольно, но с плохо скрытым беспокойством спросил Старскрим.
— Мама... — выдохнула Лиза, — о-ох, нет... мне срочно надо попасть в Москву! Он же знает, где...

Она вскочила на ноги, намереваясь хоть сейчас бежать прямиком до столицы, но сикер толкнул ее пальцем в плечо, снова вынуждая сесть. Лиза попыталась оттолкнуть его руку, но это, конечно, было бесполезно – только ладонь отбила, но боли почти не заметила. Неужели он не понимает?..

Успокойся, — железным тоном произнёс истребитель, и это, как ни странно, подействовало отрезвляюще. Удивительным образом спутанные тревогой мысли встали на свои места, и Лиза поняла вдруг, что если уж ей и придется бегать наперегонки с американской разведкой, то шансов у нее немного. Даже если Старскрим поможет... — Ему сейчас не до этого.
— Ты его убил? - с надеждой спросила Лиза.
— Нет, — с некоторым сожалением ответил Старскрим, — скорее всего, не до конца. Но мы предприняли кое-какие меры, чтобы их задержать. Думаю, несколько дней он будет... Занят.
— Я... Я могу ей позвонить? — спросила Лиза, судорожно соображая, что это значит.

Кирлихен же не какой-нибудь там бандит, а агент ЦРУ, и страшно подумать, ЧТО они там могут развернуть, если уж не побоялись устраивать заваруху со стрельбой и вертолётами в Северном.

— Вряд ли, - сухо ответил сикер, — но сможешь предупредить ее... другим путем, как только мы доберёмся до убежища.

Это не слишком обнадёжило, скорее, даже наоборот. Но другого выбора, кроме как поверить ему, всё равно не было.
— Ладно, — вздохнула Лиза, немного подумав. Не то, что бы она успокоилась, но, похоже, сейчас она всё равно не сможет сделать ничего, что было бы полезно в этой ситуации. Даже если очень захочет.

Оставалось только надеяться, что Старскрим прав.
— Тогда надо лететь, — произнёс сикер, складываясь обратно в самолёт, - мелкий квинтеныш прав: днём мы - слишком хорошая мишень для любителей пострелять.
— От квинтеныша слышу, — оскорблённо пискнул Трэш, но его уже никто не слушал.


Продолжение следует...
End Notes:
*от англ. Trash - мусор, хлам. Любопытно, что одно из нечасто употребляемых значений этого слова - "портить", что должно несколько настораживать всех, кто рискнет воспользоваться услугами этого медбота...
Глава 4. Акклиматизация by noradyn
Доктор мой принес с собой
Добела раскаленный нож,
Заботливо спросил:
Чего ты ждешь?
(Ночные Снайперы)




Это, пожалуй, было одно из самых тяжелых и неприятных путешествий в жизни Лизы. К концу пути она чувствовала себя так, словно это она тащила на себе сикера все двенадцать часов, хотя Старскрим ради разнообразия даже не пытался развлечь себя в пути любимым перформансом "вопящая белковая". Хотя, надо сказать, в свое время Лиза почти к этому привыкла и в прежние времена, бывало, вопила исключительно ради поддержания всеобщего веселья...
Но все-таки несколько часов полета вымотали ее. К тому же, сикер летел не по прямой, периодически резко и необъяснимо меняя курс, а иногда и вовсе приземляясь в каких-нибудь малоприятных местах, словно пережидая что-то. Каждая такая остановка заканчивалась жесткими приступами паранойи у мелкого медбота, и после третьего эпизода Лиза начала проникаться искренним сочувствием к Старскриму. Если Трэш довёл её до белого каления всего за пару часов, то какого же сикеру?
Ко всему прочему, Лизе зверски хотелось есть. В день своего похищения она успела только выпить полчашки кофе, закусив его наспех сооруженным бутербродом, и, конечно, с собой никакой еды у нее не было, как и возможности добыть ее по пути. Это тоже не способствовало бодрости духа и обретению внутренней гармонии.
Так что когда Старскрим, наконец, приземлился и сообщил, что они достигли цели, у Лизы не осталось моральных сил даже на то, чтобы этому порадоваться, не то, что оценить окружающие красоты или даже удивиться некоторым особенностям ландшафта.
КрасОты, впрочем, никуда от этого не исчезли, и в любой другой момент Лиза бы, наверное, прыгала от восторга, оказавшись здесь. Местность вокруг была словно ожившей фотографией из "Нейшнл Джеографик" – для полного соответствия не хватало только пасущихся в тени акаций антилоп или, к примеру, льва, притаившегося в высокой золотистой траве...
Но самой главной "достопримечательностью" этого места оказался... самолет. Пожалуй, это была самая огромная из всех летающих машин, что Лизе приходилось видеть – она даже не представляла, что что-то настолько большое можно поднять в воздух. Да вся ее квартира в Северном была меньше!..
Что-то, однако, в нем было неправильное... Он стоял в тени двух невысоких скал, носом втиснувшись в каменную нишу между ними, живописно вписавшись между раскидистых акаций и каких-то других деревьев, названий которых Лиза не знала. Он явно не мог бы ни сесть здесь, ни заехать так своим ходом, но, в то же время, простоял здесь явно не очень долго. Ближайшие к фюзеляжу ветки были обломаны, но оценить, как это произошло, было трудно. Немного подумав Лиза решила, что его, наверное, сюда затолкнули. И, видимо, пытались замаскировать, накидав на крышу каких-то веток, пучки травы и даже камни.* Одно крыло даже было прикрыто куском брезента, образовавшим своеобразный навес, под которым стояло несколько бочек.
Оглядев эту композицию, Лиза вздохнуло. Что ж, знала бы она заранее, что Старскрим жив – могла бы и догадаться...
— Это вы его угнали, — констатировала она.
— Я, — не без гордости заявил Треш, вскочив на ближайший камень.
Лиза посмотрела на него с искренним недоумением, однако, к ее удивлению, сикер с этим утверждением спорить не стал.
— И зачем? — спросила Лиза, переминаясь с наши на ногу. Тут, ко всему прочему, было чертовски жарко, особенно в зимних ботинках. Дубленку и свитер она стянула еще в кабине, но под теплыми брюками ноги уже успели взмокнуть, и блузка тоже промокла насквозь, неприятно прилипнув к спине.
— Нам нужен был груз, — лаконично ответил Старскрим, указав на бочки. Приглядевшись, Лиза увидела, что внутри грузового отсека есть ещё, и довольно много.
— И что же это?
— Авиационное топливо**.
Лиза удивлённо подняла брови.
— Но ты же не летаешь на земном топливе?.. — неуверенно спросила она. Старскрим как-то пытался ей объяснить, почему – летать-то он, может, и смог бы, но для нормального метаболизма кибертронцам нужен энергон и только энергон.
— Потом, — отмахнулся Старскрим, — пока что это не твоя проблема.
— Ну конечно, — пробормотала Лиза, подозрительно сощурившись.
Что-то в тоне сикера ей не понравилось, и она до сих пор не верила, что он в принципе способен сделать что-то хорошее безвозмездно. Например, вырвать белкового из лап смерти...
Лиза подняла голову, вопросительно посмотрев на истребителя.
— А что тогда теперь? Предложишь мне найти себе подстилку и добыть еду?

Последнее было бы, кстати, неплохо... Желудок жалобно заурчал. Сикер усмехнулся.

— Примерно. Тебе придется провести здесь... некоторое время. Кстати, в этом грузовом корыте была какая-то пригодная в пищу белковым органика. Можешь поискать, если хочешь.

"Пригодная в пищу органика", как ни странно, нашлась. Ею оказались армейские пайки. Двадцать коробок по двенадцать штук. Вскрыв ближайшую коробку, Лиза достала один из пакетов с лаконичной надписью "Еда, готовая к употреблению" и долго вертела его в руках, не решаясь вскрыть, но в конце концов, голод победил её сомнения.

Как ни странно, паек оказался весьма недурен, и Лиза даже подумала о том, что дела ее, возможно, не так уж и плохи. К непосредственно обеду прилагался приятный бонус в виде пакетика порошкового кофе, но его Лиза, за неимением кипятка, спрятала в карман. Дожевывая галету, она задумчиво разглядывала доставшиеся ей коробки. Двенадцать на двадцать - выходит, двести сорок. То есть, уже двести тридцать девять... Можно протянуть месяца три, если съедать по две в день. А, если по одной - то вообще полгода можно не беспокоиться...

"А что потом?"

Лиза нахмурилась. Она сильно сомневалась, что десептиконы специально озаботились провизией для белковых – скорее, пайки попались им случайно, в довесок к основному грузу. Лизе, конечно, в этом повезло, но что будет, когда они закончатся? Придется идти на охоту или собирать подножный корм?..

Вздохнув, Лиза сгребла остатки своего обеда, состоящие в основном из пустых упаковок. Раз уж она застряла тут надолго, то надо придумать какое-нибудь место для отходов. Для человеческих, кстати, тоже...

**

Однако, выйдя из сумрака грузового отсека Боинга, Старскрима Лиза не обнаружила. Сикер исчез, словно его и не было. Лиза удивилась этому, но делать нечего – как-то связаться с ним она не могла. Ее телефон остался в сумке, которая взлетела на воздух вместе с машиной Кирлихена.

Зато под навесом обнаружился Трэш, занятый, по-видимому, чем-то очень важным, но Лиза, понаблюдав за ним с минуту, так и не смогла понять, чем именно. Медбот суетился вокруг какой-то конструкции, размером раза в три больше него самого, отчего отдаленно (весьма отдаленно...) напоминал бабочку, порхающую над неким чудовищно странным цветком. Разбирал он эту штуку или, наоборот, собирал или ремонтировал, Лиза уверенно сказать не смогла бы – детали, извлечённые из одного места, Трэш переносил и вставлял в другое, а какие-то и вовсе выкидывал.

— Эй! — окрикнула она, когда медбот на минуту замер, словно размышляя, куда приладить пучок проводов, зажатый в передней лапке. — Куда вы выкидываете мусор?
— Можешь себе в самолете постелить, — недружелюбно буркнул медбот, и, мотнув головой, отшвырнул провода в сторону.
— Очень смешно, — проворчала Лиза, — сам себе стели...

Оглядевшись и не найдя ничего подходящего, Лиза вернулась в самолет, запоздало подумав, что из Трэша, наверное, можно было попытаться вытянуть что-то полезное по поводу сложившейся ситуации... Можно, но не хочется. Да и не факт, что получится...

Она вернулась к месту своего обеда, вытряхнула из коробки оставшиеся пайки, разложив их поверх другой тары, и, поморщившись, торжественно нарекла ее мусорным ведром, сразу воспользовавшись оным по назначению.

На улице было очень жарко, но внутри Боинга царила некоторая прохлада, хоть здесь и было очень душно и от бочек с топливом нестерпимо воняло керосином. Рядом с ними было как-то жутковато – стоило только представить, как это все может рвануть... Но, впрочем, эти ребята, вероятно, знали, что делали, да и хранить их тут явно безопаснее, чем под солнцем, среди сухой травы.

От нечего делать Лиза обошла грузовой отсек в поисках чего-нибудь полезного, например, какой-нибудь более подходящей местному климату одежды... Но увы – коробки с военной формой размера «S» среди груза не оказалось. Кроме бочек и картонных коробок с пайками тут было еще несколько ящиков с таинственной маркировкой, которая ничего не говорила об их содержимом, и плотно приколоченными крышками, которые без лома открыть было невозможно. Лиза попробовала заглянуть в щёлку между досками, но, конечно, ничего не разглядела.

Самыми полезными находками были спас-комплект, три парашюта и бортовая аптечка, поразившая Лизу до глубины души – в некоторых медпунктах в Северном не было такого разнообразия медикаментов, как в этом аптечном ящике. Правда, назначение большинства препаратов было ей неведомо, а бумажки с подсказкой не было - либо предполагалось, что, раз уж ты сюда влез, то знаешь, что тебе нужно, либо - что вероятнее - она просто потерялась. Уверенно опознать Лиза смогла только физраствор и пенициллин***. Зато в аптечке, кроме склянок, бинтов и шприцев, нашлись еще и небольшие ножницы с тупыми концами.

Лиза забрала их, и, отыскав укромный закуток между бочками, стянула штаны и теплые хлопковые колготки, от которых уже начали чесаться ноги. Коричневые хлопковые брюки – разумный компромисс между школьным "дресс-кодом" и искренней ненавистью Лизы к классическому стилю в одежде – были почти новые... Ну и ладно!

Лиза критически осмотрела их, решив, что можно обрезать штанины чуть выше колена и подвернуть края, чтобы импровизированные шорты прослужили подольше. Но приступить к "операции" не успела.

— Ты что тут делаешь?
Вздрогнув, Лиза подняла голову. Трэш сидел на крышке одного из высоких ящиков, как кот на шкафу – поджав под себя лапы и свесив вниз голову. Алая оптика ярко мерцала в полумраке отсека.

— Адаптируюсь, — мрачно ответила она. — А тебе что нужно?
— Старскрим приказал за тобой приглядывать, — ответил медбот.
— Приглядывать или следить? — уточнила Лиза, подозрительно прищурившись.
— А есть разница? — искренне удивился Трэш.
— Вообще-то есть, — ворчливо ответила Лиза. Ей не очень-то нравилось присутствие Трэша, но она сомневалась, что он послушает, если она попросит его уйти. И прогнать его будет явно непросто. Лиза в красках представила себе, как она живописно прыгает по бочкам, размахивая над головой штанами в попытке сбить шустрый квадрокоптер, и горестно вздохнула. И, плюнув – всё равно интимность процесса уже нарушена – села на пол, разложила рядом свои брюки и приступила к их укорачиванию. Ну, или попыталась – может, бинты или что-то в этом роде ножницы резали и хорошо, но плотный боковой шов им оказался не по зубам.
— Челове-еческие инструменты, — презрительно протянул Трэш, внимательно наблюдавший за процессом. Лиза недовольно посмотрела на него – медбот будто бы усмехался, щеря клыки. Их у него, как и винтов, было четыре – два сверху и два снизу, отчего вытянутая морда десептикона чем-то напоминала шипастый антистеплер. — Тупые, бесполезные железяки...
— Издеваться тебе тоже Старскрим приказал? — досадливо спросила Лиза.
— Нет, — ответил Трэш, — но ты же для этого и нужна, верно?

Лиза удивлённо моргнула. Нет, она и не рассчитывала, что ей удастся подружиться с этим мелким гадёнышем, но это было как-то уж слишком... обидно. Главным образом потому, что она действительно не понимала, зачем она здесь нужна – Старскрим этого так и не объяснил. И вариант Трэша, увы, был достаточно правдоподобным, чтобы ее задеть. За все время знакомства с сикером она усвоила одну очень важную и необходимую доя сохранения рассудка вещь – что у десептиконов весьма странные понятия о развлечениях.
— О, ну конечно, — проговорила она, глотая предательский ком в горле, — как я могла забыть? Давай, не стесняйся, издевайся на здоровье.
— Белковая способна на сарказм? — с интересом проговорил Трэш. — Это уже любопытно... Нелепая реакция для защиты своей примитивной психики?

Лиза не удержалась и запустила в него ножницами. Но медбот мало того, что увернулся, так еще и исхитрился поймать их в полёте. Повертел в лапках, с брезгливым любопытством разглядывая лезвия, и презрительно усмехнулся.

— Ещё хуже, чем я думал, — констатировал он, — жалкое подобие хирургических кусачек. На, забирай.

Ножницы звякнули о железный пол. Лиза подобрала их и подумала о том, не повторить ли попытку, но тут ей в голову пришла неожиданная идея.

— Жалкое подобие, говоришь? — скривившись, переспросила она, — да ты вообще, как видно, мало в этом смыслишь. Это, между прочим – одна из лучших моделей хирургических кусачек! Режет плоть как масло!****
— Пфф! Что-то твою броню, — он кивнул на брюки, — не режет.
— И что ты понимаешь в перекраивании брони? — с презрением уточнила Лиза, — надо же сначала линию среза наметить. А то потом отрежешь не так, и мучайся...

Трэш озадаченно замолчал, но через пару секунд раздраженно мотнул головой, растопырив шипы.

— Чушь, — выплюнул он, — это самый дрянной металл, какой я только видел, и самая убогая заточка во Вселенной. То ли дело, — он медленно, почти торжественно поднял передние лапки, сложив их в две тонкие и длинные клешни с острыми краями, — вот это! Микроний высшего сорта, самозатачивающаяся кромка... Да ими можно это крылатое корыто надвое распилить!
— Что-то не верится, — Лиза скривилась, — хлипкие какие-то. Вообще ни о чём.
— Показать? — злобно прошипел Трэш и хищно ощерился, однако выглядело это скорее нелепо, чем пугающе, — разделать фюзеляж? Или твои потроха выпустить?

Лиза рассмеялась - почти искренне.

— Ха! Хотя бы вот это разрежь сначала, — сказала она, демонстративно подняв свои брюки.

Она не успела даже моргнуть — Трэш сорвался с ящика, жужжа пропеллерами и резаками, и в стремительном пируэте пронесся мимо...

Отрезанные штанины не успели упасть – а он уже снова сидел на том же месте.

Она сглотнула, чтобы промочить вмиг пересохнет горло. Кажется, за потроха все-таки стоит опасаться...

— Можно было и поровнее, — заметила Лиза, тайком переведя дух – этот трюк ее испугал, но чёрта с два она это выдаст!

Трэш со своими "ножницами" как пролетел наискось – так и отрезал. Одна штанина, как и планировалось, теперь была чуть выше колена, зато другая - значительно ниже.

— Не всё равно? — фыркнул медбот. — Видишь, зато теперь, кто тут "ни о чём"?
— Вижу, что у кого-то прицел сбит, — ответила Лиза. — Какой из тебя медбот, если ты косой, как...

...ещё один стремительный полет – снова без предупреждения – и ещё два куска ткани упали на пол. Лиза посмотрела на оставшиеся в своих руках... шорты, и тихо завыла.

— Теперь ровно? — мстительно уточнил Трэш.

Лиза печально поглядела на продукт креативного творчества Трэша, и поджала губы. Обе штанины были отрезаны, как по линейке, но у Лизы язык бы не повернулся теперь назвать это "шортами". Хотя, с другой стороны, иные девицы носят и покороче, да и свою функциональность штаны полностью не утратили.... Просто Лизе, пожалуй, надо было набраться смелости, чтобы это надеть.

— Вот теперь спасибо, — старательно делая вид, что так оно и задумано, Лиза растянула губы в улыбке. — Ты мне очень помог.
— Да я не... ЧТО? — когда до Трэша дошло, он аж подпрыгнул, возмущенно загудев винтами, - ах ты, органическое недоразумение! Да я...

Лиза состроила ему кислую мину и, решив, что в этих местах вряд ли найдется тот, кто мог бы осудить ее за излишне откровенный наряд, натянула и застегнула шорты. Карманы, к сожалению, теперь были сквозными, и все-таки очень хотелось бы, чтобы ткани на ногах было побольше, но и так вроде ничего...

Трэш продолжал ругаться и прыгать по бочкам вокруг нее, оскорбленный в худших чувствах, но, похоже, все-таки недостаточно оскорбленный для свершения немедленной мести. Однако негодование так увлекло его, что он и не заметил, как Лиза ушла, тихо посмеиваясь себе под нос.

Она почти дошла до выхода, но вдруг спохватилась - ботинки так и остались где-то за ящиком, откуда доносились недовольные причитания Трэша. Посмотрев на свои босые ноги, она вздохнула и махнула на них рукой. В конце концов, живут же как-то здесь аборигены, никогда не слышавшие об обуви...

Об острых камнях, ядовитых змеях и колкой траве она старалась не думать.

Продолжение следует…
End Notes:
*вопреки расхожему мнению, саванна не является чем-то вроде «африканской степи» с редко расставленными зонтичными акациями. В ней встречаются и перелески, и довольно густые заросли кустарника, и скалистые участки. Вот примерно о таком месте и идет речь.

**Автор изначально сомневался, перевозят ли авиакеросин на самолетах как-то еще, кроме как в топливных баках, но в итоге с удивлением обнаружил, что таки да, перевозят – если ОЧЕНЬ надо или нет наземного пути доставки.

***по мнению американских киноделов, есть в каждой аптечке военного образца. Автор недоумевает, ибо бывают антибиотики и получше.

****у вас дома тоже, наверняка, есть такие – они очень хреново режут все, кроме пальцев.
Глава 5. Тайник by noradyn
От края до края-а-а-а
Небо в огне сгорает…
(Ария)



Старскрим вернулся только под вечер, однако куда и зачем он улетал, Лиза не знала. Выпытывать это у Трэша было бесполезно – после шутки с ножницами он вообще перестал на неё реагировать, словно исключил из своей реальности. Лиза решила, что настаивать в данном случае себе же дороже и оставила его в покое.

Солнце уже нависло над горизонтом, выплавляя из раскалённых небес марево заката, пока не очень яркое, но уже заметное. Небо на востоке уже начало темнеть, меняя цвет из ярко-голубого в глубокий индиго, такой яркий и насыщенный, что даже не верилось, что такие цвета бывают на самом деле. В высокой траве застрекотали насекомые, в перелеске у ручья заголосили птицы, провожая уходящее солнце.

Лиза сидела на откинутом "трапе", обхватив колени руками и задумчиво провожая взглядом тающее на западном горизонте светило. Зрелище было потрясающее. Жаль, её камера осталась в Северном – вместе с тысячей других вещей, которые сейчас могли бы очень ей пригодится...

"Потерявши голову, по волосам не плачут". Лиза мрачно усмехнулась. Да уж, нашла время, чтобы жалеть о барахле! В конце концов, там остались вещи и поважнее. Ученики. Работа. Какие-никакие друзья. Документы... Короче говоря, все, что составляло её жизнь последние пять лет. Такое уже, кажется, бывало, но почему-то в этот раз утрата корней, пущенных с таким трудом, ощущалась острее.

Может, зря все это... Или нет?..

Лиза вспомнила, что ещё совсем недавно – буквально вчера – ненавидела свою "человеческую жизнь", но сейчас ей почему-то её очень не хватало. Там было плохо, но понятно. Здесь... в целом, нормально, но как-то неправильно, и эта неправильность никак не давала ей покоя, хотя в чём именно она заключалась, Лиза сказать не могла. Что-то было не так. Не так, как раньше и не так вообще...

Неизвестно, до чего ещё она бы додумалась, но ход её мыслей оборвал знакомый звук, словно выдернувший её из болота, в которое её затягивало медленно, но верно. Когда Лиза, будто очнувшись, повернула голову, Старскрим уже приземлился на ноги и непринуждённо облокотился о заметно пошатнувшийся от такой нагрузки Боинг.

— О, вы оба живы. Хорошо, — произнёс сикер, поглядев на Трэша, выпорхнувшего из-под навеса, и как бы случайно присевшего на крыло. Всем своим видом медбот выражал натянутую непринуждённость и напускное равнодушие. — Хотя, — он задумчиво поглядел на Лизу, которая тут же стыдливо поджала босые и голые ноги, — вижу, без жертв не обошлось...

— Куда ты летал? — спросила Лиза, мельком глянув на Трэша — тот проскрипел что-то на своём языке и уполз обратно в свою мастерскую.

— Путал след, — мрачно ухмыльнувшись, ответил сикер. Лиза знала, что это значит – прежде пару раз она в этом даже участвовала. Если "боссу" сикера надо было отвлечь откуда-то внимание, то Старскрим появлялся в каком-нибудь совершенно другом месте, старательно заботясь о том, чтобы быть ну очень подозрительным и заметным самолётом. Как ни странно, это срабатывало почти всегда.

— Все в порядке? — спросила Лиза, стараясь скрыть вновь вспыхнувшую тревогу, но голос всё равно дрогнул.

— Не совсем. Твоё исчезновение наделало неожиданно много шума. Видимо, кое-кто тебя недооценил.

Сказав это, Старскрим как-то странно на неё посмотрел, но Лиза лишь пожала плечами — она сама была удивлена не меньше.

— Меня ищут? — спросила она.

— Да, — немного поколебавшись, ответил Старскрим. — но пока только в той дыре.

Под навесом многозначительно зашуршало, но на этот раз Трэш промолчал, видимо, до сих пор считая себя слишком обиженным, чтобы хоть как—то реагировать на раздражающий фактор в лице Лизы.

— И что теперь? — спросила она, устало вздохнув. — Я тут типа в плену, или как?

— Нет, — отозвался Старскрим несколько удивлённо. — С чего ты взяла?

— Не знаю, — честно сказала Лиза, опустив голову, — Просто я не могу иначе объяснить своё... эм, присутствие здесь.

— А кто-то спрашивал? — фыркнул Старскрим.

— Моё параноидальное подсознание, — мрачно отозвалась Лиза.

— Хочешь вернуться в ту дыру, из которой я тебя достал? — с некоторым изумлением, но без угрозы спросил сикер.

— Не очень, — призналась Лиза, — но я могу вернуться куда-нибудь ещё, если... — она запнулась, опасаясь высказать свои мысли. Ей не нравилась перспектива стать заложницей, но ещё больше ей не хотелось бы быть балластом. Или вообще непонятно кем.

— Ладно, — сказал сикер, не дожидаясь, когда она подберёт слова, — пойдём. Я тебе кое-что покажу.

**

Идти пришлось недолго, по крайней мере, Старскриму – ему понадобилось всего полтора десятка шагов, чтобы обогнуть одну из скал. До этого момента Лиза здесь не была, справедливо рассудив, что пока в одиночку отходить далеко от Боинга, создававшего хотя бы иллюзию укрытия, не стоит: если дикая фауна тут и не кишит под каждым кустом, как в передачах Анимал Плэнет, это отнюдь не значит, что её совсем нет. Уж лучше провести пару часов в обществе Трэша, чем случайно наткнуться на какого-нибудь голодного льва.

Они оказались на плоском каменном выступе, поросшим невысокой травой, вызолоченной закатных солнцем. Уступ упирался в обрыв, за которым расстилалась каменистая равнина, густо поросшая невысокими деревьями и кустарником. По-видимому, лагерь располагался на склоне небольшой горы, и сейчас они поднялись чуть выше к вершине. Когда Старскрим опустил её на землю, Лиза подошла к краю и посмотрела вниз. Невысоко, всего метров четыреста, но плоская, расплывающаяся в дымчатом мареве равнина создавала ощущение размаха.

Вид на закат отсюда был просто потрясающий, но навряд ли сикер принёс её сюда, чтобы им полюбоваться.

Дерево к своему стыду Лиза заметила не сразу – оно росло чуть сбоку, и было почти таким же большим, как Старскрим – не в высоту, так в ширину точно. Огромный, словно вздутый ствол и корявые облезлые ветки казались черными на фоне пламенеющего неба. Лиза невольно присвистнула, хотя и ожидала чего-то большего от этого легендарного дерева Африки*. Впрочем, тут ему явно было не очень хорошо – вроде бы эти ребята предпочитали плодородные равнины, а не скальные склоны, где горячий ветер выдувал из-под корней даже ту скудную почву, что тут была. Оставалось только удивляться, какими же вывертами судьбы его сюда занесло.

У самых корней ствол расщепился, и получившаяся щель получилась достаточно широкой, чтобы Старскрим мог засунуть туда руку. Заинтригованная, Лиза подошла ближе. Сикер извлёк из ствола какой-то предмет, тускло поблёскивавший в последних лучах солнца. Размером и формой эта штука напоминала большой чемодан, только разве что бронированный – вся она была покрыта мелкими стальными пластинками.

— Это что, какой-то тайник? — нервно усмехнувшись, спросила Лиза.

— Вроде того, — сказал Старскрим, бережно уложив странную штуковину на траву у своих ног. Вид у него был убийственно серьёзный. Пожалуй, Лизе ещё не приходилось видеть его таким, — если на лагерь нападут, это место обыщут последним.

Лиза кивнула, не став ничего говорить или спрашивать – вид Старскрима её озадачил... или даже испугал. Кажется, это место каким-то образом давило на сикера, заставляя его сутулить крылатую спину и клонить голову к земле. Он не сводил глаз со странного предмета. Лиза осторожно приблизилась, тоже с любопытством разглядывая "чемодан", но определить, что это и для чего нужно, не смогла. Одна сторона, верхняя, у него была выпуклая, как будто часть этой штуки была прикрыта невысоким куполом. Лизе показалось, что в этом месте предмет слабо светится, но это могла быть просто игра света от попавшего на гладкую поверхность закатного луча.

— Если я скажу, что мне нужна твоя помощь, ты поверишь? — неожиданно спросил Старскрим. Голос у него был какой-то странный, словно чужой – аж мурашки по спине. Лиза вдруг подумала о том, что давно уже воспринимала Старскрима как что-то само собой разумеющееся, но сейчас он казался каким-то далёким и незнакомым. Из-за отсветов догорающего алого заката на броне казалось, что он перепачкан в крови.

— Я буду в этом сильно сомневаться, — осторожно сказала она, — Я не представляю, чем я могу помочь тебе. Мне кажется, я здесь абсолютно бесполезна.

Старскрим поднял голову, чтобы посмотреть на неё и криво усмехнулся. Жутковатое наваждение тут же развелось, и Лиза тайком перевела дух.

— Что, Трэша наслушалась?.. — спросил Старскрим уже обычным, своим голосом.

— Ага, — немного удивлённо отозвалась Лиза, теперь уже без опаски шагая к десептикону, — он что, всегда такой?

— Бывает и хуже, — лаконично ответил Старскрим, продолжая ухмыляться.

— Откуда он вообще взялся?.. — спросила Лиза, опускаясь на землю напротив сикера. Штуковина, извлечённая из ствола, теперь лежала между ними.

— Оттуда** же, откуда и я, — спокойным, даже немного усталым голосом ответил Старскрим. — Он кибертронец и десептикон. Я встретился с ним в лаборатории, но он там пробыл дольше, чем я. Ну и... Это на нем сказалось, — таинственно заключил сикер, но, посмотрев на недоуменно вытянувшееся лицо собеседницы, добавил: — Но вреда он не причинит, пока ты здесь. Так что можешь не обращать на него внимания.

— Погоди-ка, — встрепенулась Лиза. — Что за лаборатория?.. Это же связано с Кирлихеном, так?

Старскрим снова помрачнел, машинально коснувшись пальцем странной штуковины. Лиза прикусила язык, гадая, что же могло его так задеть... да что _вообще_ может его задеть? Лиза не сказала бы, что у Старскрима были железные (ха!) нервы, но и нежной ранимой птичкой он не был. Он, скорее, как вода – хоть бей её, хоть пали в неё изо всех орудий – ничего ей не сделается, только тебя же брызгами и обдаст. Или волной накроет. Насмерть.

И то, что что-то в мире вообще способно вывести его из равновесия (не считая Трэша, конечно) поразило Лизу до глубины души.

— Ты спрашивала, почему я воскрес, — неожиданно сказал Старскрим. Лиза наклонила голову, изумлённо рассматривая его. Он выглядел уже не таким мрачным, но и на себя нормального тоже не был похож.

— А ты ответил, что не умирал, — кивнула она, несколько удивившись такому повороту, — да, это, пожалуй, тоже требует некоторого объяснения, — она нервно усмехнулась: — Я видела в новостях твой... труп.

— Ты видела груду металлолома, отдалённо напоминающую разбитый истребитель, — заглянув ей в лицо, ответил Старскрим.

— И голову, — напомнила Лиза, снова кивнув.

— Да, голова у них неплохо получилась, — с нервным смешком ответил Старскрим. — Хотя с застывшим ужасом в оптике они, пожалуй, переборщили.

— Так это было не по-настоящему? — наконец догадалась она, — Это был не ты.

— Не я, — подтвердил Старскрим. — хотя иногда я об этом жалею... — он почему-то отвёл взгляд, снова уставившись на "чемодан", — в общем, примерно с этого все и началось. Наш общий знакомый решил, что кое-кого из нас следует разобрать на запчасти не на поле боя, а в более спокойных условиях. Почему-то он подумал, что будет очень весело, если это буду я.

— Они поймали тебя?.. — изумлённо спросила Лиза. — Тебя?..

Ну, по крайней мере, это кое-что объясняет...

— В Чикаго мне действительно досталось. Если бы я мог сопротивляться, я бы... — он дёрнулся, словно поёжившись, но потом махнул рукой. — А, шарк, неважно. В общем, у меня не было вариантов. Так что некоторое время мне пришлось провести в гостях у, гм, старого знакомого. Мы даже почти подружились, — сикер зловеще усмехнулся.

— В смысле? — не поняла Лиза.

— В смысле – я как бы им помогал, — кисло ответил Старскрим.

— В чём? — опешила Лиза.

— В их изысканиях, — Старскрим снова отвернулся, будто бы глядя на узкую огненную полоску, оставшуюся от заката. — В создании нового оружия. В попытках воспроизвести подобие кибертронской жизни.

Лизе потребовалось некоторое время, чтобы смысл его слов дошёл до её сознания. Подобие жизни? Оружие?.. И Старскрим... помогал Кирлихену?..

Нет, тут действительно что-то не так.

— Боже... — выдохнула она. — Тебе точно голову не оторвали в Чикаго? Он же хотел вас всех убить!

— Да, и когда у него не вышло, он решил нас... скажем так – приручить. — Сикер все еще не смотрел на неё, и Лиза догадалась, что дело тут вовсе не в том, что его вдруг заинтересовали краски вечерней зари.

Он что... чувствует себя виноватым?..

Лиза могла поверить в то, что ради своей выгоды Старскрим может пойти на многое – в том числе, и на сотрудничество с людьми. Могла поверить в то, что он мог сделать это и не ради выгоды, а ради спасения своей жизни.

Но вот в то, что ему может быть за это _стыдно_, как-то не верилось совсем.

"Что же они сделали с тобой?"

Лиза прикусила губу, чтобы ненароком не спросить это вслух. Старскрим вряд ли ответит.

— И что, получилось? — глупый вопрос. Но самый нейтральный из тех, что кружились в голове.

— Как видишь, в моем случае – не очень, — пробормотал Старскрим, наконец, повернувшись к Лизе.

— Понятно, — ответила она, хотя на самом деле все, пожалуй, стало ещё непонятнее, чем раньше, — но ты помогал им... Ради чего-то?

"Или тебя действительно разобрали на части, чтобы заставить?.."

— Ради этого, — Старскрим медленно опустил ладонь на странный прибор, странным образом растопырив пальцы, и тот, словно в ответ на его прикосновение, ожил, приходя в движение. Пластины панциря зашевелились, складываясь, как лепестки диафрагмы, открывая то, что, видимо должны были защищать – вытянутую капсулу, похожую на огромную каплю ртути. Лиза не могла понять, из чего она сделана – не то из поляризованного стекла, не то из гладко отшлифованного металла. Но теперь было чётко видно, что она все-таки светится – неярким рыжим огнём, медленно и почти незаметно пульсирующим где-то в глубине.

— Это... И есть то оружие?.. — нахмурилась Лиза. Она протянула было руку, чтобы дотронуться до поверхности капсулы, но Старскрим сам коснулся её двумя пальцами, и Лиза передумала. Он не то, что бы пытался препятствовать, но почему-то вдруг Лизе показалось, что это не очень хорошая идея.

— Не совсем, — ответил истребитель, выдержав некоторую паузу, — это – полностью рабочая – и работающая – кибертронская выводковая капсула.

Лиза удивленно моргнула.

— Что?..

— Это... Старскрим наклонил голову, искоса посмотрев на собеседницу. — Грубо говоря, это – яйцо. С живым спарком внутри.

И, будто в подтверждение своих слов, он скользящим движением коснулся мутной скорлупы, и оранжевый свет стал ярче. Теперь Лиза видела, что внутри что-то есть, но его очертания были слишком нечёткими, чтобы понять, что именно.

Спарк?..

— То, что ты украл из лаборатории, — проговорила Лиза.

— Ага, — отозвался Старскрим, снова что-то сделав с капсулой – внутренний свет померк, а пластины панциря стали медленно возвращаться на свои места.

— И много там еще таких? — заворожённо наблюдая за этим процессом, спросила Лиза.

— Нет, — странным голосом произнес Старскрим, — Эта – единственная. И, похоже, последняя.
End Notes:
*баобаб же
**у автора есть версия, что Трэш — одна из подросших Мегатроновых блох.
Глава 6. Откуда берутся спарки by noradyn
Author's Notes:
глава, вероятно, спорная, содержит авторский обоснуй, но мы тут немного посовещались, и решили, что так, наверное, тоже можно.
Брехуны вы все!
(с) Вовочка в анекдоте про аистов



Лиза чуть подалась вперед, чтобы получше разглядеть капсулу, но Старскрим все еще частично прикрывал ее рукой.

— Откуда они ее взяли? — с интересом спросила она, подняв глаза на сикера.

— С одного из наших кораблей, сбитых в Чикаго, — ответил Старскрим. — В составе флота интервенции было несколько маточников с пустыми капсулами.

Лиза медленно моргнула, пытаясь это осмыслить.

— Ты сказал - пустыми?.. - переспросила она, — но эта, как ты говоришь, занята?..

— Да, — кивнул сикер, — и это уже – результат удачного эксперимента твоих сородичей.

"Какого, к лешему, эксперимента?!"

Лиза зябко повела плечами, хотя с заходом солнца, казалось, не стало прохладнее ни на градус. Но почему-то теплый воздух саванны вдруг показался ей ледяным.

— Там что, какой-то гибрид? — с тихим ужасом спросила она, уставившись на капсулу уже с подозрением. "Что они там натворили?"

— Праймас, нет! — с отвращением выкрикнул Старскрим, задев спиной возмущенно хрустнувшую ветку. — Там нормальный мех. только очень маленький.

— Но причём тут тогда люди? — совершенно перестав что-либо понимать, провыла Лиза.

— Белковая, не тормози, — фыркнул Старскрим, — они хотели ручного меха, и решили, что проще всего будет его вывести с нуля. Что-то там еще твердили все время про куриц, цыплят и преданность... На мой взгляд, странный аргумент, но идея почему-то зашла.

Лиза с сомнением оглядела сикера, подумав о том, насколько глубоко рехнулись эти учёные, когда назвали его курицей. Впрочем, как ни странно, их научную логику она могла понять.

— Импринтинг, — вздохнув, пояснила она. — Рефлекс следования. детеныши некоторых животных принимают за родителя первого, кого увидят. Видимо, они по аналогии с земными птицами решили, что вылупившейся из яйца мех примет их за... эээ... родителей.


— Хм, — сикер нахмурился, — тогда бы их ждал неприятный сюрприз.

— Ну да, — пробормотала Лиза, — а... этот детёныш тогда откуда взялся?

— Догадайся… хотя нет, не надо — раздражённо буркнул Старскрим, но тут же подловил сам себя на слове и проворчал, обращаясь, скорее, к самому себе, чем к ней: — О Праймас милосердный, неужели мне придётся объяснять тебе, откуда берутся детеныши?

— Откуда они у людей берутся – я и сама тебе могу объяснить, — недовольно проворчала Лиза, — Но вот это как-то не вяжется с моими представлениями о половом размножении. Я и женщин-то ваших не видела...

Старскрим фыркнул.

— Конечно, не видела. У нас их и нет, — сказал он.

— Э? — Лиза заинтересованно наклонила голову. — Бесполое размножение?

Сикер как-то странно посмотрел на нее и мотнул головой.

— Нет, — ответил он. — Тебе, наверное, трудно это понять, но у нас несколько другое понятие о полах. Технически, это вообще не про нас.

— Эмм... Гермафродитизм? Как у моллюсков? — воодушевленно предположила Лиза, — Что-то вроде партеногенеза, как у тлей и дафний?

Старскрим снова глянул на нее, серьезный, как крылатая ракета.

— Еще одна такая метафора – и ты полетишь из стратосферы без парашюта, — мрачно пообещал он.

— Прости, — стушевавшись, сказала Лиза. — Я, кажется, теперь вообще ничего не понимаю…

— Ладно, это я как-нибудь потом объясню, — нервно усмехнулся Старскрим, — наглядно...

— Вот хватит меня пугать уже, а, — нервно пробормотала Лиза.

— Как знаешь, — он небрежно повел крыльями, как если бы человек пожал плечами. — Ну, в общем, теоретически два меха сходного размерного класса могут дать новую бету – или детеныша по-вашему - безо всякого там деления на самцов и самок. Образование спарклинга – процесс не спонтанный, тут нужна некоторая осознанность. Только формирование детеныша естественным путем - дело непростое, долгое и небезопасное, поэтому на Кибертроне мы очень давно от этого отказались. Особенно - мы, десептиконы, и особенно - сикеры. Потому что, как ты понимаешь, летать, когда твое тело превращается в огромный контейнер для потомства, несколько трудно.

— И что, с тобой такое уже было? — живо поинтересовалась Лиза, попытавшись это представить. Получилось... Не очень. Лиза нервно хихикнула, но, встретив недовольный взгляд Старскрима, виновато прокашлялась.

— Хвала Праймасу, нет, — очень серьезно ответил он. — Это вообще древний и варварский способ, который практикуют только дикари! Ну или те, у кого на этой почве процессор повело. — Старскрим махнул рукой, как бы закрывая эту тему. — В общем, мы давно используем выводковые камеры. Все примерно так же, только практически без участия альф - специальным образом извлеченные образцы помещают в камеру, где имитируются особые условия, необходимые для формирования...

— ... Зиготы? - нетерпеливо закончила Лиза, тут же мысленно себя осадив, но Старскрим не обратил на это внимания, лишь рассеянно кивнув.

— Типа того , — сказал он. — Только для того, чтобы она сформировалась, нужна ещё Всеискра... Или хотя бы ее осколок. Не знаю, где его взял Кирлихен, но одна из его попыток получить спарка, как видишь, оказалась удачной... — он замолчал, и, склонив голову, посмотрел на Лизу. — Этой информации достаточно?

Лиза задумалась, но всё же кивнула. Старскрим, конечно, в своем стиле - вроде бы и все объяснил, ничего толком не объяснив... Не то, что бы ее заинтересовало половое, то есть, пардон, внеполовое размножение небелковых форм жизни, но... Хотя, к чёрту - все-таки заинтересовало, но расспрашивать об этом в подробностях она не рискнула. Как-нибудь в другой раз.

— Ну хорошо, допустим, суть я уловила, — осторожно сказала она , — То есть, выходит, в этом яйце –твой детеныш?

Это как-то, мягко говоря, совершенно не укладывалось в голове . С ума сойти. Старскрим – родитель?.. Выходит, так...

— Один из образцов был взят у меня, — нарочито-нейтральным тоном подтвердил Старскрим.

Лиза задумчиво хмыкнула. Интересно, почему он так странно реагирует? Хотя... Окажись она сама в похожей ситуации, наверное, уже слетела бы с катушек. Впрочем, вряд ли возможно вообразить похожую ситуацию применительно к человеку, учитывая все тонкости. У людей пока что невозможно получить, хм, сформированного детеныша вне тела родителя и без его формального согласия. Ну, или хотя бы принятия... Лиза, глядя на помрачневшего сикера, почему-то не очень верила в это самое принятие с его стороны.

Но, тем не менее, капсулу он зачем-то забрал... Не уничтожил, чтобы не дать людям получить то, что они хотели, а унес с собой и спрятал в надежном месте.

— А второй? — наконец, спросила она. — У Трэша?

— Праймас сохрани! Даже не думай! — воскликнул он, нервно вздрогнув , и Лиза на всякий случай отодвинулась от него подальше, — В общем, нет. У Трэша излучение Искры другого диапазона, это физически невозможно . Второй образец от кого-то другого, возможно, даже из наших. Но я ничего об этом не знаю, кроме того, что этот образец они получили уже после того, как я к ним попал.

— То есть, возможно, кто-то из ваших еще жив? — спросила Лиза, решив, что как-нибудь в другой раз, когда он не будет на грани истерики, надо будет расспросить его об этом поподробнее. Исключительно из научного интереса. Если, конечно, его еще не тошнит от человеческих научных интересов…

— Понятия не имею, — фыркнул сикер. — То есть, определенно, был жив, когда забирали образец, но за прошедшее время его могли десять раз переплавить.

— А могли они взять образец у кого-то из автоботов? — предположила она. — Их-то вроде еще несколько штук осталось?

Старскрим не ответил, но посмотрел на нее так, что Лиза как-то без слов поняла, что ее шансы полетать без парашюта сейчас резко возросли.

— А у твоих погибших соратников? — быстро пробормотала она, отчасти, чтобы увести разговор от этой темы. Отчасти пытаясь как-то осмыслить кибертронские технологии размножения.

— Тебе это так важно? — устало спросил Старскрим.

— А тебе – нет? — удивилась Лиза.

Старскрим ответил не сразу, немного помолчав, словно подбирая слова.

— То, что в этой камере... — медленно проговорил он. — Ты понимаешь, что на данный момент это единственный наш спарклинг в этом секторе Вселенной, а, возможно, и вообще?.. Ты знаешь, мои моральные качества весьма сомнительны, но в данном случае то, о чем ты спрашиваешь, вообще не имеет значения. Даже если бы я не был одним из доноров-альф, ничего бы не изменилось. Так что - нет, мне не важно. В принципе. Но при прочих равных я предпочел бы не знать.

Лиза хмуро посмотрела на капсулу. Где-то на задворках сознания шевельнулась мысль, что сегодня у нее вряд ли получится заснуть после этого разговора.

— То есть ты сейчас оправдываешь свой альтруизм? — робко предположила она. Хотя это предположение, наверное, не было тем ответом, который ей хотелось бы получить.

— Нет, — он невесело усмехнулся. — Просто объясняю глупой белковой козявке кое-что о расстановке приоритетов в ситуации, когда твоя раса практически уничтожена.

— Прости, — смущенно сказала Лиза. Она хотела сказать что-то еще, но в последний момент, уже набрав воздуха в грудь, поняла, что на самом деле не очень представляет, что следует говорить в такой ситуации. Медленно выдохнув, она поджала губы и отвернулась.

— Так ты поможешь нам? — неожиданно спросил Старскрим, разбивая повисшую над уступом тишину.

Лиза подняла на него глаза, не зная, что на это ответить. Она совершенно не представляла, чем может помочь, но, не выдержав впившегося в неё сикера кого взгляда, осторожно кивнула.

"Кажется, я об этом еще пожалею"...


Продолжение следует...
This story archived at http://www.transfictions.ru/viewstory.php?sid=3155