Армия Сопротивления by Ferrari
Summary: На Кибертрон, который стонет под гнетом повелителя автоботов Оптимуса Прайма, случайным образом (а может и не совсем случайным) попадает Клиффджампер. Все здесь кажется знакомым, привычным, родным, но автобот быстро убеждается в том, что это далеко не так. Его жизнь круто меняется. Теперь алознаковому придется принять решение и несмотря на свой прошлый опыт выбрать правильную сторону.
Categories: TF: Generation One, TF: Mirrorverse Characters: Cliffjumper, Jazz, Megatron, OC - transformer, Optimus Prime, Sideswipe, Soundwave, Starscream
Жанр: Приключения, Романтика
Размер: Макси
Источник: Мой фанфик
Направленность: Джен
Предупреждения: Без предупреждений
Фесты: Фест по Зеркальной вселенной
Challenges: Фест по Зеркальной вселенной
Series: Нет
Chapters: 12 Completed: Нет Word count: 9468 Read: 11125 Published: 13.04.10 Updated: 04.07.11
Story Notes:
Несколько связанных между собой фиков, которые я объединила в один. Пока всех персонажей не открываю)
Версия несколько измененная и дополненная)

1. В начале была тьма.. by Ferrari

2. Сопротивление by Ferrari

3. Номер сто сорок седьмой. by Ferrari

4. Предатель by Ferrari

5. При первом приближении. by Ferrari

6. Командир by Ferrari

7. Час Истины by Ferrari

8. Кто кого by Ferrari

9. Победа или поражение? by Ferrari

10. Что есть слова by Ferrari

11. Опасная игра by Ferrari

12. Затишье by Ferrari

В начале была тьма.. by Ferrari
Author's Notes:
Клиффджампер вспоминает и пытается осмыслить произошедшее с ним в первый цикл своего нахождения в параллельном мире.
События комикса "Shattered Glass" с точки зрения автобота.
В начале была тьма...
Потом был свет...
И как при рождении, все началось с крика…


Я не знаю, с чего начать... и имеет ли все это вообще какой-то смысл... Война... Да, она по-прежнему продолжается. Мало что изменилось, и все-таки стало иным... Для меня… Пожалуй, следует начать с самого начала... Да, именно так...

Цикл первый...

Начало отсчета. Отсчета моей новой жизни. На родной планете. И в то же время, как же я далеко, как все вокруг необъяснимо. Прошло уже немало времени с тех пор, как я попал в этот мир, как едва не погиб от манипуляторов тех, кого очень хорошо знал, кого любил. Но воспоминания слишком свежи, чтобы архивировать их и блокировать файлы. Они еще нужны мне, чтобы разобраться во всем, понять. И принять... Принять мир таким, каким я не привык его видеть, принять его жителей, тех, с кем я когда-то сражался не на жизнь, а на смерть, а сейчас они прикрывают меня собственными корпусами. Я должен абстрагироваться от того, чего уже нет. Вернее, что стало совсем иным, перевернув все мое мировоззрение. Но Праймус Всемогущий, как же это нелегко… как больно... Осознавать, что я вынужден стрелять в Прайма, Джазза, Айронхайда, потому что не выстрелю я – выстрелят они. И надеяться на то, что луч пройдет мимо, коснувшись брони лишь вскользь, не приходится. Они знают свое дело, знают, ради чего сражаются… И мотивы этого отнюдь не те же, которым следовал я, в своем мире... И до сих пор следую.

Как же все странно... как запутано... Но я не могу не признать, что только я один вижу в том, что происходит на Кибертроне, здесь и сейчас, насмешку судьбы. Что только одному мне кажется, что когда-то (или где-то) все было совсем иначе. Впрочем, это только мои проблемы. Не Мегатрона, не Старскрима, не Саундвейва и даже не Сайдсвайпа. Только мои. И мне самому разбираться с голосами в моем процессоре, время от времени упрекающими меня: «Клифф! Одумайся! Это же Мегатрон! Когда он делал хоть что-то на благо других!? Когда хоть раз говорил правду!? Ты же не доверял ему, никто из автоботов не верил ни единому обещанию повелителя десептиконов! А сейчас..? Что сейчас? Ты помогаешь ему! Ты на его стороне!» Да… Так было, но в другом мире. В том, в котором я верил своему лидеру – легендарному Оптимусу Прайму, был готов умереть за него, за его идеи, принципы, которые разделяли все автоботы. «Свобода – неотъемлемое право всех разумных существ». Я скучал по тому Прайму. Я боялся признаться в этом даже самому себе, прятал взгляд от других, скрывая изредка наворачивающийся на оптику омыватель, но я чертовски скучал по нему. И эта дыра в искре не затянется, пока я не вернусь домой. Но я не могу… Не сейчас, пока я нужен здесь, тем, кто борется за свободу. Как когда-то автоботы. По сути-то, десептиконы или автоботы… Красный или фиолетовый знак… Все это в одно мгновение стало совершенно не важно. Это были всего лишь символы, которые помогали нам из разнородной массы выделять своих, но даже они не всегда точно знали, что чувствует, скрывает искра каждого из нас. Главное же было внутри. То, что отличало десептикона от автобота, борца за свободу от жестокого тирана. Я увидел это в тех, с кем решил связать свою судьбу, услышал в их голосах, почувствовал в пульсациях искр. И возможно завтра мне суждено умереть, но я ни на миг не жалею, что сделал такой выбор…

Сейчас я лежу на платформе и заношу эти данные в свою память. Да, я НЕ хочу забыть всего, что было, пусть то боль, удивление, радость. Только это поможет мне понять, что значит быть десептиконом и автоботом в этом мире. В мире, частью которого я стал... И я вспоминаю, цикл за циклом…слово за словом…

Мы встретились, едва я вывалился из этой дыры, именуемой порталом. Первое, что я увидел, после того как понял, что я все еще на Кибертроне, а не на Земле, был десептикон, схвативший меня за плечи. Я чувствовал его страх, видел ужас в линзах, как будто он, а не я, стоял перед массивным кибертронцем, слабо понимая, что вообще происходит. Слова застряли в вокодере. Я не успел произнести ни звука, когда его корпус буквально прошило насквозь ослепительными лучами и он упал безжизненной грудой металлолома. Автобот, появившийся за его спиной, казался до боли знакомым. И в то же время что едва уловимое заставляло меня сомневаться в этом. Нет, даже не во внешности, хотя она изрядно отличалась от образа Родимуса Прайма, которого я знал. Было что-то такое в его голосе, манере говорить, взгляде жестоких алых линз... Праймус, они действительно были кроваво-красными, точно излучавшими злобу, хотя тогда я не обратил на это должного внимания.

Он назвал меня любимцем Оптимуса. Думал, что я умер. Во время какой-то резни три цикла назад. Целых три цикла... Сейчас, когда каждый миг грозит нам дезактивацией, мне кажется, что эти циклы были вечностью. Но тогда я не знал что сказать, я считал, что автобот бредит. Что бы там ни было, я должен был во всем разобраться… А он обещал отвести меня к Прайму...к лидеру…

Не помню, о чем я думал, что ожидал увидеть. Но совсем не то, что подкинул мне этот мир, едва я погрузился в саму его сути. Безжизненные корпуса, служащие «украшением» холла… Плавильная печь, как назвал самую обыкновенную пыточную тот, кто встретил меня в Аяконе…

Простите, я просто не могу заставить себя назвать его Оптимусом Праймом… Это был не он...не он... Я понял это после. Сказать, что это принесло мне облегчение? Возможно, если бы не боль, разливающаяся по всему моему корпусу, неподвижно лежавшему в луже собственного энергона.

Он выстрелил в меня, выпустил целую очередь, с удовлетворением наблюдая, как я падаю на спину. А остальные смеялись, те, кого я считал друзьями, кого уважал и любил.

За что они так со мной? За то, что я напомнил Прайму то, чему он сам меня когда-то учил? За то, что указал на принципы, которых автоботы всегда придерживались... я так думал... Может я ошибался? Ошибался в том, что значит быть автоботом..? Очевидно, они были именно такого мнения. Но он не убил меня. Посчитал, что это слишком легкая для меня смерть? Или что-то остановило его, что-то, что было далеко в прошлом..?

На миг мне стало тошно от осознания того, что я мог натворить. Но сил не было даже пошевелиться. Боль терзала системы, и спустя пару минут я отключился, уже не чувствуя, как меня подняли и выбросили на свалку...

Сколько прошло времени перед тем, как я очнулся, я не знаю. Изображение подключилось, пошло помехами, я услышал голоса, увидел нечеткие силуэты и едва различимый десептиконский знак. Уже тогда я был уверен, что мне придется сражаться… Как оказалось, не с теми, с кем я предполагал поначалу. После я снова погрузился в офф.

В следующий раз системы вернулись в онлайн довольно резко. Но я уже был готов. Едва линзы активизировались, я растолкал склонившихся надо мной десептиконов и резко вскочил на ноги, оборвав подключенные ко мне провода.

Мне некогда было оглядываться по сторонам. Единственное, о чем я думал тогда – побыстрее убежать, хоть куда, лишь бы подальше от десептиконов. И не к автоботам… Я чувствовал, что я запутался, мне надо было разобраться в первую очередь в себе, но у меня совсем не было на это ни сил, ни времени.

И едва я осознал это, передо мной вырос массивный кибертронец, да так неожиданно, что столкнувшись с ним, я отлетел назад и упал на спинные сегменты. Мегатрон… Несмотря на то, что внешность его была несколько иная, за спиной торчали крылья, а грудную пластину украшал алый десептиконский знак, не узнать его было невозможно. Мысленно я уже приготовился к смерти, когда он протянул мне манипулятор и обеспокоенно поинтересовался: «Ты в порядке?» Сказать, что я был удивлен, - не сказать ровным счетом ничего! Я смотрел на него так, словно увидел живого Юникрона – с удивлением и страхом. Наверняка, в следующий момент я бы ляпнул какую-нибудь несусветную глупость, если бы не другой голос, раздавшийся следом. Его я узнал сразу и перевел оптику на его обладателя. В искре неожиданно всколыхнулась ярость, линзы засверкали, а ладони сжались в кулаки. Чуть позади Мегатрона стоял Сайдсвайп – несмотря на непривычный черно-бирюзовый окрас и алую оптику, уставившуюся в упор на меня, это без сомнений был он. В довершение всего грудной отсек прорубал глубокий шрам, прямо поперек автоботского знака.

Мегатрон назвал его моим «бывшим» соратником... Но что это могло означать? Он предал автоботов, перейдя на сторону десептиконов..? Я не мог в это поверить. Но еще сильнее я не хотел этого признавать. Однако именно Сайдсвайп, когда мы остались наедине, объяснил мне сложившуюся ситуацию, поведав то, что я до сих пор принимаю с величайшим трудом. И именно он сразу понял, что я не тот, кем меня все считают, несмотря на то, что выгляжу и говорю как Клиффджампер, которого он знал когда-то.

Он рассказал мне историю их Кибертрона. Как планета, мирно существовавшая тысячелетиями, внезапно превратилась в очаг ожесточенной войны. Как заявил о себе тот, кто стал впоследствии зваться Оптимусом Праймом: недовольный своим низким положением в обществе, он плел интриги, пробиваясь к власти и настраивая кибертронцев против устоявшегося режима. Как поддержавшие его механоиды назвались автоботами и последовали за своим повелителем, взявшись за оружие; как нашлись те, кто осмелился противостоять Прайму. И как среди огней города Полигекса появился защитник, объединивший разрозненных бойцов Сопротивления в сплоченную армию – Мегатрон.

Слушать повествование Сайдсвайпа, представляя как автоботы уничтожают на своем пути всех, кто отказывается присоединиться к ним и разделить их взгляды, было невыносимо… больно… страшно… И тем не менее это была реальность, чуждая мне, но оставляющая раны на их корпусах и шрамы на искрах. У каждого в этом мире была своя история жизни, каждый чем-то занимался в мирное время и потом, когда началась война, по каким-то своим причинам примкнул либо к автоботам, либо к десептиконам. Странно было слышать о предателях-ботах или о молодом профессоре Мегатроне. И даже выслушав Сайдсвайпа, я не поверил в его рассказ до конца. Мне надо было подумать, разобраться во всем. Даже после того, что я уже успел услышать и увидеть, я не спешил зваться десептиконом. Но и был против того, чтобы в этой войне победу одержали автоботы. Шлак... никогда не думал, что скажу нечто подобное...

А у десептиконов действительно была проблема, причем серьезная. И, разумеется, тут не обошлось без автоботов.

По приказу Прайма был построен военный корабль - Арк, на котором он собирался завоевать другие миры и завладеть их энергетическими ресурсами. Его запуск был запланирован на следующий цикл, и, без сомнения, десептиконы не могли этого допустить. Осложнялось все тем, что ожидая нападения, Прайм вдвое увеличил число солдат, защищавших Арк, и приказал установить на корабль дополнительное вооружение. Мы с Сайдсвайпом появились в штабе Полигекса – Зале Совета – как раз тогда, когда офицерский состав армии Сопротивления разрабатывал новый план действий.

В тот момент, наблюдая за происходящим больше со стороны, слушая доводы Мегатрона, вникая в суть его разговора со Старскримом (Великая Искра, впервые в жизни я проникся уважением к тем, кто носил такие имена!) я понял одну простую истину – неважен ни знак, ни имя, только искра кибертронца знает о нем все и именно она дает понять, кто перед тобой. Так произошло и со мной. Чувствуя беспокойство Мегатрона за своих воинов и их общее дело, зная, что он ощущает мою тревогу, сомнения, встречая понимание с его стороны, я невольно провел аналогию с Оптимусом Праймом, тем, которого я когда-то знал. Внутреннее сходство было поразительным. И я невольно вздрогнул.

Открытая улыбка этого серого механоида еще долгое время стояла у меня перед оптикой. Как сейчас помню искреннее удивление на его лицевой пластине при упоминании нашего создателя Праймуса, радостный возглас: «Старскрим, ты гений!!» И странный огонек, промелькнувший в линзах летуна, едва уловимую нежную нотку в голосе. О, он сказал всего лишь «Могучий Мегатрон…» Но как это прозвучало. Без тени насмешки, презрения, жажды власти. Спокойно и уважительно. А еще... Наверно мне только показалось... Но как будто в каждое свое слово Старскрим вкладывал частичку своей любви к предводителю.

Идею бело-красного истребителя поддержали все, и было решено нанести основной удар по энергоновым бакам корабля: его самого это не уничтожит, но пусковая платформа накренится, и Арк еще долго не покинет Кибертрон. И здесь, неожиданно для меня самого, понадобилось мое участие, вернее сказать – особенность моего вооружения. Его принцип действия воспроизвели в особом составе, которым начинили бомбы - с их помощью металл энергетических цилиндров станет хрупким и разрушится даже от незначительного по мощности выстрела.

Атака началась на закате. Десептиконы были под стать автоботам – такие же стремительные, решительные и жестокие. Но уже немного понимая их мир, я знал, что иначе здесь нельзя - попросту не выживешь, особенно теперь, когда идет безжалостная война. Призыв Мегатрона был встречен с энтузиазмом и десептиконы напали, с одной единственной целью – помешать автоботам запустить этот корабль. Думаю, каждый из них какой-то частичкой своей искры верил в то, что им это удастся, что когда-нибудь они свергнут тиранию автоботов и Кибертрон вступит в эру Свободы. Но силы были неравны. А я... я же попросту в нерешительности вертел шлемом по сторонам, пытаясь поверить в то, что мне рассказал Сайдсвайп. Я видел, как Саундвейв помогает раненному десептикону уйти с линии огня, как Родимус Прайм стреляет в спину своих врагов. Наверно на какой-то миг я выпал из реальности, потому не сразу заметил, как Прайм, злобно сверкая оптикой, прицелился в меня и выстрелил. Одновременно с оглушающим, противным визгом стремительно проносящегося луча вернулись к активности и мои сенсоры, но было уже слишком поздно... У меня не оставалось даже наноклика, чтобы броситься в сторону. Жизнь моя могла угаснуть в одно мгновение, если бы...если бы не Мегатрон, принявший на себя выстрел, предназначавшийся мне. Я только и успел заметить, как прямо передо мной наперерез лучу метнулся мощный серый корпус, заслонив меня собой. И поврежденный, задымившись, упал.

Несколько секунд я ошарашено смотрел в спину своего спасителя. И не мог поверить в то, что произошло. Неужели он так свято верил в меня, в то, что я могу им помочь, что, не раздумывая, бросился спасать мою жизнь, пусть даже пришлось бы за это отдать собственную…? Тогда я не подумал об этом, но сейчас, по прошествии стольких лет, понял, что поступить иначе он не мог. И почему-то именно сейчас мне стало по-автоботски (или здесь уместнее будет сказать по-десептиконски искренне?) жаль Старскрима. Ведь летун любил своего командира, любил всей искрой. Страшно подумать, что бы с ним стало, если бы Мегатрон погиб, спасая какого-то автобота. А никем иным я для них не был.

Я спросил у него тогда, почему он так поступил. Никогда не забуду его слов. Собравшись с силами, с трудом превозмогая боль, он прошептал: «Жизнь священна, пусть даже это жизнь чужестранца или врага. Ты нужен нам. Твое существование означает, что где-то там, возможно, есть нечто лучшее. Теперь оставь меня и уходи... Это наш бой… И эта платформа должна упасть…» Он уже начал подниматься на ноги, собираясь закончить то, ради чего они сюда пришли. И ему было совершенно налить топливом, в каком он состоянии, выживет ли он после этого броска или нет. Казалось, с каждым его словом, с каждым действом моя вера в Мегатрона крепчала. И я решился. Я вызвался отплатить ему за спасение, завершив то, что начали десептиконы. Рывок – и я уже на пусковой платформе. Нескольких выстрелов оказалось достаточно, чтобы уничтожить энергетические баки, обшивка которых стала невероятно тонкой после сброшенных на нее бомб. Миссия была выполнена, и Мегатрон скомандовал отступление.

Взрыв платформы, удерживающей Арк, был еще одной маленькой победой десептиконов. И как бы это ни звучало на словах, это не могло меня не радовать.
«Мой друг. Это только начало. Наступает новый век, и мы почтем за честь, если ты присоединишься к нам…» - с улыбкой сказал мне Мегатрон уже на обратном пути в город.

Я улыбнулся в ответ. Шарк! Никогда не думал, что скажу нечто подобное, но не без радости и с величайшим уважением, которое испытывал к этому кибертронцу, я не раздумывая ответил:
«Да, Мегатрон. Ты можешь рассчитывать на меня!»

Война еще не закончена. Это лишь один день из ее истории, цикл, который по праву может считаться одним из самых значимых на пути к освобождению Кибертрона. Да, я остался с десептиконами, стал верным союзником Мегатрона, боевым товарищем и просто другом для каждого, кто носил окрашенный в алый цвет десептиконский символ. Но я не оставлял надежды когда-нибудь вернуться домой. Возможно, это будет больно, неприятно, страшно... Но я знал, друзья-автоботы беспокоятся обо мне… И…я все еще скучал по нему...
Сопротивление by Ferrari
Author's Notes:
Повествование в основном от первого лица
Что бы ни происходило, как бы тяжело ни было,
Вся надежда только на нас.
Мы - спасение Кибертрона... И мы - его будущее...


Цикл пятьдесят первый.

Да, прошел уже целый пентахрон, с тех пор как я здесь. Люди сказали бы «спустя почти два месяца». Но я не на Земле. Не там где должен был оказаться… Хотя, может именно Кибертрон в этом мире всегда был моей конечной целью, а участие в войне на стороне десептиконов - моим предназначением. Как бы то ни было, время здесь течет иначе, как-то по-особенному для жителей Кибертрона. Для тех, кто живет миллионы лет, пара десятков циклов – лишь песчинка в бесконечном течении времени.

Что же произошло с тех пор, как я начал отсчет своей новой жизни? Почти ничего такого, что заслуживало бы внимания, будь я на своем Кибертроне, в моем мире. Но здесь, где каждый миг мог грозить нам смертью, истощением, любая, пусть самая незначительная победа приносила радость, а поражение заставляло задуматься, а надолго ли нас хватит…и выискивать все новые и новые способы выжить. Да, я говорю «нас», потому что стал частью мира, который меня встретил, пусть и не совсем радужно. Но он вынужден считаться с моим существованием, так же как и я – с его законами. Потому что отныне мы едины, во всем.

Поначалу мне было тяжело свыкнуться с мыслью, что все изменилось. Наверное, если бы друзья видели меня в эти дни, они бы решили, что их целеустремленного, воинственно настроенного идти только вперед Клиффа точно подменили. Очевидно, так же думали и десептиконы, но в диаметрально противоположном направлении: для них я был странным, подозрительно спокойным отражением Клиффджампера, которого знали они, порой чересчур хорошо и болезненно для собственных систем. Что ж, чтобы не пугать своих новых товарищей, вскоре я стал тем, кем всегда был. Коротко говоря, сорвиголовой. Думаю, такой образ им нравился куда больше. Да и чего уж кривить искрой - мне самому он был гораздо ближе! Кроме того, я понял, что могу приносить пользу, что способен отплатить за энергон, который мне припадает из скудных запасов десептиконов, своими способностями и оружием.

А жизнь кибертронцев действительно была не из легких. Трудной она была для тех, кто не примкнул ни к одной из фракций, вынужденно скрываясь в туннелях. Но еще более тяжелой она стала для десептиконов. На планете, которая была для них домом, ради благополучия которой они готовы были на все, их считали предателями и жестоко преследовали. Им приходилось немыслимыми способами добывать себе энергию, почти все запасы которой подмяла под себя империя автоботов, трудиться до сбоя систем, даже не мечтая о минутах отдыха на платформе в компании кубика энергона. Все, на чем еще держалось Сопротивление, было заслугой его сторонников и в первую очередь самого Мегатрона, создавшего в своей небольшой команде атмосферу взаимопонимания, уважения, взаимопомощи.

Отношения десептиконов друг к другу нельзя было назвать чрезмерно нежными или заботливыми. Не было в них и той чопорности, холодности, которые зачастую присущи чужим друг для друга существам. Это был организованный военный союз, и с первых дней стало понятно, что несмотря на свой разномастный состав – ученые, рабочие, техники, курьеры, санитары и даже строители – он имеет все шансы оставить значимый отпечаток на страницах истории Кибертрона. Ими руководили единые принципы, искры пульсировали в едином порыве - освободить Кибертрон, а оптики были обращены на того, кто стал символом всего их дела - Мегатрона.

Когда он говорил, я невольно вспоминал Оптимуса Прайма, его проникновенные речи, полные надежды на лучшее будущее. И сейчас меня не покидало то же чувство. Он не бросался пафосными обещаниями, не бил себя кулаками в грудную пластину, не обрушивал словесную ярость на тех, с кем нам суждено было воевать. Но его голос, спокойный и ровный, четкий, размеренный, где-то даже немного сожалеющий, не оставлял равнодушным никого, даже меня.

Я стоял среди всех в просторном зале штаба Полигекса, внимая каждому слову лидера десептиконов. Этот кибертронец внушал уважение. Он не заставлял прислушиваться к себе, его тон, манера изъясняться говорили все за него. И его слушали… Слушали, как бывший профессор математики, изо всех сил стараясь не вдаваться в точные научные вычисления, рассказывал своим воинам о результатах последних боев; как ничего не скрывая, приводил данные о запасах энергона и под обеспокоенный ропот десептиконов тем же спокойным голосом, но уже с изрядной долей надежды, решительности призывал всех бороться за их общее будущее. И ведь они боролись же! Шли за своим предводителем, куда бы он ни повел, как бы страшно, тяжело им ни было.

И я поддался всеобщему настроению, проникся уважением к каждому из тех, плечом к плечу с которыми сражался. Несмотря на то, что мой процессор до сих пор с трудом разграничивал для себя понятия «десептиконы» и «зло», какой-то частью своей искры я понимал, что здешним алознаковым не чуждо ничто из того, что дорого мне - свобода, дружба, любовь, верность, поддержка, взаимопонимание. И в то же время было почти в каждом из них что-то такое, что заставляло задуматься – связь между мирами все же не может не существовать. Это жесткость, резкость, порой раздражительность, злоба, скрытые глубоко в искрах, но периодически вырывающиеся наружу. Именно тогда в своей массе они смутно напоминали мне тех десептиконов, которых знал я. Но подобное бывало крайне редко…

За эти пару десятков циклов мы сумели успешно провести несколько операций, захватить небольшой склад с энергоном, отбить одну из шахт, но этого было мало, чертовски мало для постоянно растущего отряда Сопротивления. Большинство десептиконов уже находились на грани истощения, тем, кто был помощнее, едва хватало полуторной дневной нормы, чтобы стабильно функционировать. Надо было срочно что-то предпринять, чтобы выжить, и выход был найден. Вот только устраивал он далеко не всех.

- Что??!! Мегатрон, да ты…ты...ты спятил!?
Все, кто был в главном штабе, едва не подпрыгнули на месте от резкого выкрика Старскрима и разом перевели линзы на предводителя. Тот лишь понимающе улыбнулся.
- Скрим, прошу тебя, выслушай меня до конца.
Летун обеспокоенно мигнул оптикой, уставившись на командира округлившимися окулярами, но тем не менее коротко кивнул. И только тогда Мегатрон продолжил.
- Твоя реакция закономерна и я тебя в этом не виню. Но это единственный вариант заполучить энергон, которого нам хватит на несколько сотен циклов... Другого такого шанса не представится.
- Но это же самоубийство! Нападать на главное хранилище автоботов!
- При всем моем уважении, Мегатрон, Старскрим прав. Это самоубийство, - спокойно отозвался Сайдсвайп. – Ты знаешь, как он охраняется…?
- Не знаю... Но знаешь ТЫ...
Теперь взгляды всех обратились на черно-изумрудного кибертронца с «перечеркнутым» автоботским знаком на капоте.
- Ээмм... – гонщик прищурившись уставился на ухмыляющегося Мегатрона, и сам не смог сдержать улыбку. – Вот ты к чему... Пожалуй, да, я мог бы рассказать кое-что интересное.
- Именно на это я и рассчитывал! – воскликнул предводитель десептиконов.
- Но... Мегатрон, надеюсь, ты понимаешь, что мои сведения могли несколько...хм...устареть..
Лидер лишь кивнул и обратился уже ко всем десептиконам, находящимся сейчас в штабе.
- Друзья мои, я знаю, что это предприятие слишком рискованное, но мы должны попытаться. Тем не менее, пойдут лишь добровольцы. Я не тороплю вас с решением… Подумайте хорошо. А сейчас...сейчас слишком поздно, нам всем надо отдохнуть. Отправляйтесь по отсекам.
Мегатрон слабо улыбнулся и легким кивком головы отпустил своих воинов. Установилась тишина, которую неожиданно резко прервал решительный голос – к Старскриму наконец вернулся дар речи:
- Я пойду с тобой, Мегатрон. Так легко ты от меня не отделаешься!
Я не сдержал тихого смешка, прикрыв вокодер ладонью, покосился на Мегатрона. Наверно мне снова показалось, но по его губам промелькнула нежная улыбка. Ладонь повелителя легла на плечо зама и аккуратно его сжала.
- Иди, Старскрим… Мы после об этом поговорим…
Десептиконы начали разбредаться по базе и вскоре в штабе остались только я и лидер. Улыбку как рукой сняло с лицевой пластины Мегатрона. Серый кибертронец задумчиво подошел к терминалу и провел ладонью по его панели.
- По твоему взгляду я понял, что ты хотел поговорить со мной…наедине... так?
- Да, ты не ошибся, Клиффджампер…
- Я тебя слушаю… - я по-прежнему стоял за спиной предводителя, гадая, зачем он попросил меня остаться.
Мегатрон обернулся. На его фейсплете отчетливо читалась тревога…и усталость…
- Я беспокоюсь… У нас очень мало шансов победить, я просчитал это... Но и сидеть сложа манипуляторы я не могу. Скоро мои воины начнут впадать в стазис от голода. Те незначительные склады, которые мы захватили, не решают проблему, а лишь оттягивают близящийся конец. Нам нужно нечто большее… Но этот план – верный дезактив... – десептикон тяжело прогнал воздух по системам. – Клифф, скажи мне... А как бы поступил твой лидер - Оптимус Прайм…?
Вопрос лишь на мгновение поверг меня в замешательство, но я быстро совладал с собой и со всей решительностью, на которую был способен, ответил:
- Он бы рискнул… Ради своих воинов, ради свободы Кибертрона, он бы пошел на это, даже если бы и в одиночку. Но он не был один, так же как не остался один и ты. Я понимаю, что это решение дается тебе непросто, но твои воины верят в тебя и пойдут за тобой даже на смерть... – я попытался улыбнуться, но получилось довольно натянуто. – И я пойду с ними...
Губы Мегатрона тронула легкая улыбка.
- Спасибо… Клифф, прошу, не говори Старскриму о том, что я делал расчеты... Я обещал ему не использовать вычисления, когда дело касается наших жизней. Но я должен был знать...
- Хорошо, не буду... – я тихо хохотнул. – Знаешь, а ведь отчасти он прав. Цифры и символы не могут отразить всю реальность, особенно когда она связана с искрами тех, кто нам дорог. Они способны на гораздо большее, чем ты можешь себе представить...
- Да... я знаю... но иногда статистика спасает. Мой процессор питается ею, генерируя новые идеи и облачая наборы цифр в качественные характеристики. Вот как сейчас... – десептикон замолчал, очевидно, о чем-то задумавшись.
Однако пауза не продлилась слишком долго. Его следующие слова стали для меня сюрпризом, причем довольно неприятным. Мегатрон поднял на меня голубую оптику и спокойно произнес:
- Путем несложных сопоставлений и подсчетов, я пришел к умозаключению, что среди нас есть предатель. А проецирование этого вывода на предыдущие и отчасти последующие события значительно уменьшает наши шансы на выживание, не говоря уже о победе...
Я расширил оптику и ошеломленно уставился на лидера. На миг промелькнула мысль, что он имеет в виду меня. Однако заглянув в линзы десептикона, я почти сразу же ее отмел.
- Ты уже кого-то подозреваешь?
- Думаю, да… - лидер нахмурился. - Но это не сегодняшний разговор.
- Если он был на совещании, он знает о намерении напасть на главное хранилище автоботов...
- Да... И именно поэтому это будет опасное мероприятие. Но оно поможет уличить шарктикона в наших рядах. В любом случае, пока рано об этом говорить. Мне надо подумать. Я сам приду к тебе. А сейчас, Клифф, отправляйся отдыхать... и спасибо за поддержку... – десептикон слабо улыбнулся.
Я улыбнулся ему в ответ и вскоре покинул помещение. Сказать, что я что-либо понял с его последних слов, было довольно трудно. Мысли вертелись в процессоре, одна тревожнее другой. Я знал, что Мегатрон что-то задумал, но что – даже предположить не мог. Тем не менее, я поймал себя на мысли, что доверяю ему. Несмотря на то, что десептикон был довольно молод, горяч, опыт у него имелся, причем немалый, подкрепленный фактом продолжающегося сопротивления и шрамами на корпусе. Кто, как не он, смог бы вычислить предателя и помешать ему?..

С такими мыслями я добрался до своего отсека и, упав на платформу, отключился. Завтра многое могло проясниться, если Праймусу будет угодно. Как мне казалось…

Отрывки чужой памяти

Они еще глупее, чем я думал... Ну что ж, это их проблемы. Не мои... Возможно, за эти данные мой повелитель вернет мне свое расположение… А может и наградит. Но нельзя торопиться, сначала я должен во всем сам разобраться… Если Мегатрон действительно настолько слеп, что не видит своего грядущего конца, его вижу я! Скоро Сопротивлению придет конец и Я стану ему причиной! Я и мой повелитель Оптимус Прайм.

Так, все... не время предаваться размышлениям... Это может быть опасно… Надо набраться терпения... выждать удобный момент и нанести последний удар... Смертельный...
Номер сто сорок седьмой. by Ferrari
Author's Notes:
Фик идет параллельно моим историям по Разбитостеколью. Что в это время происходит у автоботов. Из жизни одного солдата) Поэтому помечаю его как третью главу
Он был обычным рядовым солдатом, номером 147. Довольно непримечательным на вид, раскрашенным в темные тона, впрочем, как и большинство автоботов. Его темно-синий с черным корпус практически не выделялся среди мрачной, точно безвольной армии Прайма, а спокойный, негромкий голос даже тембром напоминал десятки-сотни таких же других, бесцветных, единожды задавленных в некогда светлых порывах надежд на лучшее будущее. Впрочем, разговаривал он тоже мало, только по делу и зачастую лишь отчитываясь перед непосредственным начальством о выполненном как всегда на высшем уровне задании.

Да, солдат он был великолепный. Мрачный, жестокий, не напрягающий вокодер и микросхемы процессора по пустякам, исполнительный. Такие Прайму и были нужны, но, к слову сказать, 147-й никогда не видел лично своего командира, а тому были до шарктиконов простые вояки, чьими жизнями повелитель автоботов разбрасывался направо-налево. 147-й лишь выполнял свой долг, отправляясь зачастую на верную смерть бок о бок с теми, к кому не испытывал ровным счетом никаких чувств – ни привязанности, ни ненависти, - от кого никогда не ждал помощи и у кого никогда не просил ее, зная, что никто не поможет.

***

Он был таким же, как они, и прекрасно разбирался в том мире, в котором жил. Устраивало ли его это? Нет, но у него не было иного выбора – он с самого начала связал себя по рукам и ногам, отрезав пути назад, и сейчас шел лишь вперед, надеясь, что когда-нибудь Праймус сжалится над ним и пошлет какого-нибудь десептикона, который прервет его безмолвные муки, уже безжалостно душащие автобота в своих тисках. Но этот долгожданный миг все не наступал, как бы 147-й ни искал смерти. И он снова и снова шел в бой, с тем же выражением безразличия на лицевой пластине, ровным, точно безжизненным сиянием крупной голубой оптики, периодически украдкой шарящей по сторонам в поисках предзнаменований надвигающейся дезактивации.

Пока все не изменилось…

Однажды, после очередного боя с десептиконами, в казарму, где буквально один на одном размещалось большинство автоботов, разумеется, за исключением офицерского состава, вошел Блурр и заявил, что Прайм хочет его видеть.
- Сейчас, - для придания визиту еще большей важности, добавил гонщик. 147-й лишь коротко кивнул и последовал за синим автоботом.
Прайм ожидал их в своем тронном зале. Едва автоботы показались в дверях, он медленно обернулся и смерил солдата оценивающим взглядом. Кончик губ, скрытых забралом, скользнул в сторону в одобрительной, но оттого не менее омерзительной ухмылке.
- Блурр, свободен.
- Слушаюсь, повелитель, - синий гонщик поклонился и моментально исчез, напоследок бросив насмешливый взгляд на нерешительно замершего у входа солдата. Тот даже оптической диафрагмой не повел.

Еще какое-то время Прайм разглядывал его издалека, затем велел подойти. 147-й сделал пару шагов вглубь помещения и припал на одно колено, почтительно склонив шлем. И так и замер, не смея поднять взгляд голубой оптики на возвышавшегося над ним повелителя. Оптимус Прайм снова хмыкнул про себя: «Вымуштрован великолепно. С виду довольно крепкий. Немногословен, с офицерским составом учтив, не высокомерен, знает свое место... Чтож, сейчас проверим».

Без единого намека на свои дальнейшие действия, Прайм резко размахнулся и заехал мощным кулаком в висок темно-синего автобота. Тот отшатнулся и едва не завалился на бок, в последний миг успев подставить манипулятор и перенеся весь свой вес на него. Затем без единого слова и даже звука вернулся в прежнее положение, так и не подняв на Прайма взгляд. На какое-то время установилась полная тишина, лишь было слышно, как работают системы обоих трансформеров, по корпусам циркулирует холодный воздух и с тихим щелчком блокируются участки нейросети в поврежденных механизмах 147-го. Спустя пару минут Прайм, до этого неподвижно наблюдающий за реакцией автобота, точно ожидая от него вспышки гнева или, по крайней мере, недоуменного вопроса, но так не дождавшийся ни того, ни другого, приподнял подбородок солдата и проницательно заглянул ему в линзы.
- Знаешь за что?
147-й не попытался отвести взгляд в сторону, застыв так, как пожелал от него Прайм. И негромко ответил:
- Тебе лучше знать, мой повелитель. Что бы там ни было, я покоряюсь твоей воле…

Лидер автоботов снова усмехнулся и вопреки обыкновению убрал забрало с нижней части лица. На губах играла одобрительная, но вместе с тем жестокая улыбка.
- Отлично. Это я и хотел услышать, - Прайм отпустил подбородок солдата и прошелся по залу, периодически обходя стоящего на колене воина вокруг и разглядывая его со всех сторон. – Думаю, ты не догадываешься, зачем ты здесь. Я тебе скажу, ибо уверен, что могу доверять тебе – проверку ты прошел. Как ты знаешь, цикл назад, в бою с десептиконами погибло много моих воинов. Эти шарки унесли жизни значительной части офицерского состава автоботов и теперь руководить операциями некому. А между тем, война не окончена и я жажду реванша! Поэтому ты здесь. Джазз отзывался о тебе, как о неплохом воине. Думаю, и в качестве командира ты не подкачаешь... – лидер замолчал, остановился, глянув на солдата, точно ожидал ответа. 147-й еще больше склонил шлем, пробормотав:
- Спасибо, мой повелитель. Я тебя не подведу.
- Еще бы ты попробовал - и твой растерзанный корпус будет украшать одну из капсул в вестибюле, - усмехнулся Прайм, с удовлетворением отметив, как вздрогнул солдат, и тут же продолжил. – Впрочем, это все детали. Уверен, ты не будешь столь глуп, чтобы встать у меня на пути.
- Да, повелитель…
- Это радует. А теперь непосредственно о деле. Разведка доложила, что десептиконы планируют нападение на главное энергохранилище Аякона – похоже, недавняя победа не решила их проблем с дефицитом энергии. Им надо устроить теплый прием, надеюсь, ты меня понимаешь. И руководить этим приемом будешь ты, - Прайм хмыкнул, заметив, как удивленно расширилась оптика солдата. – Да, именно так. Я вижу, что ты сможешь. Возьми себе команду – десяток, два, три бойцов – сколько посчитаешь нужным. Десептиконы должны быть уничтожены, а главное – их лидер – Мегатрон, любой ценой!! Принеси мне его шлем!!! - взревел Прайм.
- Да, мой повелитель. Я сделаю это для тебя… - спокойно отозвался 147-й, снова почтительно склонив шлем.
Лидер автоботов судорожно провентилировал и его голос стал значительно спокойнее, хотя все еще слегка дрожал от ярости.
- Отлично. Тогда приступай к выполнению прямо сейчас. Свободен.
- Слушаюсь, мой повелитель... – 147-й поднялся на ноги, поклонился и ровным шагом направился к двери.

Едва он вышел, из темной ниши позади трона Прайма отделилась черно-белая фигура.
- Что скажешь, мой повелитель?
- Хорош. Надеюсь, ты в нем не ошибся, Джазз, и он выполнит все в лучшем виде.
- Так и будет, мой Лорд. Вот только…
- Что? – автобот так резко обернулся к своему подчиненному, что тот едва не отшатнулся назад. В визоре лейтенанта промелькнул страх - и бот тут же затараторил:
- О нет, мой повелитель, ничего особенного. Я просто хотел предположить, что этот отряд с его командиром наверняка не вернется обратно... А значит...шлем Мегатрона ты не получишь...
- Мне до шарков, - мрачно выдал Прайм. - Главное результат. Если Мегатрон вместе со всей своей шайкой будут уничтожены, я готов пожертвовать таким знатным экспонатом в своей коллекции.
- И своими воинами…
- Ими – в первую очередь. На благо общих целей.
- Да, мой лидер, ты как всегда прав.... – пробормотал Джазз, в который раз благодаря судьбу за то, что он давно минул тот этап своей жизни, когда будучи простым солдатом, мог быть на месте этих самоотверженных смертников.
Предатель by Ferrari
Author's Notes:
Возобновление повествования в стане десептиконов
Предупреждение: действие происходит сразу с нескольких точек зрения, от нескольких рассказчиков.
Каждого из нас когда-либо обуревали сомнения.
Но несмотря ни на что приходилось принимать решение.
И каким бы оно ни было – всегда вставал вопрос:
А правильно ли я поступил…?
И все начиналось сначала...


Цикл пятьдесят второй

Все-таки он был молод, слишком молод для лидера. Я понял это не сразу, да и мнение мое мало кто разделял. За ним шли, ему доверяли, в него верили. Нет, я отнюдь не был против всего этого. И не подумайте, я нисколько не завидовал Мегатрону, несмотря на то, что за свой немалый срок функционирования не смог добиться того, чего добился этот десептикон. Я просто беспокоился, по-настоящему за него беспокоился. Он никогда бы не подставил под удар кого бы то ни было из своих воинов, но по неосторожности мог пострадать сам. А у Мегатрона то еще шило в фюзеляже свербело. Как бы там ни было, я решил для себя, что буду ненавязчиво присматривать за предводителем. На такие мысли меня натолкнул наш вчерашний разговор.

На следующий цикл я активировался в твердой уверенности выяснить у лидера все, что он сумел узнать об этом предателе. И никакие его отговорки на меня не подействуют: если у него были какие-то подозрения, даже все еще требующие подтверждения - я хотел о них знать. И считал неразумным и опасным скрывать такую важную информацию от ближайших соратников. А между тем я был уверен в своей верности, доверял Мегатрону, не представлял себе, что засланным шарком может быть Старскрим, да и Сайдсвайп никогда к ботам не вернется – слишком свеж в архивах памяти был тот шрам, оставленный на его броне...и в искре. Они имели право знать, они могли помочь. И я был уверен – они захотели бы принять во всем этом непосредственное участие, если бы узнали, что скрывает от них предводитель и чем это грозит им всем и их общему делу! Ведь они сознательно намеревались сунуть шлем прямо в ловушку автоботов, и если Мегатрон погибнет... это будет означать конец всему.
Впрочем, не посовещавшись предварительно с лидером, я никому не собирался раскрывать свои страхи и подозрения. Во всяком случае, я так думал...

- Ты чего это там бормочешь?
- А…что? – я не сразу осознал, что обращаются ко мне, и медленно перевел взгляд в сторону двери. В проеме, упираясь манипуляторами в пазы, в которых скрылась стальная дверь (Праймус Всемогущий, я так глубоко завяз в размышлениях, что даже не услышал характерного лязга!), стоял Старскрим.
- Спрашиваю, что ты там бурчишь себе под носовой конус, словно старикашка какой-то.
Я криво усмехнулся, искренне надеясь, что сикер не разобрал ни слова.
- А ты что, подслушиваешь?
- Больно надо! Да я бы решил, что ты с процессора съехал, и спокойно прошел бы мимо, если бы не одно «но»...
У меня что-то замкнуло в искре, однако голос, как мне казалось, не изменился. Во всяком случае, я очень постарался, чтобы было именно так.
- И что же...? - нейросеть напряглась, система вентиляции пропустила один оборот.
- Ты несколько раз произнес имя лидера... а потом мое... Клифф, с тобой точно все в порядке? Если кошмары мучают, надо Хуку показаться...
- Да нет, все нормально. Это я размышлял. Не бери в проц.
- Ну ладно, как знаешь... Но если захочешь поговорить, ты знаешь, где меня найти - я всегда рад выслушать, - истребитель слабо улыбнулся и, махнув на прощание манипулятором, отступил назад в коридор, сомкнув за собой тяжелые створки двери. Я прислушался к лязгу его удаляющихся шагов, прекрасно различимых при слабой звукоизоляции, и снова погрузился в размышления.

Жизнь базы вернулась в свое привычное русло. А между тем я ожидал хотя бы какой-то сигнал от Мегатрона, намек, что он не забыл о нашем вчерашнем разговоре – почти незаметное подмигивание или легкий кивок шлемом куда-то в сторону. Несколько раз в час я даже проверял сообщения на комлинке, но лидер безмолвствовал. Казалось, у него нашлись дела поважнее устранения той угрозы, которую представлял для нас предатель. И это удивляло меня, нет, даже не так, безумно злило! Я не понимал его спокойствия, не разделял уверенности, хотя уже сейчас, задним числом, признаю, что как раз Мегатрон держался как истинный, мудрый предводитель, ничем не выдавая своего знания и намереваясь обратить ситуацию в нашу пользу. Мне же оставалось лишь набраться терпения и ждать.

Отрывки чужой памяти.

Уже скоро… Близок час правосудия... Скоро Мегатрон совершит роковую ошибку и падет в бою от руки моего повелителя... Хотя это слишком легкая для него дезактивация. Казнь на главной площади Аякона? О дааа, это было бы великолепное зрелище! Жестокое и величественное. Я прям вижу, как отчаяние поглощает его, на миг промелькнув в угасающей навеки оптике. И как склоняется перед моим повелителем толпа, чьи надежды погибли вместе с погасшей искрой Мегатрона… Да, так и будет. Но пока – план. Я должен сосредоточиться на главном.

Этот глупец даже не подозревает, что я все знаю, мельчайшие детали его кампании, все до последней наносекунды. Когда вы отправитесь туда, вас уже будут ждать... Даа, возможно повелитель и пощадит горстку этого шлака, который ты зовешь армией, Мегатрон. Они увидят крах твоих идеалов, ощутят на собственной обшивке тщетность всех ваших усилий. Нет никакого «светлого будущего»! Все это ложь и лицемерие! Красивая сказка, призванная сплотить бездумные болванки в бессмысленной борьбе за призрачные ценности! Но когда вы все это осознаете, будет уже слишком поздно. В том мире, который построил наш великий лидер Оптимус Прайм, вам не дано право на жизнь.


Из архивов памяти Мегатрона

Сколько прошло циклов, с тех пор как началась эта война? Я потерял счет. Да разве это столь важно? Нет... Для меня уже давно время измеряется победами и поражениями, тихим гулом систем возвращающихся к функционированию раненных друзей и последним, отчаянным пронзительным писком погибающей искры. Столько невинных жертв... Столько отошедших в иной мир храбрых кибертронцев. А войне не видно ни конца ни края… Иногда мне кажется, что я взвалил на себя груз, который не в силах поднять, что напрасно обнадежил тех, кто верит в меня. Что если все они ошибаются?

Клиффджампер сказал, что я не одинок. Да, так и есть. Со мной мои воины, мои друзья, мой Старскрим… Но имею ли я право распоряжаться их жизнями, когда сам не уверен в победе? Нет, не имею... Тем более сейчас, когда каждая операция грозит десятками дезактивов. Предатель… Это мой просчет. Я должен был вычислить его с самого начала. Но как бы там ни было, мои воины не будут расплачиваться за мои ошибки. Я положу этому конец. Никто больше не пострадает по моей вине.

Скрим... Он имеет право знать о моих подозрениях. Но как найти в себе мужество и сказать ему, что я добровольно подставляюсь под смертельный удар… в одиночку? Он же просто взорвется от ярости. Начнет колотить меня манипуляторами в грудной отсек, пару раз отрезвляюще ударит по фейсплету и, конечно же, обзовет пустопроцессорным дроном. Хах. Я слишком хорошо его знаю. И еще лучше я знаю себя, чтобы понимать, что его доводы, в конце концов, возымеют действие, и я сдамся, отказавшись от этой безумной затеи. Нет, этого нельзя допустить. Ты ничего не должен узнать, по крайней мере, пока. А потом уже будет слишком поздно что-либо менять. Знаю, ты поймешь меня... во всяком случае, постараешься...

На платформе рядом со мной зашевелился красно-белый корпус, что-то тихо пробормотал и снова затих. Я едва заметно улыбнулся и нежно погладил любимого кибертронца по крылу.
- Ммм… повелитель...? Ты не в оффе? Почему ты не подзаряжаешься...?
- Я должен подумать. Отдыхай...
- Хук сказал, что тебе надо на время отключить системы. А ты его совсем не слушаешься... – в тихом голосе Старскрима промелькнула такая тревога и вместе с тем как будто личная обида из-за того, что лидер не внимает советам медика, что я не смог скрыть улыбку.
- Я обязательно подзаряжусь. Но мне надо кое-что решить для себя.
- Это как-то касается меня…? – сикер повернулся на платформе, улегся мне на бок и обнял обоими манипуляторами, устроив шлем на грудной пластине.
Я скосил удивленный взгляд на авиатора, но к счастью его оптика была неактивна, и он не заметил моего замешательства. У меня же появилось стойкое ощущение, точно Скрим читает мои мысли.
- Лишь отчасти... Но прошу, не думай об этом сейчас. Спи…
- Ммм… - с таким многообещающим изречением Старскрим снова погрузился в оффлайн.
Мои пальцы нежно погладили белый шлем, губы ласково коснулись выступов. И я едва слышно зашептал.
- Отдыхай, моя искра. Завтра нас ждет трудный день... Я не могу обещать тебе, что все будет хорошо, но, что бы ни случилось, знай, я всегда любил только тебя. И буду любить до конца своих дней… - Я не был уверен, что Скрим слышит меня, но испытывал просто невероятную, острую потребность сказать ему это…прямо сейчас. – Я надеюсь, ты примешь любое мое решение и не станешь рисковать своей жизнью из-за меня. Но если все закончится не так, как я предполагал, на тебя ляжет огромная ответственность – ты должен будешь закончить дело десептиконов…в качестве лидера Сопротивления. И я не сомневаюсь, что ты блестяще справишься с этой задачей. Потому что ты Старскрим…Сильный, мудрый, решительный… Кибертронец, которого я люблю.
Я снова улыбнулся и вскоре сам отключил системы, но перед тем, как темнота полностью накрыла меня, покрепче прижал к себе красно-белого летуна.

На следующий день – так уж повелось на Кибертроне все же фиксировать смену циклов - я вернулся в онлайн от резкого писка комлинка. Сообщение от Сайдсвайпа… Я не стал будить Старскрима, аккуратно слез с платформы и, натянув на крылья авиатора сползшее на бок термопокрывало, быстро покинул отсек. Уже в коридоре ко мне вернулась былая уверенность, а от ночных сомнений и тягостных, терзавших искру раздумий не осталось и следа. Я вновь стал тем суровым, но справедливым, решительным, сильным в физическом и моральном плане десептиконом-ученым, который смог объединить Сопротивление и повести за собой его воинов. И несмотря на то, что искра была не на месте, я посчитал лучшим никому не высказывать своих тревог. Их лидер должен быть несокрушимым, чтобы одним своим видом внушать уважением и вселять надежду в искры бойцов за справедливость.

В штабе меня встретил Сайдсвайп. За исключением Рефлектора и парочки десептиконов в зале никого больше не было. Тем не менее, о прослушке я не забывал, так же как и о своем экспериментальном устройстве, о котором пока еще никто не знал.
Всегда сосредоточенный, спокойный гонщик был настолько взбудоражен, что я сразу заподозрил неладное.
- Прости, что разбудил. Но дело не требует отлагательств! - выпалил Сайдсвайп.
- Что случилось, Сайдс?
- Автоботы активизировались. Смотри… – бывший бот указал пальцем в один из секторов огромной, поднимающейся от пола до самого потолка зала голограммы. Я увидел несколько рядов цифр, а чуть ниже – передвигающиеся яркие точки, не менее полусотни. Тем временем Сайдс продолжил.
- Разведка доложила, что Прайм снимает посты около главного энергохранилища и собирает основные силы в сердце своей империи – в Аяконе. Мегатрон, это наш шанс! Забудь все, что я говорил тебе про охрану склада! Ее не будет!! Надо нападать в ближайшее время – завтра! Тогда они не успеют вернуться и занять оборонительные позиции!
Слегка нахмурившись, я неотрывно смотрел на голограмму, в глубине искры не разделяя энтузиазма Сайдсвайпа. Он не видел всей картины и не знал того, что стало известно мне. Поэтому прежде, чем принять решение, я должен был сначала сопоставить все факты, предположения, домыслы.
В ответ я лишь кивнул.
- Хорошо... Я понял твою позицию. Надо обдумать. Немного времени у нас есть...
Я начал расхаживать по залу, погрузившись в размышления. Все выглядело довольно странно, но очевидно только мне одному так казалось. Ведь если предположить, что о предателе никто не знает и что все решения, которые принимаются в этих стенах, автоботам неизвестны, новость была более чем хорошая... и заманчивая. Как говорится, приходите, десептиконы дорогие, и забирайте все наши запасы энергона, у нас появились более важные дела в Аяконе. Тогда Сайдс был прав – это был подарок судьбы и грех им не воспользоваться. Оставалось лишь собрать десептиконов и напасть на склад, захватив его или опустошив подчистую - на это мои воины и рассчитывали и именно такого решения от меня ожидали. Никто бы не встал у нас на пути, автоботы узнали бы о нападении слишком поздно, чтобы нам помешать. Так считал, например, тот же Сайдсвайп, но я должен был учесть все варианты развития событий.
Автоботы наверняка заранее просчитали, что при таком раскладе у нас не возникнет подозрений в том, что это может быть ловушка. Основное энергохранилище империи спешно покидает подавляющее большинство его защитников – похоже, будто у Прайма возникли серьезные проблемы, и ему понадобилась дополнительная огневая поддержка в Аяконе. А как же десептиконы…? «Мегатрон не настолько безрассуден и нахален, чтобы решиться на такую открытую атаку, независимо от того, знает он о численном превосходстве противника или уже в курсе, что его ряды поредели». Я не сдержал ухмылки – если Оптимус и правда считает, что десептиконы не осмелились бы напасть на склад, он совсем меня не знает. В это мне верилось с трудом, а, следовательно, несмотря на благоприятную ситуацию, «неожиданно» созданную для нас самим Лордом, я был абсолютно уверен, что там нас ждет тщательно организованная западня. Даже если бы я не знал о шарке в наших рядах, это было бы закономерно и логично.
С другой же стороны, наличие предателя было для меня бесспорно, так же как и то, что едва мы высказали идею о захвате хранилища, это сразу же стало известно автоботам. Но тогда эта передислокация выглядит более чем странно. Возникает мерзкое ощущение, что Прайм принуждает нас к поспешным, необдуманным действиям. И зная, в каком плачевном состоянии находятся наши личные запасы энергона, пренебрегать таким «шансом» я не могу – это было бы глупо с моей стороны и вызвало бы подозрения. Кроме того, у меня создалось впечатление, что таким образом обезопасил себя и шпион – ведь автоботы не сделали ничего, что бы свидетельствовало о том, что план нашей операции попал им в манипуляторы.
И я принял решение, хотя не был до конца уверен в его правильности.
- Да, ты прав. Так и сделаем. Готовимся к нападению. Завтра на рассвете.
Теперь дело оставалось за малым – обезвредить вражеского агента и одурачить автоботов. Хотя как, я еще слабо себе представлял.

Весь оставшийся цикл мы с Сайдсвайпом, Старскримом и Клиффджампером прорабатывали детали предстоящей операции. О, как мне хотелось рассказать им все, узнать их мнение, обсудить то, что не давало покоя искре! Но я с трудом сдерживался, даже чтобы не бросать быстрые, едва уловимые косые взгляды в сторону Клиффа. Я обещал, что сам все ему расскажу, когда придет время, но пока не был к этому готов, боясь подвергнуть опасности все мероприятие. Да и собственно что я мог ему рассказать, если сам не был абсолютно уверен в своих предположениях? Я прекрасно чувствовал его нетерпение, тревогу, когда было объявлено о готовящейся операции, и, тем не менее, ничего не мог поделать. Не сейчас… Ведь ОН тоже здесь... Тот, кто ни при каких обстоятельствах не должен был узнать, что мне все известно, что я догадываюсь о его роли во всех наших неудачах, что совершенно точно знаю, кому он отправляет каждое слово, сказанное в этих стенах, каждую голограмму с координатами или схемой. Малейшее подозрение с его стороны могло разрушить весь мой план по его поимке… однако было в состоянии спасти, возможно, не одну жизнь. Я прекрасно понимал это, как и то, что поступаю бесчестно, своим молчанием ставя под удар собственных воинов. И я безумно тревожился за них, но так дальше не могло продолжаться. Я должен был его разоблачить и вернуть всем нам контроль над собственными решениями, поступками… и жизнями.

- Мой лидер, тебя что-то беспокоит? – ко мне подошел Циклонус и внимательно уставился прямо в оптику.
- Да... предстоящий бой...
- А что в нем не так...? – десептикон пожал плечами. – Бой как бой... Наконец у нас будет достаточно энергона, чтобы не считать каждую капельку.
Я улыбнулся.
- Так-то оно так, но ты же знаешь, я всегда беспокоюсь за вас, моих воинов.
- И мы за тебя, мой лидер. Но ведь на войне не обойтись без жертв, ведь так? Мы все это прекрасно понимаем, но достаточно мужественны и сильны, чтобы отправиться на любое задание, которое ты нам поручишь. И мы справимся, даже не сомневайся в этом, защитив и собственную жизнь, и жизни товарищей.
- Да, Циклонус, ты прав... Прости, что недооценивал вас всех, - я похлопал кибертронца по ярко-оранжевому плечу. – Сообщи всем, что через два астрочаса выдвигаемся.
Десептикон козырнул мне и быстро покинул штаб, а я скользнул взглядом по помещению, вновь погрузившись в размышления.
Вскоре все должно было разрешиться…

Я старался не привлекать к себе внимания, поэтому почти не двигался, прислонившись спиной к стене и словно глубоко задумавшись. Однако оптика неторопливо блуждала по залу, фиксируя кто чем занят. У каждого десептикона была своя задача: Рефлектор изучал схему нападения, Клифф с Сайдсом – план хранилища, Старскрим возился с какими-то устройствами. Еще несколько алознаковых склонились над чертежами. Вроде ничего такого, что могло бы вызвать определенные подозрения. За исключением одной маленькой детали, которая впрочем сразу же бросилась мне в оптику… Дирдж, темно-синий с желтыми сегментами летун, вел себя как-то странно: он то и дело нервно поглядывал в сторону двери и почти неуловимо дергался, когда к нему кто-то обращался. Я старался не задерживать на нем взгляд, чтобы не спугнуть, но уже тогда догадывался о причинах его поведения. Тем не менее, что-то во всем этом казалось мне нелогичным.
Вскоре десептикон не выдержал, быстро осмотрелся по сторонам и, удостоверившись, что не привлек ненужное внимание, быстрым шагом покинул зал совета. Спустя пару минут за ним последовал и я, намереваясь поставить точку во всей этой истории.

Вопреки моим ожиданиям, я наткнулся на него в коридоре сразу за поворотом, около второго входа в штаб. Присев на одно колено, Дирдж копошился около стены. И выглядело это более чем странно, если бы я не знал совершенно точно – именно там я недавно обнаружил маленькое подслушивающее и фиксирующее сигналы устройство. Теперь я был уверен в своих умозаключениях – предатель стоял прямо передо мной. И несмотря на то, что в какой-то мере я предполагал такой исход, осознание того, что сикер сложил все наши идеалы к ногам Прайма, причиняло боль.
- Дирдж, встань и подними руки вверх. И без глупостей, - я активировал бластер и направил дуло на сикера. – Не вынуждай меня открывать огонь на поражение.
Десептикон вздрогнул, это было заметно даже невооруженной линзой, испуганно уставился на меня и медленно поднялся.
- Лидер, прошу тебя... Ты все не так понял…
- Тогда объясни мне… Почему...?
- Я… я просто боюсь…
Он заговорил, и с каждым его словом мои надлинзовые щитки ползли вверх. Я не мог так жестоко ошибаться и, тем не менее, я был склонен ему верить, потому что слишком нелогично было сейчас его поведение по сравнению с действиями расчетливого, преданного автоботам шпиона. Отчасти моя ошибка принесла мне облегчение, отчасти заставила ужаснуться - ведь я едва не пристрелил невиновного! А между тем я понимал, что теперь придется производить расчеты сначала, ведь предатель до сих пор не пойман и каждый лишний цикл, который он проведет в наших рядах, грозит гибелью кого-то из моих друзей.
Я тяжело пропустил воздух по системам и шагнул навстречу Дирджу, опуская бластер. Но сказать ему хоть что-либо не успел - раздалась череда выстрелов, мелькнули яркие лучи света. Мгновение спустя снаряды прошили сначала сикера, затем и меня, разорвав грудную броню.
Послышался тихий протяжный стон, и я не сразу узнал свой собственный голос…
Процессор словно взорвался от боли, все вокруг потемнело. Периферийными датчиками я еще различил лязг падающего корпуса, следом почувствовал, как стального пола коснулись мои спинные сегменты. А затем системы разом отключились, погрузившись в стазис…
При первом приближении. by Ferrari
Author's Notes:
продолжаю выкладывать главы по Разбитостеколью. Все еще у десептиконов.
Порой все намного сложнее,
Чем кажется на первый взгляд…



Цикл пятьдесят второй, на закате…

Этот день все никак не закончится. И с каждым мгновением он приносит известие за известием, каждое - неприятнее предыдущего. Сначала разрешение на нападение.. Сказать, что я был удивлен решению Мегатрона – не сказать ничего. Я был ошеломлен! Позволить загнать себя в ловушку было, по меньшей мере, опасно, не говоря уже о том, что могло стоить всем нам жизни! Но лидер был подозрительно спокоен, и наверно это его некоторая отрешенность передалась и мне: я мысленно воззвал к здравому смыслу предводителя, но, не получив никакого ответа, перестал насиловать свой проц и в какой-то степени даже успокоился. В конце концов, он знал, что делал. Я так думал..

Мы прорабатывали каждую деталь, обсуждали такие моменты, которые, знай их Прайм, вообще избавили бы его от всяких сложных логических операций, только бери и делай. Вернее, приказывай – и пусть делают. Периодически я продолжал бросать быстрые взгляды на Мегатрона, но ответов на свои безмолвные вопросы так и не получал. И я забросил это бесполезное занятие, решив переключить свое внимание, помимо предстоящей операции, на тех, кто был в штабе и кто мог быть потенциальным предателем.

Версии были одна бредовее другой. Я не мог поверить в то, что кто-либо из присутствующих в зале мог бы предать нас, наплевать на дело, которому все мы посвятили свои жизни, а многие уже и пожертвовали ими..

Я до такой степени погрузился в размышления, что не сразу заметил, как Мегатрон покинул штаб, а потом - спустя всего каких-то несколько минут - произошло то, чего я больше всего боялся. За пару секунд до болезненного удара искра подскочила в камере и больно ударилась в стенку. Я едва устоял на ногах, словил обеспокоенный взгляд Старскрима, в недоумении уставившегося на меня, и уже хотел было что-то ответить, когда в помещение вбежал перепуганный Броул.
- Мегатрон.. Мегатрона убили!! – срывающимся голосом прямо с порога прокричал он.
Мы все замерли, ошеломленно мигая оптиками. Первая мысль – не может быть, это все неправда, он ошибся! Вторая – желание повернуть время вспять, изменить все, что в наших силах..
Первым очнулся Старскрим и, издав тихий стон, вылетел из помещения, следом бросились я с Хуком и еще несколькими десептиконами.

Наши худшие опасения сбылись: Мегатрон действительно лежал в коридоре, в луже собственного энергона, со стиснутым в ладони бластером. Рядом в таком же жутком виде покоился Дирдж, темный сикер.
Старскрим подлетел к своему лидеру и упал на колени, совершенно не замечая, что измазался в энергоне, вытекающем из ран Мегатрона. Ладонь сикера нерешительно коснулась плеча предводителя, затем погладила его по щеке. Казалось вот-вот по лицевой пластине десептикона потечет омыватель. Губы Скрима подрагивали, оптика мучительно мигала, сдерживаться уже не было сил. И из вокодера вырвался отчаянный полу рык-полу рыдание, тут же сорвавшееся на стон.
- НЕЕЕЕТ!!!! Мегатроооон! Мой лидер.. не оставляй меня.. прошууу..
Я прибежал чуть позже десептиконов, потому все видел. Сначала я замер в стороне, не решаясь подойти ближе. Смотреть на сикера было невыносимо больно, в собственной искре что-то больно кололо, а по трубопроводам к горлу подступали сгустки энергона. Тем не менее я понимал, что ничем не могу им помочь..

С секундным опозданием примчался Хук, оторвав меня от тягостных размышлений, а Скрима – от своего лидера.
- Так, расступились все! Дайте пройти!
Медик опустился на колени рядом с предводителем, настойчиво отстранив Старскрима. Однако того точно магнитом тянуло к Мегатрону и оторвавшись лишь на мгновение, десептикон переместился на другую сторону. Почти незаметно для окружающих к Дирджу подлетели его брат Рэмджет и Скрепер. Однако меня, как и Скрима больше интересовал лидер.
- Хук.. не молчи...пожалуйста… - едва слышно пробормотал сикер, подняв блестящую оптику на медика.
Хук ответил не сразу. В воздухе повисло гнетущее молчание, казалось стало слышно, как функционируют наши системы, как прогоняется по механизмам воздух, как густеет хладагент в магистралях. Наконец, оторвавшись от сканера, конструктикон изрек.
- Что бы тут ни произошло… он пока еще жив. Но у нас слишком мало времени, чтобы тратить их на разговоры. Скрим, быстро в ремблок за платформой. Скрепер, как второй?
- Тоже вроде жив, но ооочень плох.
- Их обоих надо спасти, потом будем разбираться, какого шлака тут произошло. Давайте, быстрее!
Скрим и Рэмджет, получивший приказ от младшего медика десептиконов, кивнули и едва не столкнувшись, бросились к ремблоку. Я подошел к Хуку, быстро, профессионально орудовавшему в грудном отсеке Мегатрона.
- Я могу чем-нибудь помочь?
- Нет, Клифф.. Это дело для медиков.. Хотя, было бы хорошо выяснить, что тут все-таки произошло и сделать это сейчас, пока все еще на своих местах.
- Понял.. сделаю что смогу.

Я не стал пока раскрывать медику, во что меня посвящал Мегатрон, но тем не менее я был почти на сто процентов уверен, что этот инцидент как-то связан с предателем. Но что тогда получается – Дирдж - предатель? А Мегатрон застал его врасплох. Началась перестрелка, в которой оба противника оказались серьезно ранены.. Да, скорее всего все обстояло именно так. Одно мне было непонятно: почему именно здесь, в коридоре, рядом со штабом? И почему никто не услышал выстрелов, при том, что сделано их было немало, с такими-то повреждениями?..

Я покосился на раненных, около которых уже крутились десы с платформами, вздрогнул, когда взгляд упал на раны в их грудных отсеках, и снова отвернулся, пристально осматривая коридор и пытаясь мысленно воспроизвести события.

Что-то заставило предателя задержаться здесь, но что это могло быть..? Сообщение по внутренней связи? Или какой-то предмет, который он неожиданно заметил? Второе мне казалось куда более вероятным, и я стал пристально осматривать стены, потолок в надежде отыскать хоть что-то, чего тут по факту не должно быть.. Мои попытки увенчались успехом – в перекрестье сканера попало едва заметное крошечное устройство в метрах двух от раненных. Я наклонился над механизмом и пристально его осмотрел. Подслушивающее устройство.. Мегатрон знал о нем. Именно поэтому он вел себя так осторожно. Но сейчас в этом устройстве не было никакого смысла: предатель не в состоянии передавать информацию, кроме того, больше ему никто не позволит вешать нам провода на антенны. Я сорвал механизм и закинул себе в маленький контейнер на запястье, затем еще раз окинув коридор пристальным взглядом, вызвал уборщиков-дроидов и направился в ремблок.

Едва я вошел в помещение, по процессору ударил громкий, рычащий крик.
- Я его убью!!! Отпустите меня!
Несколько десептиконов едва справлялись с точно обезумевшим Старскримом. Сикер вырывался, рычал, обрушивал на собратьев по знаку отборный кибертронский мат, пытался драться, но все же с двумя боевиконами ему было не справиться. И десептикон слегка успокоился, дождался когда его отпустят и тут же снова ломанулся к лежащему на платформе в стороне от всех Дирджу. Скрима удалось отловить буквально в нескольких метрах от несчастного сикера, на которого он уже готов был наброситься, даже не смотря на то, что тот был в блокировке.
- Что тут происходит..? – наконец придя в себя от потрясения, выдавил я. Такого мне еще не доводилось видеть за все время моего нахождения в этом мире, но и не понимать состояние сикера я не мог – он едва не потерял самого близкого ему кибертронца.
- До Скрима дошло, что Мегатрон не сам в себя стрелял, - не без горькой усмешки бросил через плечо Скрепер, склонившийся над Дирджем. Ему тут же возразил Рэмджет.
- Если ты о моем брате, то он не мог этого сделать!
- Не он? А кто тогда?! – снова зарычал Старскрим, точно после небольшой передышки у него открылся запасной резервуар с энергией.
- Не знаю кто, но не он! – так же резко отрезал темно-синий сикер с красно-белыми вставками.
- Распахни оптику, Рэм! Кроме твоего брата и лидера там больше никого не было! Они стреляли друг в друга!
- А мотив? Какой мотив?! – сикер сверкнул оптикой и сделал шаг к Скримеру, как будто принимая его словесный вызов. Однако вместо авиатора Рэмджету ответил я.
- Мегатрон думал, что разоблачил предателя… Но очевидно тот как-то усыпил его бдительность. Иначе лидер никогда так просто не позволил бы себя изрешетить...Прости, Скрим... – я поздно понял, что мои последние слова могут причинить боль и без того измученной нейросети Старскрима. Сикер вздрогнул, но тут же уронил челюсть и с трудом водрузил ее на место, уставившись на меня. Собственно как и многие в ремблоке.
- Предатель…? Клифф, ты о чем? – первым нарушил молчание Броул, переглянулся с ЛонгХоулом.
Пути назад уже не было, они должны были знать. Возможно, Мегатрон осудил бы мое решение рассказать им все, что знал я сам, но иначе я не мог поступить.
- Вчера Мегатрон попросил меня остаться в штабе и поведал о своих опасениях.. Он.. предположил.. – я вовремя вспомнил, что лидер просил не упоминать при Старскриме слова «расчет» и производные от него.. - …что среди нас есть предатель. Именно поэтому автоботы уже какое-то время вставляют нам палки в колеса. Однако мы практически не замечаем этого, поскольку главная их цель, то, к чему все это и ведет, - еще впереди.
- Но кто предатель!? Клифф, не томи! – не выдержал Рэмджет, перебив меня. Однако я лишь бросил на него быстрый взгляд и продолжил.
- Мегатрон мне не сказал этого, тем не менее кого-то он уже подозревал. Он сказал, что сам найдет меня, когда будет нужно. Очевидно, он обошелся без моей помощи.
- Но почему же он не сказал мне? – тихо простонал Старскрим, с сожалением покосившись на оффного лидера.
- Думаю, он никого не хотел подвергать опасности..
- Но вместо этого пострадал сам!! Дайте мне добраться до этого шарка!! Я его на части разорву!!! – сикер снова дернулся по направлению к Дирджу, и снова его удержали боевиконы. – Отпустите, ржавые железки!!! Он должен поплатиться за то, что сделал!!! Шааарк!!!..

Сикер еще долго орал, вырывался, отбивался, пока силы его не кончились и он буквально не повис на манипуляторах Броула и Лонга. Один из боевиконов поднял Скрима на манипуляторы и заботливо уложил на платформу, тем не менее оставшись подле него, на всякий случай…
Меня же завалил вопросами Рэмджет. Казалось, он не мог поверить в то, что его брат оказался предателем.
- То есть, ты думаешь, что Мегатрон разоблачил его и поэтому тот попытался его убить..?
- Да.
- И у него кстати получилось бы, если бы Броул вовремя не натолкнулся на лидера, - вмешался Хук, впрочем не отрываясь от работы.
- А как Лорд Мегатрон узнал, что это именно Дирдж?
- Думаю, это может сказать нам только он. Но могу предположить, что лидер наткнулся на вот это вот.. – я достал из контейнерика на запястье подслушивающее устройство. – Я нашел его в коридоре, рядом со штабом, в нескольких метрах от того места, где были Мегатрон и Дирдж.
- То есть, мой брат зачем-то приблизился к этому устройству и тут-то повелитель его и поймал с поличным.. Но зачем оно было ему нужно? Лежало себе – и хорошо..
- Вот и я не могу этого понять.. А еще почему лидер спокойно заявил мне тогда о предателе, не боясь что его услышат, и вместе с тем при разработке этого плана операции вел себя так, как будто ему ничего не известно..?
- Он знал больше, чем ты, гораздо больше. И наверняка у него был какой-то план поимки этого предателя, - вмешался Скрепер.
- Который закончился бы так же? – послышался тихий уставший голос Старскрима.
- Надеюсь что нет.. Ну, а что теперь? Лидер в оффе, предатель пойман, автоботы в курсе всех наших планов, значит операция, думаю, отменяется, да?..
- Я не был бы столь категоричен в своих выводах, Клифф…
- Почему? – я обернулся к высказавшемуся так загадочно Хуку. Однако медик снова ответил не сразу (это уже оформлялось в дурацкую привычку и начинало меня бесить!). Хук оторвался от восстановления Мегатрона, включил диагностический аппарат, затем подошел к платформе с Дирджем и быстро переглянулся со Скрепером. Манипулятор медика скользнул по краям рваной раны сикера, я заметил, как сверкнула оптика конструктикона – очевидно он активизировал сканер. И спустя минуту Хук мрачно изрек.
- Выстрел бы произведен в спину. Об этом свидетельствуют края ран на входе и выходе…
Все кто был в ремблоке, и я не исключение, замигали оптиками. До нас стал медленно доходить смысл слов медика.
- То есть.. В него стрелял НЕ Мегатрон? – пробормотал Рэмджет.
- Очевидно, да, так же как скорее всего и в Мегатрона стрелял НЕ Дирдж. Сикер не повернулся бы спиной к тому, кто наставил на него оружие, и не стал бы стрелять первым…особенно если он не виновен. Кроме того, учитывая особенности его оружия, мы бы в то же мгновение услышали выстрелы, причем обоих..
- Думаешь, предатель не Дирдж? – осторожно спросил Старскрим, подойдя ближе.
- Думаю, не он…
- Тогда кто?
- Тот, кто стрелял в спину сикеру.
- Но ведь там больше никого не было!
- Это МЫ так думаем, - вмешался я. – Но это не значит, что это так. Хук прав. Что увидели мы, когда туда прибежали? Двоих раненных десептиконов в лужах энергона. То, что выстрелы были произведены из их оружия, не доказано.
- Это можно узнать. Так же как и по характеру ранений определить тип оружия… - задумчиво ответил до этого безмолвно стоящий в стороне Саундвейв. Скрим тут же подхватил эту идею.
- Вот ты этим и займешься! А я пока не намерен верить этому сикеру! Что если он все подстроил, чтобы отвести от себя подозрения?
- Да он в любом случае главный подозреваемый! Тебе этого мало??!! – уже не сдержался Рэмджет, буквально взвыв от бессилия.
- Мало!!
- Всё, успокойтесь!! Оба! – резко оборвал сикеров Хук. – Сейчас не время бесполезно сотрясать воздух. Надо решить, как быть дальше, и если не Дирдж предатель, то найти настоящего. Иначе может еще кто-нибудь пострадать.
- Да, тем более сейчас, когда мы знаем о его существовании. По сути терять ему больше нечего.. – пробормотал я, посмотрел на Скрима. – Пойдем, у меня к тебе несколько вопросов.. Лидер пусть восстанавливается и приходит в себя.
Я взял сикера за манипулятор, однако Старскрим не спешил покидать ремблок, вперив взгляд на Мегатрона. Казалось, он просто не мог заставить себя уйти. Помог Хук.
- Иди, Скрим. Он выкарабкается. Не волнуйся. И… я буду рядом с ним. Лидер пока выпал из наших рядов, но ты его зам…
Эти доводы подействовали. Старскрим решительно кивнул и покинул ремблок следом за мной.
- Идем, поговорим в отсеке, там нас никто не подслушает, - заявил он мне уже в коридоре и первым направился в сторону их с Мегатроном отсека.
Войдя, Скрим пристально осмотрелся, даже сосканировал помещение, как мне показалось, и только потом резко обернулся ко мне.
- О чем ты хотел спросить?
- Скрим, сначала расслабься. Ты взведен до предела, никакая нейросеть не выдержит такой нагрузки..
Я подошел к десептикону и, положив манипулятор ему на плечо, легка надавил, вынуждая сеть на платформу. И вопреки моим опасениям, тот не стал противиться, а сразу подчинился, с тяжелым вздохом плюхнувшись на «кровать».
- Прости, не знаю, что на меня нашло…
- Я знаю… ты просто беспокоишься за лидера… и любимого…это нормально, так и должно быть… - я слабо улыбнулся. – Но надо идти вперед и заставить того, кто это сделал, заплатить по счетам!
- Да.. ты прав. Я готов. Что ты хотел узнать? – решительнее отозвался Скрим, уставившись на меня. Вновь по моим губам скользнула улыбка.
- То-то же! Вот таким ты мне нравишься больше! У меня много вопросов. Но сначала скажи мне, ты не замечал в последнее время чего-нибудь странного, с Мегатроном, остальными десептиконами? Любые мелочи, даже такие, которые с первого взгляда покажутся бредом.
- Ммм.. – сикер задумался. – Мегатрон себя странно вел.. Как будто что-то мучило его изнутри, но он боялся признаться в этом даже мне.. Он страдал, Клифф, но я не могу понять почему..
- Думаю, я могу тебе сказать. Он знал правду, о предателе, о ловушке, знал, что его надо поймать, и чем раньше десептиконы это сделают, тем меньше его воинов пострадает. Но он понимал, что вынужден рисковать вашими жизнями, ведь он не мог раскрыть вам свой план до конца, не боясь, что предатель все поймет. Он метался из стороны в сторону, не зная кому можно доверять, а кому нет. Мегатрон боялся, что из-за его разговорчивости может кто-нибудь пострадать, но и молчать не мог. Все это терзало его искру, а тебе ли не знать, какой он на самом деле чувствительный, эмоциональный, даже несмотря на то, что тщательно скрывает свою внутреннюю ранимость ото всех..
На губах Старскрима появилась легкая, нежная улыбка, но в линзах все еще была грусть.
- Да, ты прав… Я не виню его за это недоверие.. Он беспокоился за меня...за всех нас.. Но лучше бы меня ранили вместо него.
- Он поправится, Скрим, обязательно. А мы сейчас можем сделать так, чтобы его труды не были напрасны. Чтобы его боль не прошла даром. Мы должны найти предателя! Поэтому постарайся вспомнить еще что-нибудь.
Старскрим снова задумался. Периодически его линзы вспыхивали, точно он что-то припоминал, но тут же слегка тускнели. Наконец тяжело пропустив воздух через воздухозаборники, он выдал:
- Какое-то время назад он попросил моей помощи. Сказал, что у него возникла интересная идея, но он не может получить одну микросхему. Проблема была пустяковая: он все правильно рассчитал, но при сборке перепутал проводки и замкнул не те. Когда я спросил, зачем ему это, он таинственно улыбнулся и полузаговорческим тоном ответил, что хочет слегка повеселиться. Подробнее отказался рассказывать, заявив что еще не время. Как это на него похоже.. Собственно, конечного вида этого устройства я не видел, но ввиду особенностей той микросхемы могу предположить, что его назначение могло быть как-то связано с записью и транслированием… - оптика Старскрима совсем вылупилась и он закончил уже шепотом. – Слушай, Клифф, что если Мегатрон уже тогда подозревал о предателе и хотел его обмануть?
- Я тоже об этом подумал.. Возможно это устройство каким-то образом глушило сигналы прослушки, а может и переводило их в иной код.. Нам надо его найти, только тогда мы сможем понять наверняка, что задумал Мегатрон.
- А Саунд поможет расшифровать!
- Именно! – я улыбнулся, когда взбудораженный сикер подскочил с платформы и бросился к выходу. – Скрим, подожди… Еще один вопрос..
Сикер обернулся и тогда я спросил то, что меня уже давно тревожило.
- Как быть с завтрашней операцией?
По изменениям на лицевой пластине авиатора я понял, что над этим он еще не думал.
- Не знаю, Клифф. Правда не знаю.. Мы попадем в ловушку. Предатель так и не пойман, он среди нас и знает, что его будут искать. Подставив Дирджа, он отчасти обезопасил себя, поэтому вряд ли он покинет базу… Можно ли надеется на то, что все останется так же, как было? Да и как было? Я вообще ни в чем не уверен. Но одно знаю точно – там нас будут ждать автоботы, которые сделают все, чтобы мы не заполучили этот склад. А энергона осталось так мало, что вскоре мы начнем отключаться от голода… И лидера с нами не будет.. Я не знаю, смогу ли повести воинов в бой…
- Сможешь, если сочтешь нужным. Какое бы решение ты ни принял – я с тобой, Скрим.
- Спасибо, - сикер слабо улыбнулся и вылетел из отсека, оставив меня одного. Я же задумался.
Не знаю почему, но мне хотелось отправиться на это задание. Может отчасти из-за Мегатрона, ведь что бы там ни творилось в его искре, как бы он ни беспокоился за десептиконов, он верил, что даже попав в ловушку, мы сможем победить. Я доверял ему и не хотел, чтобы все наши труды отправились в пасть к Юникрону.. «Если Скрим решит, что бывать бою – я пойду с ним!» - сказал я себе и в твердой уверенности в светлом будущем, покинул отсек. До этого момента еще много чего надо было сделать, в частности поговорить с Саундвейвом – начальником безопасности базы. Наверняка он уже может сказать что-либо определенное касательно оружия обоих десептиконов.

Отрывки чужой памяти

Где я мог допустить ошибку, в чем просчитался? Почему ОН все узнал, КАК? Как какой-то недотранс-полу-спарклинг смог раскрыть мой потрясающий замысел! Нет, этого не может быть!! Это просто немыслимо! Лорд Прайм меня убьет.. И не просто убьет! Он сначала оторвет мне шлем, поставит на полку для трофеев, а затем заставит смотреть как раздавливает в своих пальцах мою искру!
Так. Спокойно.. еще не все потеряно, я надеюсь. Я вовремя узнал, что Мегатрон подозревает в шпионаже не меня, а Дирджа. Если бы я не оказался тогда в том коридоре и не подслушал бы их разговор, сейчас все могло закончиться для меня очень плачевно. Мне повезло, что сикер оказался таким сентиментальным дураком, дрожащим над своим братцем, а лидер не стал принимать поспешных решений. В итоге – пара выстрелов – и конец моим проблемам. Мегатрон мертв, предатель обезврежен, казнен собственноручно лидером, павшим в бою. Ах, какое геройство! Предводитель всемогущ, но и он не бессмертен. Мы будем скучать по тебе, Мегатрон…Хих..

Ага, как же! Хм…Главное, что я вне подозрений. Да, Лорд Прайм, мой повелитель, конечно будет недоволен, что провести акт правосудия над предводителем повстанцев ему не доведется самому, но я скажу ему, что беспокоился о нем и не хотел, чтобы мой любимый лидер испачкал манипуляторы об эту мразь! Он простит меня, я уверен.

Получается, что и покидать базу десептиконов мне не обязательно.. Даже если предположить, что Мегатрон рассказал кому-нибудь о своих подозрениях (хотя это маловероятно, я бы уже знал об этом), предатель уже поплатился за свои деяния. Мне остается только передать данные моему повелителю, заманить десов в ловушку и моя миссия будет выполнена! А сейчас, без своего горячо любимого лидера они слабы, как никогда! Победа будет за автоботами!
Я говорил, Мегатрон, что твой конец близок.. Но оказывается он еще ближе, чем я думал. Хахахаха!!

Спустя несколько астрочасов…

Я вырубился? Странно, видно нейросеть не выдержала потрясений последних событий.. Что ж.. Надо активизироваться, а то как же так, на базе такой переполох, - ужас! Убили лидера! – а я тут валяюсь в отключке. Непорядок.. Хм, а когда я успел броню снять? Ну то ладно, не так уж сложно нацепить ее обратно.

Наверняка все в штабе. Вот туда и направимся.. Так, легенда.. где же я был? Как где, в коридоре. Это Я пристрелил вашего лидера, непобедимого Мегатрона! Я! Разрушил все ваши надежды одним махом!
Так ладно, не время искрить от важности. История.. Хм.. После вечернего совещания я покинул зал и отправился к себе в отсек, прочистил оружие и устроился отдыхать, как было приказано лидером. Ничего не слышал, ничего подозрительного не замечал. Нет, свидетелей нет, я был один. Нет, на данный момент партнеров у меня нет. Хм.. неплохо. Думаю, прокатит.

Что-то подозрительно оживленно в штабе.. Где рыдания? Где отчаянные вопли – «так не должно было быть!?», «Почему он, а не я!»? Хм, точно! Старскрима не слышно.. Не к добру это…Надо кого-нибудь расспросить, что случилось. Я ж как бы не в курсах…должен вроде как быть. Хм, а вон как раз Клифф, с Рефлектором разговаривает. Потом выясню о чем, сейчас не до этого. Зато он-то мне все и расскажет..
- Покушение на повелителя....? я надеюсь, он…
К-как жив? Жив… ЧТОООО??!!! Этого не может быть!!
- Хвала Создателю…(ШАААРК!!! Так не бывает!!) Но кто посмел? (Надеюсь этот-то дезактивирован? ЧТО??!! Мне конец!!) Понятно..спасибо.. надеюсь, что они оба поправятся.. не буду мешать…
Прайм меня убьет. Двойной промах.. Все висит на волоске, если я что-то срочно не предприму, меня либо десы на части разорвут, ведь вряд ли оба будут молчать, когда очнуться, либо боты за предательство.. Думай, думай…
Есть только один выход.. Должно получится.. Ремблок.. Многие здесь.. Там остался максимум Хук. Отвлечь его внимание не составит большого труда, да и много времени мне не надо. Пара сильных импульсов – и системы Мегатрона замкнет.. навеки. И до объяснений Дирджа уже никому не будет никакого дела.. Дааа…

Вот он…ненавистный Мегатрон, постоянно встающий у нас на пути. Но сейчас придет твой конец.. я оборву твою жизнь как волосок нейроствола..


/продолжение следует/
Командир by Ferrari
Author's Notes:
Снова возвращаемся к автоботам)
Как он проделал весь путь от тронного зала Оптимуса Прайма до казарм, 147-й не помнил. Так же как и то, какие мысли возникали в его процессоре на протяжении всей дороги. Тонкий, едва уловимый намек на какую-то идею сменял такой же неосязаемый, мимолетный сигнал, уже готовый оформиться в другую мысль, но что-то снова сбивало его - и все начиналось заново. Лишь процессор фиксировал отрывистые потоки информации, проходящие через логические схемы, чтобы потом, когда надо, активизировать необходимые данные. Да, так было всегда, когда 147-й готовился к предстоящему заданию. С той лишь разницей, что сейчас ему придется руководить другими. «А пойдут ли они за мной? С какой стати!? Для всех без исключения я лишь мелкий винтик в огромной машине режима Прайма. И мне придется заставить их подчиниться. Во имя дела автоботов...»

Солдат был прав. Всем было наплевать на него, в особенности его повелителю. Ему до шарктикона каким образом 147-й соберет этот отряд, как поведет в бой, как разгромит десептиконов. Ему был важен результат, любыми средствами. А потому приказ Прайма - «Набрать себе команду» - звучал примерно так: «Набери - и заставь их следовать за тобой и подчиняться твоим приказам».

Воин вздохнул. Это он и собирался делать- другого выбора у него не было. 147-й вошел в казарму и как ни в чем ни бывало направился к своей кушетке, размышляя и казалось не замечая обращенные на него заинтересованные взгляды, будто жадно, с надеждой выискивающие повреждения на корпусе всегда такого спокойного, точно безразличного ко всему, а потому еще больше ненавистного бота.
- Эй, синюшный! Неужто живой? А мы уж думали тебя в плавильню отправили! – наконец не сдержался темно-серый сикер, ухмыльнулся и тут же вместе со всеми заржал.
«Ну вот, начинается…» Бот вздохнул, мигнув голубой оптикой.. Голубой..да...этот нюанс его конструкции никогда не давал солдату покоя, вызывая насмешки и некоторое даже недоверие со стороны сознаковцев. Тем не менее, он лишь на долю секунды поддался тягостным размышлениям, уже в следующее мгновение откинув все сомнения прочь. Сжатый до треска в стыках пластин темный кулак автобота резко рассек воздух, устремившись на зарвавшегося летуна, но остановился в нескольких сантиметрах от его лицевой пластины. Сикер сглотнул подступивший к горлу энергон, улыбку как сдуло.
Кончики губ воина разошлись в стороны в мрачном оскале, но кулак он не убрал.
- Не теряй бдительности, 113-й. Будь я десептиконом, ты был бы уже мертв.
Серый ничего не успел ответить. Уязвленный нерасторопностью напарника, за него высказался черный как смола танк, тут же пустив в ход кулаки. Но 147-й был готов и к этому. Резко парировав его выпады, он сам перешел в наступление, обрушивая на бота четкие, короткие удары, отдающиеся противным лязгающим эхом брони.

Спустя каких-то пару минут казарма напоминала побоище с участием десятков бойцов. Но 147-й не был одинок. Буквально с первой минуты боя у него появились союзники, которым очевидно уже давно хотелось приложить ненавистные физиономии лицевыми пластинами об стенку. Драка обещала быть затяжной, если бы новоиспеченный командир, отбросив своего противника пинком в дальний угол помещения, не вскочил на одну из платформ, дав предупредительный залп из бластера в потолок. Маломощный луч лишь слегка прожег сталь, но желаемый результат был достигнут: все замерли, кто в какой позе, ошеломленно уставившись на бота. И тогда солдат с голубой оптикой заговорил.
- Скоро нам предстоит бой похлеще этой невинной потасовки, и было бы верхом глупости растрачивать силы друг на друга, когда у нас есть общий, более могущественный враг. Наш повелитель оказал мне честь, позволив руководить этим мероприятием. Я не буду спрашивать, кто пойдет со мной, - это только внесет смятение в ряды автоботов, привыкших выполнять приказы сверху. Но я спрошу, кто готов признать меня командиром и завоевать победу для нашего повелителя, во славу автоботов?
Боты как один замигали оптиками, не сводя ошарашенных взглядов с внезапно вырвавшегося вперед из серой массы солдата. Чтобы он говорил так красноречиво, так долго – такого не могли припомнить даже бывалые вояки. И вскоре ряды нового командира стали пополняться – друг за другом к 147-му стали выходить солдаты, в том числе и те, с кем он только что дрался.
Бот усмехнулся, прекрасно понимая, что преданностью тут и не пахнет. Они боятся прослыть трусами в линзах сознаковцев и старшего офицерского состава, боятся, что разучатся единственному, чем всегда занимались и за что получали энергон – сражаться.
- Пятнадцать.. Отлично. Больше и не надо. Выступаем через час. А пока всем проверить оружие и отдохнуть.
Бот слез с платформы и, отойдя чуть в сторону, принялся обдумывать дальнейшую стратегию, одновременно прочищая свое оружие и проверяя его исправность. Вскоре солдаты стали расходиться по своим делам, оставив его одного. «Первый этап пройден. Что нас всех ждет завтра – известно лишь Создателю. Мне же лишь остается надеяться, что конец всему близок..»

/продолжение следует/
Час Истины by Ferrari
Author's Notes:
Продолжение.. появляется еще один персонаж, имя которого я пока не разглашаю)
Как мало, оказывается, мы знаем друг друга…
И познанию нет предела
Главное, чтобы не было уже слишком поздно…



Из архивов памяти Старскрима

Надежда.. То, что вело меня сейчас, что поддерживало, не позволяло сделать шаг назад, сдаться, опустить манипуляторы. Надежда и вера, в могущество Мегатрона, в собственные силы. Он обязательно встанет на ноги, он обещал всегда быть рядом – и я верил, он сдержит свое обещание! Но и я не должен его подвести. Да, я смогу повести наших воинов в бой! Лидер будет гордиться мной!

Собственно, имеет ли смысл говорить, что я буквально перевернул верх дном полбазы, причем за исключением меня и братьев, которых я посвятил в наш с Клиффом разговор, об этом никто даже не догадывался? Мы перерыли все как в непосредственной близости от штаба, так и в дальних закоулках станции, при этом старались действовать вне перекрестного действия сенсоров наших сознаковцев. И наши усилия увенчались успехом. Мы нашли его.. Маленькое устройство, которое собирал Мегатрон. Я сразу узнал его по сигнатуре микросхемы, созданию которой поспособствовал.
- Его нельзя отключать. Мы должны скопировать с него информацию. Танд, Скай – вы на стрёме.. Я все сделаю.
- Смотри не повреди, братец… на радостях, - усмехнулся черно-фиолетовый истребитель. Я улыбнулся.
- Скай, ты говоришь это лучшему технику Кибертрона?
Брат хохотнул.
- Ладно-ладно, понял. Не лопни от важности.
- Когда буду лопаться – я предупрежу заранее. А пока не сливай топливо раньше времени, - я усмехнулся и присев на корточки, занялся устройством. Выудить из него информацию оказалось несложно, особенно тому, кто провел рядом с Мегатроном не один цикл и знал все его хитрости. Уже спустя пару минут я располагал информацией, которая могла нам помочь понять, какого шарка все-таки происходит у нас на базе.
- Все, задание выполнено. Возвращайтесь в штаб, я скоро к вам присоединюсь.. Вот только кое-что выясню.

Оставив братьев в легком недоумении, я направился по коридору в наш отсек, от переизбытка чувств последние несколько десятков метров проделав бегом, точно свист пули. Влетев, я заблокировал дверь и плюхнулся на платформу: так было удобнее просматривать файлы, которые я записал прямо себе в процессор. Перед оптикой поплыли наборы символов, цифр. Многим они показались бы бессвязными загогулинами, но не мне. Несмотря на то, что я не все понимал, отдельные столбцы стали формироваться в слова и даже фразы, я как будто видел все, что происходит в тех или иных секторах станции, даже периодически точно слышал свой голос. И тем не менее чего-то уловить я не мог, просто не хватало знаний. Однако я знал, у кого хватит.
/Саунд. Ты можешь подойти в отсек Мегатрона? Дело есть…/ - передал я сообщение, едва «вынырнув» их информационного коридора.
/Ответ положительный. Сейчас буду./

Как и обещал связист, спустя пару минут в дверь постучали. Мне достаточно было передать - /Заходи/, чтобы Саундвейв без труда расшифровал код безопасности замка и проник в помещение. Что ни говори, а подобные способности меня всегда восхищали. И периодически в процессоре возникали навязчивые мысли, что наше счастье, что этот механоид сражается на нашей стороне.
- Я слушаю тебя, Старскрим. Тебе…нехорошо..?
Я мог поклясться, что на всегда спокойном лице связиста, на две трети скрытом маской и визором, появилось беспокойство. Я приподнялся на платформе и слабо улыбнулся.
- Нет, все хорошо. Я просто просматривал файлы. В общем какое дело… О предателе ты знаешь, о том, что произошло разумеется тоже. Но не все знают, что помимо прослушки было найдено собранное Мегатроном устройство перехвата сигналов. Я скопировал с него данные себе в память. Можешь посмотреть…? У меня какое-то устойчиво-нехорошее ощущение, что я пропускаю что-то важное…
Связист покачал шлемом.
- Безрассудный поступок. Ты не подумал о вирусе?
- Эээ.. нет… Думаешь Мегатрон мог записать туда какой-нибудь вредоносный код..? Но я чувствую себя великолепно!
- Это радует. Но обольщаться не стоит.
- Ладно, обещаю, что как только мы закончим с этими данными, я пойду проверюсь к Хуку, годиться?
- Да, - так же коротко ответил связист. Я улыбнулся – в этом был весь он.
- Ну так что, глянешь..?
- Давай. Придется через инфо-разъем. Ощущения не из приятных.
- Не пугай меня. Не выйдет, - усмехнулся я. Визор Саунда «улыбнулся» в ответ.
Сигнал был получен. Я приоткрыл панель на боковой поверхности шеи, обнажая ряд разъемов. И Саунд не заставил себя ждать, тут же аккуратно войдя в один из них штекером, показавшимся из пальца. Я вздрогнул от резко ударившего меня импульса.
«Тише.. все хорошо…больше больно не будет..» - вторгся в процессор приятный отдающий металлом голос и я не сразу узнал в нем связиста. – «Открой мне доступ к архиву, чтобы я не искал его. Я расшифрую данные и заархивирую тебе в память..»
Я послушно сделал, что говорил Саунд и прикрыл оптику, стараясь не думать, что кто-то копошиться у меня в процессоре. Собственно, это был не «кто-то», а лучший связист Кибертрона, хороший друг и вообще превосходный воин. Тем не менее неприятные ощущения не проходили..

Все закончилось спустя пару минут. Я точно впал в полуофф и ничего не ощущал. В реальность вернул спокойный голос Саундвейва.
- Готово. Интересные данные. Думаю тебе следует их немедленно просмотреть. Нужна будет помощь – зови. Кстати, я проверил оружие обоих десептиконов. За последний цикл выстрелы из него не производились. Касательно более подробной технической информации, если нужна будет – обращайся, - и десептикон выпрямился и, развернувшись, направился к двери. Но у самого выхода остановился и, бросив на меня косой взгляд, добавил. – Не забудь, что ты обещал мне.
Спустя мгновение помещение опустело – Саунд вышел, оставив меня одного. Собственно он часто так делал, когда считал, что его помощь больше не требуется и знал, что сознаковец справится без него. Впрочем, так и было..

Я задумался. Если вооружение и Мегатрона, и Дирджа оказалось нетронутым, значит в коридоре был еще кто-то, кто выстрелил в моего лидера и летуна. Если мы выясним кто – мы найдем предателя. А пока – записи… Я внимательно прослушал материалы и вновь погрузился в размышления, но на этот раз иного рода. Выходит, Мегатрон, подозревая что среди нас предатель, перехватывал наши же собственные сигналы и, преобразовывая их, позволял якобы передавать их нашим врагам. В итоге автоботы знали далеко не то, что происходило на самом деле. Да, довольно близко к истине и в то же время не то. Будь моя воля, я бы вообще навешал им проводку на антенны, но лидер был прав – кто бы ни был предатель, он не дурак и сможет отличить бред от правды. Но сейчас было не время гадать. Прослушав записи, я пришел к интересному выводу: Мегатрон хотел заманить шпиона в ловушку, однако очевидно изначально его каким-то образом ввели в заблуждение, а разобраться во всем просто не оставили времени. Момент был упущен. Но кто сказал, что мы не можем внести свою лепту в эту затею с западней? В процессоре созрел план.

Я встал с платформы и быстро покинул помещение, направившись в ремблок. Впрочем, тянуло меня туда не только обещание, данное Саунду, но и Мегатрон… и даже Хук. Эмоции, набросившиеся на меня еще в коридоре, по пути, уже рвались из всех разъемов, и в ремблок я снова буквально влетел, сразу же обрушившись на Хука, шепнул ему:
- Нам надо поговорить. Сейчас же.
- Если ты о состоянии Мегатрона, то оно стабильно и опасений не вызывает, - не отрываясь от датападов, сообщил медик.
- Спасибо, я очень рад это слышать. Но я немного по другому поводу.
Хук посмотрел на меня так, точно я сморозил какую-нибудь глупость, по типу того, что прикинулся колесным и начал бибикать.
- Вот значит как… Ну ладно, давай поговорим. О чем..?
Я стремительно осмотрелся по сторонам и быстро зашептал ему в аудиосенсор. Я чувствовал, что каждое мое слово все больше ввергает Хука в замешательство и что его желание возразить мне крепчает. Однако я так поворачивал разговор, что все его сомнения разом улетучивались.. Но на их место приходили другие.
- Это рискованно.. – мрачно изрек медик, когда я закончил.
- Да, я понимаю. Но надеюсь, что это все прояснит..
- А что, если мы не успеем?
- Успеем, я буду рядом. Все получится.
- Хорошо, Скрим. Вся надежда на тебя..
- Я понял..спасибо за доверие… - я слабо улыбнулся и отошел в сторону.

У одной из стен ремблока стояла платформа, прикрытая ширмами. Звуков они не пропускали, так же как и света – казалось внутри была пустота и даже не тьма, а именно Ничто. Я быстро скрылся за ширмами и устроился на платформе. Мне был великолепно виден почти весь ремблок и главное неподвижно лежащий Мегатрон, между тем я был невидим для всех. Теперь мне оставалось лишь ждать. В глубине искры я надеялся, что мой план сработает, но тем не менее волновался. Впрочем, сомнениям было не место и не время. От меня сейчас зависела будущая операция десептиконов и даже жизнь нашего лидера, как ни страшно было это осознавать…

В напряженном ожидании прошло наверно не менее астрочаса. Периодически ремблок посещали десептиконы, справлялись о состоянии лидера – и каждый раз я едва сдерживался, чтобы нервно не подскочить на платформе, выхватив бластер. Пристальной оптикой я вглядывался в их лицевые пластины, пытаясь уловить малейший нездоровый блеск в оптике или тень, упавшую на плотно сжатые губы сознаковцев, но ничего подобного не видел. Я уже начал бояться, что могу сорваться и наделать глупостей, напав на невиновного – до такой степени была напряжена моя нейросеть, а пальцы то и дело тянулись к бластеру на бедре. Но я неимоверным усилием воли заставлял себя успокаиваться и вновь пристально следил за каждым появившимся в медблоке механоидом.

Моя вера в благополучный исход этого мероприятия неумолимо слабела, когда в ремблок вновь вошли. Десептикон подошел к Хуку, что-то ему сказал, отчего медик удивленно на него уставился (да, в актерском мастерстве ему было не занимать), покачал шлемом и быстрым шагом направился в маленькое смежное помещение в противоположной от меня стороне. Затем визитер настороженно приблизился к платформе с Мегатроном, быстро осмотрелся по сторонам и, что-то шепнув, потянулся манипулятором к его шейным проводам. Я почувствовал, как у меня густеет энергон в магистралях. Вот оно… Тянуть больше нельзя было. Малейшее промедление могло обернуться катастрофой. Доля секунды – чтобы вылететь из-за ширмы, еще мгновение – чтобы активизировать бластер и выстрелить. На миг процессор взорвался негодованием, что луч пробил всего лишь ладонь, но этого оказалось достаточно. Неудавшийся убийца взвыл от боли и резко обернулся ко мне, по его манипуляторам гуляли волны энергии. В следующее мгновение ослепляющий луч устремился мне в грудной отсек, но я успел сместить его так, что не смертельно пробив бок, он врезался в стену. Сработала сирена, как всегда бывает из-за нарушения энергетического фона в ремблоке, в целях безопасности пациентов. Выскочивший из соседнего отсека Хук резко ударил десептикона током, перегрузив его нейросеть. Тот упал.. И под визг сигнализации я неторопливо приблизился к валяющемуся на полу, обездвиженному, но находящему в онлайне десу, не спуская с него дуло бластера.
- Ты просчитался, Скурдж. Все кончено..
- Ошибаешься, все только начинается, - прошипел предатель. – Сейчас победили вы, но окончательная победа – за повелителем и автоботами!
- Какой разговорчивый... У тебя будет возможность поговорить позже, за решеткой, - раздался мрачный, точно веющий холодом голос Хука. Медик нацепил на бывшего десептикона стазисные наручники, затем пристально посмотрел на меня и, дернувшись вперед, буквально спас от болезненного падения – от общей слабости и значительной потери энергона я почувствовал, что начинаю отключаться.
- Нет-нет, не надо падать...держись. Сейчас тебя подлатаю – и будешь как новенький.. – успокаивающе прошептав, медик поднял меня на манипуляторы и аккуратно уложил на платформу.

Дальше я уже слабо соображал, что происходит. Клифф рассказывал, что они очень перепугались, когда услышали сигнализацию, боялись, что снова на кого-нибудь напали и сразу же прибежали в ремблок. В общем-то их страхи были близки к истине. Саундвейв еще долго подшучивал надо мной по этому поводу - мол что он имел в виду совсем другое под советом «показаться медику». Мысленно я всеми манипуляторами был с ним согласен и, едва только ко мне вернулась былая резвость и относительная ясность процессора, я то и дело предпринимал слабые попытки улизнуть с платформы, когда Хук отворачивался к столу за инструментами. Но его верные помощники были наготове: периодически то Саундвейв, то Клифф или мои братья отлавливали меня в полусидящем положении (дальнейшая активность была довольно затруднительна) и настойчиво укладывали обратно. Когда им надоело играть со мной в «догонялки», меня просто примагнитили захватами. Это было невыносимо. Я чувствовал себя птичкой в клетке, причем птичкой, которой оторвали крылья и переломали ноги, лишив даже последней надежды – авось получится и так взлететь. В итоге, все мои мысли занимало не ранение или пойманный предатель (которого, кстати сказать, подоспевшие десы сразу же отвели в камеру), а моя вынужденная неподвижность и как производное – обдумывание изощренных наказаний энтузиастам, которые предложили сделать со мной ЭТО. Вот только освобожусь… Как ни странно это приносило утешение.

В общем я пролежал на ремстоле все два часа, пока медик восстанавливал мои системы, спаивал проводку и наносил восстанавливающие растворы на швы, и едва меня отпустили, тут же соскочил с платформы.
- Вы ж смотрите, какой прыткий, - усмехнулся Хук, складывая инструменты.
- Энергон не ждет, а боты – тем более! – весело воскликнул я.
Однако мой энтузиазм слегка притупили слова Клиффджампера.
- Э-ей! Разошелся! Скрим.. Ты уверен..? Ты же ранен был только что…
- Намекаешь, что мне не стоит идти..? – я резко обернулся к красному кибертронцу, пристально посмотрев ему в оптику. Клиффа это кажется смутило.
- Не знаю.. я о тебе беспокоюсь, - пробормотал он.
- Джампер, послушай меня. Запасы энергона на исходе. Если мы не предпримем решительных действий, все может обернуться катастрофой. Склад – прекрасный подарок судьбы. Да, это наверняка ловушка, но мы не позволим ботам обхитрить себя. Мегатрон верил, что у нас все получится и он едва не погиб, пытаясь помочь всем нам. Мы не можем сейчас отступить, не можем поколебать его веру в нас, понимаешь меня?...
Слова точно сами вырывались из вокодера, становясь все тверже, решительней, укрепляя мою собственную веру. Я видел, как загораются оптики тех, кто был в ремблоке, точно чувствовал, как с такт с моей пульсируют и их искры. Их взгляды говорили, что я на верном пути и что они пойдут со мной, во имя свободы.
- …Мы захватим этот склад. Возьмем то, что нам по праву причитается. Этим мы спасем не одну жизнь, вселим уверенность в искры тех, кто еще не с нами. Докажем всем, что вместе мы сила! Предатель пойман - и теперь все зависит только от нас! Вы со мной, друзья мои?
- Да, Скрим…мы с тобой, брат, - хором ответили Танд и Скай, к ним тут же присоединился Саундвейв.
- Ответ положительный.
Спустя минуту все, кто находился в ремблоке, присягнули мне в верности и даже какое-то время колебавшийся Клифф, обеспокоенно осматривающий меня проницательной голубой оптикой, коротко кивнул.
- Да. Ты сможешь.
У меня точно замкнуло что-то в системах, вентиляцию на миг перекрыло, но я тут же незаметно выдохнул скопившийся в механизмах воздух. Еще никогда я не чувствовал такой власти, не ощущал всей мощи, которая могла быть мне доступна. Я точно мог пощупать ее, собранную в кулак – и это придавало мне сил. Завидовал ли я своему лидеру, зная, что все это его, а я скорее так, одолжил попользоваться? Да, возможно. Но лишь отчасти. Я был рад находиться рядом с ним, в качестве его правого манипулятора, разделять власть, которой он меня наделял. Но сейчас вся надежда была на меня, я должен был повести десептиконов в бой..
- И я это сделаю. Всем проверить оружие и подзарядиться. Через час выступаем!
- Есть, сэр! – братья тихо хохотнув, откозыряли мне и убежали. Я не мог не улыбнуться, хмыкнув себе под нос:
- Пожалуй, такими темпами я быстро войду в раж, - затем посмотрел на Саундвейва. – Проверь защиту камеры. Предатель не должен сбежать. Лидер наверняка захочет с ним сам поговорить..
Связист уже обернулся, чтобы покинуть ремблок, когда неожиданно ему в процессор пришла какая-то интересная идея – он резко повернулся обратно ко мне и хитро сверкнув визором, выдал своим обычным металлическим голосом.
- Скрим, он может нам помочь.
Я ожидал всего, чего угодно, но только не такого. Оптика вылупилась по самое не хочу.
- Кто? Скурдж?!
- Он самый.
- И каким же образом?
- Спрячет нас от автоботов.
Я мигнул линзами и рассмеялся, представив себе как довольно хлюпенький десептикон прикрывает своим брюхом пол десептиконской армии, но Саунд и пластиной не повел.
- Ты не шутишь?
- Ответ положительный.
- Эмм.. Тогда объясни поподробнее. Я тебя не понимаю.
- Его ведь за чем-то послали к нам.. Узнаем зачем и используем это… - заговорил связист и я весь превратился в слух. Собственно его план был неплох, очень даже неплох, но без внешнего вмешательства трудноосуществим. Впрочем, среди нас же был мастер по разного рода вмешательствам, о чем я тут же не преминул заявить.
- Саунд, он не пойдет на сговор, если только его нехило так не переклинит. Что собственно тебе и надо сделать.
Визор связиста «улыбнулся».
- Ответ положительный. На это я и рассчитывал.
- Помощь нужна?
- Нет. Я справлюсь.
- Только, это… Саунд.. его процессор должен остаться на месте и в относительно целом состоянии. В целом – это значит не поплывшем, не перегоревшем и не взорвавшемся, - усмехнулся я. Кассетоносец в свойственной ему манере суховато хохотнул и откозырял мне, направившись к выходу. Шарк, мне это уже начинало нравиться!

До начала операции оставалось чуть меньше астрочаса и я наконец мог вернуться к тому, что мне не давало покоя с тех самых пор, как я узнал, что Дирдж не виновен.

Я нашел Рэмджета рядом с платформой его брата, тихо подошел со спины и аккуратно положил манипулятор на плечо летуна. Тот вздрогнул и слегка обернулся.
- Рэм… Прости.. Я не хотел задеть твои чувства.. Просто мне стало страшно за лидера.. и я..потерял процессор..
Искру перехватило от волнения. Я трепетно ожидал ответа, виновато смотря на авиатора, но вопреки моим опасениям он слабо улыбнулся, кивнув.
- Все хорошо, Старскрим.. я понимаю твои чувства. Я сам на твоем месте чувствовал бы то же самое.. И я тоже волновался, и за лидера, и за брата.. Пойми.. он не мог такого сделать.. Он предан Мегатрону, предан делу десептиконов.. Но что-то пошатнуло его решительность, заставило совершить безрассудный поступок – приблизиться к тому устройству.. И мне кажется я знаю что.. Я. Он беспокоился за меня..
- За тебя..? – я недоуменно уставился на задумавшегося истребителя. – Я не понимаю тебя..
- Думаю, какое-то время назад он нашел это устройство и предположил, что нас прослушивают.. А поскольку наверно ему казалось, что я веду себя довольно странно, он решил, что я тут замешан и захотел обезопасить меня.. Он любит меня, Скрим, и готов на все ради меня.. Так же как и я – ради него…
- Да, я знаю.. Это нетрудно заметить, - я слабо улыбнулся, но улыбка тут же пропала. – Но… Рэм.. У тебя что-то случилось? Почему Дирдж подумал, что ты ведешь себя не так, как всегда…?
- Это сложно объяснить… - темный летун замялся, смутившись. – Просто.. я хотел поговорить с братом о спарклингах.. Может у нас когда-нибудь был бы.. но не знал как начать..и как он к этому отнесется…
Я ошарашено мигнул оптикой, но тут же широко улыбнулся.
- Просто надо было подойти, впиться ему в губы и сказать, как сильно его любишь. А дальше слова сами нашлись бы..
Рэм улыбнулся мне в ответ.
- Да, наверно ты прав.. я так и сделаю, когда он поправится..
- Кстати, как он..?
- Думаю, лучше. В онлайн пока не возвращался, но Хук сказал, что его системы функционируют стабильно.
- Это уже хорошо… Рэм… ты с братом останешься или пойдешь с нами..?
Истребитель перевел на меня оптику и уставился прямо мне в линзы, не спеша с ответом. Казалось, его проницательный взгляд проникает в мою искру, точно пытается там что-то отыскать. Наконец Рэмджет ответил.
- Я бы очень хотел остаться с братом, но вам нужна будет моя помощь. Поэтому я иду.
- Спасибо, Рэм. Ждем тебя в назначенное время около ворот... – я хлопнул летуна по плечу и оставил его наедине с братом, по пути к выходу бросив в сторону Мегатрона задумчивый взгляд. Вот так вот нерешительность одного трансформера могла стоить жизни как минимум двоим. Поэтому для себя я решил: как только Мегатрон поправится я открою ему свои чувства, ничего не скрывая. Если буду в состоянии…

/продолжение следует/
Кто кого by Ferrari
Author's Notes:
Ну чтож, поехали дальше)
Лишь вместе мы сила,
Которую невозможно победить..
Вместе мы можем все – и мы это сделаем.


***
В тускло освещенном помещении резко зажглись медицинские прожекторы и Скурдж сощурился от яркого света. В искру закралось легкое беспокойство и он попытался перевернуться на бок, но магнитные захваты не позволяли. Следом раздался спокойный голос и бывший десептикон содрогнулся от ужаса. Прайм….
- Лежи спокойно. Рэтчет еще не закончил восстановление твоих систем.
- А.. – только и выдавил из себя Скурдж, испуганно смотря на выплывшую из полумрака дальнего угла мощную фигуру повелителя автоботов. Оптимус сложил манипуляторы на груди.
- Тебя беспокоит, как ты тут оказался? Помойные паразиты пожевали тебе броню, но десептиконы совершили ошибку, выкинув тебя на свалку. Патруль напоролся на тебя и сразу же доставил на базу. Итак, я слушаю. Четко и по делу.
Проницательная алая оптика лидера уставилась прямо на шпиона. Скурдж снова поморщился, ощущая как ноют внутренние системы, но решив, что не стоит заставлять Прайма ждать, заговорил, стараясь чтобы его голос звучал как можно отчетливее.
- Я выполнил ваш приказ, повелитель. Почти все, что происходило на базе алознаковых, вы знаете: канал связи, который создал Бластер, работал превосходно. К сожалению, десептиконы сорвали нам все первоначальные планы, поэтому последняя отчетность была довольно затруднительна. Надеюсь, я не сильно опоздаю, если доложу о результатах последнего цикла прямо сейчас, - голос Скурджа не дрожал, однако по оптике было видно, что он до дезактивации боится лидера. И шпион выкладывался по полной, буквально из брони выпрыгивал, чтобы угодить Прайму, согнать с его лицевой пластины стремительные, едва заметные, но такие опасные искры недовольства. - Но сначала.. Мой Лорд, я не виноват, правда. Я делал все, что вы мне приказывали.. Но.. им удалось меня провести, мой повелитель.. Каким-то неимоверным образом Мегатрон выжил, а меня разоблачил Старскрим.. Я не хотел ни в кого стрелять, мой лидер, намереваясь до конца играть свою роль, но они меня вынудили. Мегатрон подобрался ко мне слишком близко и мне пришлось уничтожать улики, чтобы, осознав свою ошибку, он не вышел на меня… Но.. – тут же быстро продолжил шпион, заметив как Прайм нахмурился, – …я знаю их план, все до последнего пункта: кто, где, как, когда. Это поможет нам одержать победу над десептиконами, а вам, мой Лорд, стать наконец полноправным правителем Кибертрона.
- Говори. По делу.
- Несмотря на то, что Мегатрон серьезно ранен и прикован к платформе, операция состоится под предводительством Старскрима. Их главная цель – энергон, поэтому они не будут тратить время на захват самого хранилища, а попытаются вывезти все запасы энергии через боковой вход. Они уверены, что ваши воины покинули этот сектор и не знают, что им уготована ловушка. Значит будут действовать не спеша, а у нас будет дофига времени, чтобы окружить их и уничтожить. Всех до единого.
- Возможно… - отозвался Прайм. – Но ведь они знают, что ты предал их, а значит наверняка изменят свои планы, ведь думают – и не безосновательно - что мне о них уже все известно.
Скурдж замотал шлемом.
- Нет-нет, повелитель, вы ошибаетесь. Они думают, что я дезактивировался, я уверен в этом, а проверять, остались ли части моего корпуса на свалке, думаю, не будут. Они слишком самодовольны для подобного. Так что все в порядке, мой Лорд. Последние данные, которые я вам переслал по каналу HGT-15 были до моего разоблачения. С тех пор ничего почти не изменилось – эти идиоты носились со своим раненным лидером, а потом Скрим настоял на строгом следовании первоначальному плану, - Скурдж хохотнул. – Так что стратегия ботов претерпела незначительные изменения, о чем я вам уже доложил.
С минуту стояла полная тишина. Наконец Прайм, нехорошо сверкнув оптикой, уставился прямо в линзы шпиона.
- Почему я должен верить хоть единому твоему слову? Оно и гроша не стоит, если предположить, что десы прочистили тебе процессор, записав туда необходимую им информацию.
В линзах Скурджа снова промелькнул страх.
- Я бы никогда не предал тебя, мой повелитель.. – тихо произнес бывший дес. – Я не дался бы им, не позволил копаться в моей памяти. Ты же знаешь, канал моей связи тщательно зашифрован, так же как и все архивы…Умоляю, мой повелитель, поверь мне..
- Посмотрим… - лидер медленно отступил в полумрак, одновременно с этим притушилось освещение. Лишь яркая алая оптика тирана Кибертрона выделялась в практически полной темноте…

Но неожиданно на ее месте появилось голубоватое свечение; стальные, кое-где покрытые подтеками энергона стены ремблока Йакона точно расплавились, стекли вниз, уступив место обшарпанным мрачным перегородкам камеры на базе десептиконов. На расплывающийся в воздухе, отражающийся миллионами пылинок тусклый свет вышел белый десептикон и тут же, не говоря ни слова отключился от процессора примагниченного захватами к полу Скурджа. Красная оптика предателя ошарашено мигнула, вокодер слегка приоткрылся, губы дрогнули, но процессор еще не пришел в себя после вмешательства и не переключился с иллюзорных образов на реальность. Шпион не произнес ни звука. Так же как и не особо разговорчивый Саундвейв. Развернувшись, он активизировал свое забрало, скрыв глубокий шрам от края оптики до уголка губ, и направился к выходу, не обращая внимания на изумление охранников. Броул и ЛонгХоул переглянулись. Один из боевиконов уже открыл рот, чтобы что-то спросить, но Саунд его опередил.
- Предателя снова приковать к стене и погрузить в офф. Не сильно его калечьте, наверняка лидер захочет с ним поговорить. И вколите ему легкий дезактиватор, а то процессор взорвется.. – и связист вышел из камеры, бросив мимолетный взгляд на Скурджа. Ответом ему был совершенно ошарашенный взор. Саундвейв уже не слышал, как начал рычать предатель, выкрикивая его имя, как посылал ему вслед проклятия, поливая отборным матом, не видел, как набросились на него боевиконы, пытаясь угомонить…

В коридоре Саундвейв связался со Скримом.
/Я узнал канал связи, по которому Скурдж передавал Прайму отчеты. Расшифровать архивы памяти предателя не составит труда, несмотря на то, что он так хвалился своей защитой. Да, и еще. Последний раз он посылал доклад перед разоблачением. Но по его словам за последний цикл он с автоботами не связывался. Я сейчас же вычислю время между предположительными точками выхода, длительность цикла, рассчитаю пропускную способность канала связи../
/Саунд, давай короче../
/В общем, скоро у меня будет ориентировочное время выхода Скурджа на связь и можно будет послать ботам сообщение. Скрим, я не уверен, что Скурдж не высказывал предположения о нашем грабительском характере операции.. Может стоит сменить тактику?/
/Что сказал Скурдж?/
/Что мы попытаемся вывезти весь энергон через боковой вход, не вступая в открытый бой за хранилище. Он предложил окружить нас, ведь мы думаем, что никого из автоботов на складе не будет../
/Мде.. думать так было бы наивно, даже если бы я собственной оптикой видел, как боты покидают этот сектор. Ты будешь шифровать послание Прайму?/
/Да. Образец импульсов голосового модулятора Скурджа у меня есть, составить пару фраз не составит особого труда. Тем более, что покопавшись в его процессоре, я знаю что представляли собой его доклады./
/Покопавшись? Саунд, он хоть жив..? /
/Жив.. пока еще../
По связи послышался смешок летуна.
/Пока еще – это радует. Хотя я тебя прекрасно понимаю, сам с удовольствием разобрал бы его на запчасти.. Но сейчас не время. В общем Саунд, направляй ботов к боковому западному входу. Мы зайдем с центрального, оттуда нас точно никто не ждет. И да, предположительное время рандеву с нашими друзьями – на рассвете. Основная же часть начнет уже ночью. У нас будет фора несколько часов. Даже если они появятся раньше, сориентироваться быстро не смогут. И еще… про Мегатрон ничего не упоминай. Наивно было бы полагать, что Прайм не соизволит сам возглавить торжественную встречу, но все же я осмелюсь надеяться на это…хоть чуть-чуть./
/Понял. Будет сделано. Кстати, Скрим, хочу послать Грабителя на разведку. Что скажешь?/
/Неплохая идея. Только пусть Лазербик его подстрахует/
/Хорошо/.
/Будь готов выдвинуться через пол стандартных часа. В ремблоке у Хука можешь получить свою долю энергона – надеюсь на последний рывок хватит. Пришлось выгрести все оставшиеся запасы энергии и разделить ее между десептиконами/ - послышался тяжелый вздох. - /Больше у нас ничего не осталось. Эта миссия просто обязана увенчаться успехом, иначе мы все погибли/.
/Победа будет за нами. Я верю в это./
/И я стараюсь верить. Конец связи./

Через какое-то время сообщение было полностью сформировано – для лучшего связиста Кибертрона это не составило особого труда. Трансформировавшись в магнитофон, Саундвейв настроился на канал автоботов и начал передачу зашифрованного послания прямо Бластеру…

***
Почти сразу же после получения доклада от своего шпиона, Прайм вызвал к себе новоиспеченного командира отряда, которому было суждено разбить десептиконов. И как всегда спокойно и размеренно заговорил, лишь иногда переходя на рык, при упоминании предводителя повстанцев. Стоящий по правый манипулятор от повелителя Джазз почти незаметно сжался, точно ощутив на своей броне все, что предстоит преодолеть этим самоубийцам. Однако тут же расслабился – его по сути не касалось, погибнут они или останутся живы. Лишь бы десептиконам пришел конец, а в этом он почему-то почти не сомневался, смотря в излучающую спокойствие ледяную оптику 147-го.
- ..Ты все понял? – громко спросил Прайм.
Автобот почтительно склонил голову, стоя на одном колене перед лидером.
- Да, мой повелитель. Мы все сделаем. Десептиконы будут уничтожены, любой ценой.
- Если ты это сделаешь, я повышу тебя в звании. Свободен.
147-й снова поклонился предводителю и поднявшись покинул тронный зал Прайма.
Вот оно.. Настал его час. Он либо станет офицером автоботов, либо падет в бою от манипулятора какого-нибудь десептикона. «А разве не это то, о чем ты всегда мечтал? Завершить этот порочный круг…? У меня будет выбор. Главное не ударить лицом в грязь. Если умереть, то с честью. Не подкачай, парень.»

Автобот вошел в казарму, осмотрелся. По большим синим линзам пронесся нехороший блеск. «Ну и сброд.. Убийцы, насильники, воры. Единственное, за что их следует уважать – это за силу и хитрость. Пойдут ли они до конца, придут ли на помощь своему сознаковцу, если тот будет в ней нуждаться? Ага, конечно! Единственное, что их волнует – это собственные топливные баки и лязгающие кредитки в пальцах… А собственно, настолько ли я отличаюсь от них..? Ладно, не время философствовать.. Пора действовать»
- Автоботы! Подъем! – рявкнул командир и ботов точно посдувало с платформ. Кто-то свалился в верхней полки и отряхнувшись вытянулся по струнке, кто-то ругнулся от неожиданного крика, кто-то покрыл командира трехэтажным матом, - тем не менее все вскоре стояли шеренгой перед 147-м.
- Пришло время вступить в бой в десептиконами. Мы отправляемся на склад немедленно, несмотря на то, что по заверениям нашего повелителя десы выступят только на рассвете. Мы должны быть готовы ко всему. Автоботы, трансформируемся и за мной!!
- А как же энергон?
- А много нам заплатят?
- Да мелочь, всего ничего. Столько, сколько стоят наши жизни, - хохотнул кто-то в ответ. Однако 147-й никак не отреагировал. Черно-синий автомобиль взвизгнул шинами и устремился навстречу смерти, на ходу перестраивая броню в боевой режим. Следом за ним припустились и остальные, по пути бурно обсуждая предстоящее мероприятие… Что вызывало у командира лишь мрачную ухмылку, впрочем никем не замеченную.

***
Меньше чем через час боты были на месте. Хранилище встретило их ледяным дуновением, исходящим прямо из мрачной, точно черная дыра пасти. 147-й трансформировался и первым вошел в стальную пещеру, за ним направился его отряд.
Продвигались автоботы не спеша, стараясь производить как можно меньше шума. Из-за грядущей неизвестности нейросеть у большинства была накалена до предела и вскоре системы стали сдавать.
- Как-то тут жутковато.. –в полной тишине раздался голос одного из ботов. Эхо разнесло слова, отбивая их от стен. Послышался лязг сжавшихся дрожащих дентопластин.
- Бррр.. ну и местечко.
- Тихо вы, разбудите духов… - подрагивающим голосом загадочно отозвался другой, но ответом ему был тихий смешок.
- Каких духов? Уж не тех ли, что тут напились энергона и лопнули от счастья?
- Ага, топливные баки у них не выдержали и разорвало бедняг.
- Заткнитесь!! – взвизгнул черный с красными полосками гонщик. – Это не смешно!! Духи тоже умеют мстить, отыгрываясь за свои ошибки на живых.
- Да брось, Грэпл. Что ты как фемочка?! Топливо от страха не сбрось.
- Тихо вы все, - наконец не выдержал командир, идущий впереди всех. – Слушать мешаете.
- Кэп, а кэп. А вот ты что, совсем не боишься что ли? – в голосе бота чувствовалась не столько насмешка, сколько любопытство.
- Не боюсь.
- Ооо, да ты у нас смельчак!
147-й нахмурился.
- Если вы боитесь обычных темных коридоров, в которых потоками частиц и импульсов создаются вполне естественные звуки, я начинаю вообще сомневаться в вас как в воинах.
Уязвленный автобот сверкнул алой оптикой и сжал кулаки, однако обстановку разрядил Грэпл.
- И все равно мне не по себе.. не к добру это..
- Конечно, не к добру! Все же бой ожидается, - хохотнул какой-то из отряда. – Кто его знает, что будет.. Может как раз сегодня ты присоединишься к духам этого туннеля.
- Заткнись!
Автоботы тихо засмеялись, а командир снова нахмурился. Его ладонь качнулась в воздухе, мигнул выступ на шлеме и постепенно пространство вокруг изменилось, как будто что-то надвинулось на него спереди.. или боты вступили в какой-то иной мир. Обшарпанные стены сменились перегородками из светлого блестящего металла, пол стал практически зеркально-чистым, на потолке непостижимым образом появились лампочки.
- Так лучше?
- К-как ты это сделал? – ошарашенная оптика Грэпла уставилась в спину их командира. Тот усмехнулся.
- Мои способности, подкрепленные сотнями циклов практики. Так, а теперь тихо. Мы приближаемся к главному хранилищу…
147-й слегка замедлил шаг, извлекая по пути бластер.. До конца коридора они шли все еще во власти приятных, радующих оптику образов, однако перед самой площадкой, к которой сходились все туннели склада, командир дезактивировал голограмму. Перед ними предстала реальность.. И она совсем не радовала, несмотря на то, что склад впрочем выглядел почти как всегда.. за исключением одного нюанса..
Никто из ботов не заметил, как с самого начала туннеля за ними кто-то тихо следовал, почти неслышно ступая мягкой броней по грубому металлическому покрытию пола…

***
- ..Как-то подозрительно спокойно, тебе не кажется…? – тихо спросил подошедший к Старскриму Саундвейв. Авиатор отвлекся от перетаскивания кубов в нутро Астротрейна и пристально посмотрел на связиста.
- Ты что-то чувствуешь?
Интуиция редко подводила белого десептикона и поэтому Скрим поверил бы скорее ей, чем даже себе.
- Да.. как-то неспокойно на искре..
- От Грабителя никаких сигналов?
- Ни от него, ни от Лазербика…
Повисла минутная пауза.
- Будь начеку, Саунд. Мы постараемся поторопиться, чтобы закончить как можно раньше, еще до рассвета, - Старскрим сделал знак остальным десептиконами. Когда все место, которым располагал Астро было заполнено, дес в альтрежиме поезда устремился по туннелю к выходу, где его уже ждала группа десептиконов. Началась перегрузка кубов в шаттл, скрытый голограммой.
Саундвейв же тем временем встал на стражу, вернувшись на свой пост, переглянулся с охранниками с других пунктов и получив от них отрицательный ответ, сосредоточился. Мощный процессор телепатически пытался считать сигнатуры каждого кибертронца, находящегося на складе, но его габариты были слишком огромны даже для связиста. Последняя надежда была на кассетников..

И Грабитель не подвел.. Спустя какое-то время от него поступил короткий сигнал. Саунд едва не подскочил на месте.
- Скрим. Сообщение от Грабителя. В туннели только что вошел отряд автоботов из 20-ти единиц. Прайма и офицерского состава с ним нет. С той скоростью, с которой они передвигаются, боты будут здесь через 30 астроминут. Грабитель следует за ними.
- Значит они все же заявились.. Раньше, чем я предполагал. Сколько у нас энергокубов?
- Три сотни. С этой партией будет где-то 500.
- Все равно мало…Это меньше чем 20% склада и этого не хватит нам даже на четверо астросуток. Придется принимать бой..
- Мы готовы, Старскрим! – отозвался Танд. – В конце концов, быть вблизи ботов и даже не поиграть с ними в салочки – непорядок!
- Да-да! Согласен! Раз уж мы тут нельзя упускать такой шанс! – подхватил Рэмджет.
Саунд же как всегда хладнокровно заметил.
- Мы можем застать их врасплох. Немного времени у нас есть. Они сами же попадут в ловушку, в которую хотели заманить нас. Предлагаю выдвинуть приманку и окружить автоботов.
- Хм… кто будет приманкой…?
Десептиконы молчали. Старскрим вздохнул.
- Похоже придется мне, потому что Мегатрон уж точно бы вызвался, а поскольку я его зам - буду заменять во всем.
Скайварп усмехнулся.
- Да уж.. самоотверженно.
- Ладно, по местам! Надо догрузить Астротрейна и отправить к ребятам на разгрузку. А мы тем временем займемся автоботами. Саунд, руководишь остальными, а я пожалуй разыграю небольшой спектакль… Только сперва...пару сюрпризов…

***
Автоботы ошарашено уставились на задумчиво сидящего на горе кубов Старскрима. Летун лениво поднял оптику и с совсем скучающим видом посмотрел на командира отряда ботов.
- Ммм.. ну наконец-то, а то я уже заждался вас. Долго же вы ползли…
- Старскрим? Один…? Ну и идиот! – хохотнул кто-то из автоботов.. На авиатора уставилось сразу несколько бластеров. – Прощайся с жизнью, жалкий десептохлам!
- Ты выстрелишь в одинокого воина? Трус, - губы Скрима скользнули в стороны, ни один элемент лица не дрогнул.
А вот автобот кажется засомневался.
- И правда что! Разорвем его на части!! Мы все – против несчастного десептиконишки!
- Нет, стойте! – дернулся вперед 147-й, но не успел. Подстегнутые возможностью легкой победы автоботы рванули к Старскриму и тут же разом завопили от прошедшего через их корпуса мощного разряда, сгенерированного специальной установкой Старскрима. Авиатор усмехнулся, вскочил на ноги и активизировал меч, тут же напав на ближайшего к нему бота. Со всех сторон в бой вступили остальные десептиконы, захватив временно дезориентированных автоботов врасплох.
И 147-й не стал терять ни мгновения. С характерным лязгом на лицо надвинулось забрало, а оптику прикрыл прочный черный визор, одновременно с тем как автобот резко выхватил меч из ниши на бедре. Звякнул металл: навстречу командиру отряда выступил оказавшийся ближе всего к нему Саундвейв. Во все стоны полетели искры от соприкасающихся с невероятной силой клинков. Пронзительно-голубой взгляд связиста не отрывался от столь же выразительного бездонно-черного. И никто не видел, как бешено пульсировали большие синие линзы 147-го.
По сути жизни их ничего не стоили: если они проиграют – они падут, а даже если им и удастся покинуть поле боя живыми, Прайм не терпел провала. Судьба проигравшим уготована одна.. Между тем за первые минуты боя значительная часть автоботов пала, а тем, кто пришел в себя быстрее и сумел выстоять первый рывок противника, приходилось нелегко..

/Старскрим, что у вас там происходит? Нам пришло сообщение от Грабителя, что на вас напали автоботы../ - раздался по комлинку авиатора голос Клиффджампера.
/Грабитель..не солгал../ - отражая удары, отозвался Скрим.
/Мы сейчас будем!/
/Нет!/ - тут же резко ответил десептикон. - /Ваша задача доставить кубы в безопасное место и вернуться за очередной партией. Не забывай, зачем мы тут, Клифф!/
/Но Скрим../
/Не спорь со мной! Это приказ! Выполнять! Арррх…./ - раздался по связи полурык-полустон, передача прекратилась. Клиффджампер выругался, посмотрел на свою группу.
- Мы должны помочь им!!
Темный гонщик с «перечеркнутым» знаком автоботов на капоте пристально посмотрел на Клиффа.
- Что сказал Скрим?
- Чтобы..чтобы мы отправили кубы в безопасное место и вернулись еще за партией.
Сайдсвип вздохнул.
- Джампер, он прав. Мы должны это сделать…
- Вот вы сделайте! А я помогу нашим! Вы справитесь! Сайдс, ты за главного!
- Джампер..
Однако красный гонщик уже не слушал его. Моментально трансформировавшись, он буквально влетел в туннель, за ним устремился танк – очевидно Броул решил, что от него будет больше толку именно там. Сайдс обернулся к оставшимся десептиконам.
- Давайте, ребята! У нас еще много работы.

Когда к десептиконам подошло подкрепление, пусть и не значительное, боты стали терпеть поражение. Даже два бойца, полных сил и рвущихся в бой, сумели перетянуть тягу весов в сторону борцов за свободу. Автоботы стали падать один за одним и у 147-го, сражающегося уже сразу с двумя противниками, не осталось выбора. /Мой повелитель! Десептиконы обманули нас! Они уже в хранилище! Мы терпим поражение.../ - однако сообщение так и не дошло по назначению: все переговоры, за исключением личной частоты десептиконов, глушились системами Саунда. Между тем клинок связиста пронзил манипулятор 147-го, меч упал на землю, однако моментально вылетевшие из ладоней энергетические хлысты свалили Саундвейва с ног, острыми гарпунами оставив в нескольких местах на броне глубокие разрывы. Бот поднял свой меч и на дрожащих ногах направился к белому десептикону, намереваясь добить его, однако вовремя вступивший в бой Клиффджампер сорвал врагу все планы. Темно-синий и красный трансформер сцепились не на жизнь, а на смерть, и никто не мог одержать значительного перевеса. Казалось, оба знали каждое последующее действие противника – и мастерски отражали удары, уклонялись, переходили в нападение…

А тем временем Старскрим сражался с очередным автоботом. Пропустив один из ударов, раненный авиатор упал на спину и наверняка бы уже не поднялся, если бы на помощь не подоспел его брат. Скайварп моментально телепортировался и, вынырнув между десептиконом и ботом, прямо с ходу набросился на собиравшегося прикончить Старскрима врага. Сверкнула вспышка, раздался визг выстрела, а следом протяжный стон летуна. Грэпл отбросил в сторону безвольный корпус, снова направившись к Старскриму, однако не успел сделать и пары шагов – его искру пронзил выпущенный из ракетницы снаряд. Казалось, сейчас Скрим не думал, что будет, если вспышка попадет на энергокубы… Еще до того, как поверженный автобот коснулся земли, Скрим был рядом со своим братом.
- Скай..Скай, ты меня слышишь? Не вздумай умирать!!
- Скрим..? – раненный слабо улыбнулся, но тут же сморщился от боли. Манипулятор судорожно коснулся ладони авиатора.
- Держись.. Скоро будем дома… - десептикон поднял раненного на манипуляторы и как раз в этот самый миг по связи пришло сообщение от Лазербика. Оптика зама лидера расширилась.
/Всем десептиконам!! Уходим! К складу приближается Прайм с автоботами!!/
/А как же энергокубы?/
/То, что есть, уже хорошо! Я не собираюсь приносить жизни десептиконов в жертву жадности! Одно дело горстка ботов, другое дело – Прайм с офицерским составом!/
Наполовину нагруженный Астротрейн подъехал к Скриму и выпустил трап. Авиатор аккуратно уложил на пол Скайварпа, следом десептиконы занесли остальных раненных товарищей.
- Все колесные - в шаттл! – проницательная оптика Скрима окинула поле боя. Кое-где все еще сражались десептиконы. Но по приказу командира они вырывались из боя и устремлялись к транспорту. Лётные формы тут же трансформировались.
Только Клиффджампер с Саундвейвом никак не могли избавиться от упрямого темно-синего гонщика. В какой-то момент, казалось, тот одержит верх: откинув связиста в сторону, 147-й повалил Клиффа на землю и, взмахнув мечом, начал наступать на врага, Обезоруженный красный гонщик попятился. Скрывавшие оптику и губы автобота элементы забрала скрылись в пазы, сверкнули голубые линзы, точно предчувствуя торжество расправы. Клиффджампер замер, ошеломленно мигнув окулярами.
- Нет..не может быть… Дж… - но он не договорил. Одновременно с тем как по голубым линзам 147-го промелькнуло непонимание его броню прошил снаряд, выпущенный Старскримом. Пошатнувшись, автобот упал на землю, едва не придавив Клиффджампера.
- Клифф! Отступаем! Быстро!! – закричал авиатор.
Пару нанокликов красный гонщик не мог оторвать взгляд от побежденного автобота, а затем неожиданно поднял его на манипуляторы, забросил себе на плечо и вместе с раненным устремился к шаттлу.
- Зачем ты тащишь его с собой!!??
- Я тебе потом объясню, Скрим. Не сейчас.. – пробормотал Клифф. Летун лишь мотнул шлемом, помог доковылять до транспорта раненному связисту и, одновременно с Астротрейном в режиме поезда, устремился по коридорам к выходу. Трехрежимник трансформировался на выходе из туннеля и устремился в небо. С секундным опозданием за ним последовали Тандеркрекер, Блицвинг и Рэмджет. И лишь Скрим слегка задержался, установив в самом хранилище и на выходе из него пару взрывных устройств. Однако они все равно не успели.. Чуть в стороне показались яркие точки и они все приближались.
/Автоботы.. Их надо задержать! Танд, Рэм – за мной! Блиц, обеспечиваешь Астро и шаттлам прикрытие!/
/Понял, командир! Будьте осторожны/
Авиатор резко развернулся и открыл огонь по приближавшимся врагам, к нему присоединились остальные десептиконы. Вскоре раздался ответный залп, а еще спустя пару минут враги столкнулись лицом к лицу в неравном бою. В небе раздавались взрывы, раскатисто громыхали снаряды, слышался лязг соприкасающихся мечей… однако вскоре сопротивление было задушено: автоботы окружили зависших в воздухе спина к спине врагов, наставив на них все имеющиеся орудия. Чуть вперед на антигравах вылетел Прайм. Несмотря на то, что две трети лица были скрыты забралом, в оптике повелителя автоботов читалось презрение и насмешка:
- Какая встреча, - мрачным голосом изрек автобот. – Старскрим..? А где же твой повелитель? Я так мечтал с ним встретиться.. .
Авиатор ничего не ответил, лишь стиснуд дентопластины и посильнее, насколько это возможно, сжад меч в раненной руке.
- Чего молчишь? Вокодер сломался? Ааа, я знаю, он бросил вас на произвол судьбы, решив заняться более полезным делом, поэтому ты и бесишься. Мудрое решение, он слегка вырос в моих глазах.
- Заткнись, Прайм, - прошипел десептикон. – Никто не смеет наговаривать на нашего лидера!
- Ты хочешь мне помешать..? – в голосе Оптимуса послышались ледяные нотки. – Попробуй, хлам!
Авиатор дернулся ему навстречу, но тут же пошатнулся, приняв на себя несколько выпущенных сподвижниками Прайма снарядов. Едва не отключившегося десептикона поддержал его брат, сверля автобота яростным взглядом.
- Хочешь нас прикончить – давай, но не смей порочить имя Мегатрона!!
- Ах, сколько преданности, - усмехнулся Оптимус. – Я тронут. Автоботы, уничтожить этих глупцов, – и первым наставил дуло бластера прямо в искру Старскрима..
Однако выстрелить не успел: оружие выпало из нашпигованного снарядами манипулятора. Взбешенный взгляд автобота устремился в сторону стрелявшего.
- Мегатрон?
- Мегатрон…? – едва слышно повторил Скрим, ошеломленно мигнув линзами.
Чуть в стороне от них ослепительным светом блеснул серебристый корпус. Оружейные порты не прекращали наполняться снарядами, покрывая автоботов нескончаемой сетью смертоносных потоков. Кибертронский истребитель мастерски маневрировал, при этом рассчитывая выстрелы с такой точностью, что они пролетали буквально в нескольких стандартных сантиметрах от десептиконов, разя врагов точно кара Праймуса.
/Тандер, хватай Скрима и уходите! Я прикрою!/ - отошло летуну сообщение, и тот не заставил упрашивать себя дважды, поудобнее перехватил брата и активизировав ускорители, направился в сторону Полигекса.
/Танд… Танд.. нет.. как же Мегатрон…? мы не можем оставить его одного../
/Заткнись, брат! Он рисковал собой ради тебя, и я не позволю тебе совершить очередную глупость!/
Скрим ничего не ответил, долгим взглядом смотря назад, где еще виднелись вспышки взрывов…Однако вскоре вдали показалась яркая точка. Она нагоняла их и спустя пару минут практически поравнялась с летунами. Старскрим слабо улыбнулся…

Приземлились они все вместе. Тандеркрекер подхватил брата на манипуляторы и быстрым шагом направился внутрь базы, следом устремились и Рэмджет с Мегатроном. В ремблоке их уже ждали прибывшие чуть раньше друзья.. и Хук, носящийся от одной платформы к другой. Заметив Мегатрона, он лишь нахмурился, но ничего не успел сказать: быстрее активизировался переполненный эмоциями Старскрим.
- Мегатрон!! Ты спятил!! Что ты там делал?!
Лидер усмехнулся, сел на платформу. Только сейчас все присутствующие смогли разглядеть, что грудная пластина их командира еще даже не была полностью собрана.
- Да-да, Скрим, я тоже рад тебя видеть..
Авиатор, аккуратно опущенный на ноги для последующей транспортировки на освобождающуюся платформу, улыбнулся, но тут же, заметив состояние брони лидера, нервно сглотнул подступивший энергон, резко обернувшись к Хуку. Медик пожал плечами.
- Когда я сказал, что вы на складе ботов, он попросту сорвал всю проводку и только я его и видел. Я даже пискнуть не успел, как рев турбин уже затихал..
Скрим вздохнул, отпустил плечо брата и пошатываясь подошел к предводителю.
- Ты же обещал мне, что будешь беречь себя..
- А ты – что не станешь рисковать из-за меня жизнью..
- Я такое обещал?
- Ммм.. потенциально да.. Во сне.. – лидер кажется смутился.
Старскрим хохотнул и тут же обнял Мегатрона, прошептав.
- Я рад, что ты жив…
- И я..
- Мегатрон…
- Мммм…?
Но ответа не последовало. Лидер слегка отстранил уткнувшееся ему в плечо лицо авиатора и тут же вздрогнул – оптика Скрима не горела.
- Хук.. Он…он…
- Всего лишь вылетел в перезагрузку...я надеюсь… Давай его на платформу, быстро.
Мегатрон едва не подскочил, аккуратно положил раненого на ремстол и отошел чуть в сторону, сев на стул. Собственные еще не до конца восстановленные системы ныли от напряжения, разом обрушившегося на них. Ладонь Мегатрона коснулась грудной пластины и аккуратно погладила ее. И тут только он понял: его системы в норме, насколько это слово применимо к еще недавно едва не дезактивирующемуся трансформеру, а вот искра болела… За Старскрима, за всех десептиконов, за тех, кто пал в этой битве, в которой рядом с ними не было их предводителя…

/продолжение следует/
Победа или поражение? by Ferrari
Что есть победа? Поражение врагов?
Или что-то, что приносит удовлетворение?
Даже если она далась слишком дорогой ценой?


Полигекс. База десептиконов. Ремблок

Каждый в этой битве получил те или иные повреждения и именно ремблок сейчас больше напоминал штаб – скопление трансформеров здесь было просто ужасающим, не говоря уже о носящихся между платформами медиках и дроидах – вернее двух медиках и кучи маленьких шумных пищащих машинок. Помощники Хука занимались теми кибертронцами, которым не требовалось срочное вмешательство и операция на жизненно важных системах, и таких к счастью было подавляющее большинство, что не могло не радовать. Однако несмотря на победу в этом бою на искрах десептиконов точно шарки скреблись: некоторые их товарищи покинули ряды десептиконов навсегда, воссоединившись с Праймусом (так часто говорил Клифф и волей-неволей десептиконы свыклись с мыслью, что своей жизнью обязаны некому высшему разуму).
Сцапанных кубов энергона оказалось больше, чем полагал Скрим и едва энергия с нескольких шаттлов и Астротрейна была сгружена на склад, Мегатрону поступили точные данные. При экономном расходе запасов этого десептиконам должно было хватить на несколько десятков циклов, а учитывая, что последние крохи энергии были разделены между воинами, участвующими в операции, это было не так уж плохо.
Лидер распорядился тут же выделить всем по кубу энергона и самый уцелевший после боя воин, коим оказался лишь слегка поцарапанный Астротрейн, вкатился в альтрежиме в ремблок и с криком: «Подзарядка для победителей!!» - принялся за раздачу кубов. Некоторые тут же разрывали оболочку и жадно вливали в себя энергию, другим приходилось помогать, чем тут же занимался Хук или Скреппер, выливая содержимое куба в специальную емкость в устройстве платформы, работающем по типу капельницы. Раненному связисту, который был в сознании, но при этом даже приподняться на ремстоле не мог, из-за поврежденных гарпуном 147-го нижних конечностей, вызвался помочь его кассета Френзи. Маленький десептикон разорвал оболочку куба, взобрался на деку Саунда и не без труда приподняв его верхнюю часть корпуса, приблизил куб к губам белого кибертронца.
Постепенно раненные приходили в себя и покидали помещение, чтобы не создавать толпу, отправляясь по делам по приказу лидера. В медблоке остались только тяжело раненные и те, кто отказывался покидать его, устроившись на стульях как говориться за компанию. И уже то, что все начинали шутить, было весьма хорошим знаком. Напряжение медленно, но верно спадало. Даже Хук заухмылялся, перестав злиться на предводителя за его весьма опрометчивый поступок. Однако снисхождение было заработано немалым трудом.
- Ну прости меня, я больше так не буду.. – вполголоса бормотал Мегатрон, сидя на краешке платформы Старскрима, но не отрывая взгляда от занятого раненным Саундом медика. Чуть в стороне тихо хихикали Клиффджампер и Сайдсвип, так сказать сочувствующие, решившие, что будут пока подле лидера и его зама.
- Правда не будешь? Обещаешь…? – не отрываясь от работы так же тихо произнес Хук.
- Да, обещаю.. Клянусь…хм.. ну хотя бы Старскримом.
- Ладно, верю, - медик усмехнулся. – И вот еще что, пообещай, что не станешь сбегать с ремблока..
- Обещаю..
- И что станешь приходить на каждый осмотр, вне зависимости от того, сколько у тебя дел.
- Хук, ты требуешь от меня слишком многого!
- Мегатрооооон… - протянул медик и лидеру пришлось сдаться.
- Ладно, и это обещаю.
- Ну вот теперь я готов выслушать твои объяснения..
- Хук!
- Ладно-ладно, шучу! – хохотнул конструктикон, а десептиконы не сдержались и рассмеялись. Но тут же смолкли под тяжким взглядом медика.
- Не шуметь в медблоке. В общем, я сейчас закончу с Саундом, посмотрю как там этот автобот и после проверю как функционируют твои системы, Мегатрон. Кстати, об автоботах. Кто-нибудь, Праймуса ради, объясните мне, за каким шарком вы притащили на базу этого бота?! – медик ткнул пальцем в примагниченного к платформе оффного 147-го.
- Да-да, и мне интересно… - тихо отозвался очнувшийся Старскрим и тут же пояснил. – Вы так громко ржали, что мои системы не выдержали, - кончик губ авиатора медленно пополз в сторону.
- Я объясню.. попробую, во всяком случае, - Клифф поднялся и подошел к платформе с раненным темно-синим гонщиком, устремив взгляд на прикрытые оптическими диафрагмами линзы последнего. – В мое время, на моем Кибертроне среди моих друзей автоботов был один молодой боец, звали его Джолтом. Славный был малыш, веселый, непосредственный, добрый.. Мигнет своими большими голубыми окулярчиками – и сразу весь офицерский состав растает, - Клифф слабо улыбнулся, но тут же грустно вздохнул. – Он исчез, уже давно.. Подозреваю, что во время очередного задания он влип в передрягу – в этом был весь он – и не смог выбраться, а мы об этом так и не узнали. Мы не прекращали поиски, надеясь отыскать хоть намек на то, что он жив, но все было безрезультатно. А потом враги снова активизировались и Прайму пришлось отдать приказ о прекращении поисков. В общем…кто бы ни был этот автобот, он напомнил мне Джолти… Может..может это он..? Хотя нет, это было бы странно..
- Не более странно, чем способ, которым попал к нам ты, - негромко ответил Сайдсвип.
Мегатрон задумался.
- Думаю, мы можем это проверить..
- Мегатрон, он управляет электричеством, как Джолт! И...у него голубая оптика, только во время боя он прячет ее под темным визором..
- Голубая оптика еще ничего не значит. То, что большинство десептиконов с голубыми линзами, а автоботов - с красными, это лишь совпадение. Просто многие ученые, строители, медики, - мирные кибертронцы, которым изначально была встроена голубая оптическая система, - решили присоединиться к нам, а боевые единицы стали автоботами. Но в любом случае гадать не имеет смысла, спросим у него самого, - Мегатрон посмотрел на отключенного бота, как будто одним взглядом мог понять, какие тайны скрывает его искра. - Хук, восстанавливай его и если он будет в состоянии, конвоируйте его в камеру и дайте мне знать, а я все же поговорю со Скурджем. Может ему есть что еще нам сказать.
От подобного заявления Старскрим резко дернулся на платформе - и, поняв его беспокойство, вперед выступил Сайдсвип.
- Я пойду с тобой.
- Хорошо, Сайдс. Тогда пошли, - лидер успокаивающе погладил манипулятор Скрима, мол, все хорошо, не волнуйся, и уже хотел подняться, как пальцы авиатора сжались на его запястье, а оптика умоляюще потонула в голубых линзах предводителя.
- Мегатрон… - тихо произнес Скрим. – Нам надо поговорить…
- Обязательно, Скрим, - слабо улыбнулся лидер. – Но чуть позже.. тебе надо отдохнуть..
- Но..
- Никаких «но»! Хук, проследи за ним.
- Уж я-то прослежу, - точно угроза, прозвучал ответ. - Не забудь о своем обещании, лидер. И помни, твои системы еще не до конца восстановились..
- Я помню, - Мегатрон кивнул и бросив на Скрима нежный взгляд, прошептал: «Поправляйся» - и покинул помещение. Никто, даже Сайдсвип, вышедший за лидером, не заметили, как ласково мигнула оптика предводителя, а на губах заиграла немного грустная улыбка. Всем своим естеством Мегатрон ощутил нетерпение энергетического поля своего зама и вздрогнул сам, прекрасно понимая, что это могло значить. Неужели Скрим слышал его слова тогда, в отсеке, который они делили на двоих; неужели его полуоффные объятия, нежные прикосновения шлема к грудному отсеку лидера были продиктованы искрой авиатора, а не обычным электрическим голодом, жаждой слияния полей..? Если так, почему же он до сих пор молчал, почему не сказал ни слова, не развеял опасения предводителя, страх, что он так и не услышит от Скрима того, что уже давно мечтал услышать..?
- Мегатрон, все в порядке? – от стремительных мыслей, проносящихся в процессоре, оторвал слегка встревоженный голос гонщика. Лидер вздрогнул.
- А..что? Да-да, все хорошо.
Оптика серебристого десептикона мерно засветилась. Несколько растерянное, мечтательное выражение лица сменилось уверенностью и спокойствием, прямо-таки излучающими внутреннюю силу командира Сопротивления. Мегатрон ровным, неторопливым шагом направился к лифту, который должен был спустить их на нижние уровни базы. За ним направился и Сайдсвип.

В ремблоке тем временем повисла гнетущая тишина. Хук напряженно склонился над пленным автоботом, Саунд вылетел в перезагрузку и теперь неподвижно лежал на платформе с выключенной оптикой. Клифф, приставленный к 147-му в качестве временного охранника, расположился на стуле чуть в стороне и, нахмурившись, о чем-то задумался, вперившись взглядом перед собой. В подобном глубоком размышлении находился и Старскрим, уставившийся тускловатой оптикой в потолок. Всех остальных ремблок попросили покинуть.
Наконец невыносимую тишину нарушил Клиффджампер, задумчиво произнеся:
- Внешне он совсем на него не похож…У Джолта был мощный грудной отсек с бронированным стеклом, элементы на нижних и верхних манипуляторах из такого же прочного материала, крылья-дверцы за спиной и колеса на ступнях.. Хотя вот конфигурация шлема похожая… и даже выступ такой же.. Вот только рта у него не было.. Вместо него – динамик, скрытый в стыках пластин.. Странно… Как будто что-то есть и в то же время совсем не то..
- Ты не забывай, что это иной мир, - негромко ответил Старскрим. – Все мы чем-то похожи на ваших и в то же время другие. Вспомни, даже ты несколько отличаешься от того, кого мы знали как Клиффджампера..
- Да, ты прав… - Клиф замолчал.
- Тебе хочется, чтобы этот автобот оказался именно твоим другом, я прав?
- Да, наверно.. Не то, чтобы мне не по себе среди вас, просто.. я был очень привязан к Джолту и его исчезновение ударило меня прямо в искру.. Конечно тяжело осознавать, что все это время он служил Прайму, но он жив.. Для меня этого достаточно. И друзья, те кто остались там, были бы рады узнать, что малыш не погиб. Оптимус тоже тяжело переживал те события, виня в пропаже молодого бота себя.. – гонщик вздохнул. Перед оптикой стали появляться картинки из прошлого, но им не суждено было дать ответ: вмешался Хук - и хрупкие воспоминания рассыпались как песок.
- Ммм.. мы можем проверить твой это друг или нет.. – медик даже не оторвался от работы, склонившись над автоботом.
- Каким образом?
- Ну, во-первых, есть шанс, что на Йаконе ему не подтерли всю память, и если это бот из твоего мира он будет помнить хотя бы отрывки своей прошлой жизни.
- А если подтерли?
- Ну тогда.. Видишь ли, есть некоторые элементы в конфигурациях механоидов, которые довольно трудно заменить, и любой медик, считающий себя специалистом, десять раз подумает, прежде чем браться за операцию, тем более если в ней нет прямой необходимости. Я к чему..Сейчас по твоим словам он сильно отличается от того бота, которого ты знал, но возможно под этими пластинами остались элементы, которые свидетельствуют о его былом строении.. Если мы найдем хотя бы один такой, выбивающийся из общей конфигурации, можно будет заключить, что это и есть Джолт.
- И ты можешь сделать это прямо сейчас?! – едва ли не выкрикнул Клифф, подавшись вперед. Оптика бота сверкала надеждой.
- В принципе могу, конечно, пока он в оффе и примагничен..
- Давай!
Хук усмехнулся: ох уж этот молодняк, все им неймется. Впрочем, Клифф его заинтриговал и медику самому стало интересно. Вооружившись лазерным скальпелем, он сделал быстрый надрез по шву темно-синей грудной пластины, когда бот неожиданно резко активизировал оптику и, зарычав, дернулся, пытаясь освободиться. Линзы пошли тонкими угрожающими черточками, придав выражению лица автобота прямо дьявольский вид.
Когда первая попытка заполучить свободу не увенчалась успехом, 147-й понял, что оказался в плену у врагов. Не такой участи он хотел для себя. Процессор начал лихорадочно соображать, дентопластины до скрежета сомкнулись. «Вам меня не заполучить…» - промелькнула отчаянная мысль. По всему корпусу гонщика прошли волны энергии, ударившие медика и попытавшего было успокоить раненного бота Клиффа. Десептиконов отбросило к стене, а пленный задергался, пытаясь скинуть магнитные захваты и раз за разом обрушивая на них разряды и стегая заодно и себя.
- Зря стараешься.. - послышался спокойный голос авиатора.
Автобот замер, настроил оптику, уставившись на лежащего десептикона.
- Освободи меня!! – зарычал он в ответ, но Старскрим лишь рассмеялся. Ему надо было потянуть время, пока в ремблок не прибудет охрана…
- Ага, конечно, размечтался. Уже побежал. Если ты не заметил, я и встать-то не могу.
- Сейчас встанешь.. – зловеще пообещал автобот и, извернув манипулятор в захвате, направил ладонь на ближайшего к нему Клиффджампера, тщетно попытавшегося подняться на ноги после перегрузки всей нейросети. – Освободи меня, иначе я сделаю так, что его системы замкнет..навсегда.
- Не делай того, о чем потом пожалеешь.
- Почему я должен пожалеть об этом?
- Потому что он заступился за тебя, а ты хочешь его убить…
147-й удивленно мигнул линзами, покосился на Клиффа, но тут же снова уставился на Старскрима.
- Не лги мне!! Даже если предположить, что он хотел мне помочь, он убил бы меня там, на складе! Прикажи освободить меня!
- Ладно, успокойся.. – вздохнул Скрим и отдал приказ дроидам дезактивировать магнитные захваты. – Только не делай глупостей..
Спустя пару минут автобот был свободен. 147-й поднялся на ноги и прижимая манипулятор к поврежденной грудной пластине, сделал пару шагов по помещению, быстро осмотрелся и послал пару импульсов в охранные системы ремблока, замкнув их. Затем медленно подковылял к Старскриму.
Никто не заметил, как чуть в стороне зашевелился Саундвейв и осторожно активизировал оптическую систему. Морщась от боли он медленно приподнялся на платформе, не сводя взгляда с темно-синих броневых пластин спины, когда неожиданно встретился с обеспокоенным взглядом авиатора. В голубых линзах точно читалось: «Саунд...не надо…» И одновременно с тем, как резко обернулся 147-й, заметивший белого трансформера в оптике Скрима, как молниеносно выставил вперед трещащий разрядами манипулятор, Старскрим закричал:
- Не надо!!! Не трогай его! - а затем твердо добавил, когда автобот чуть опустил ладонь. - Саунд, ляг обратно! Это приказ!
С минуту связист колебался, но подчинившись умоляющему взгляду истребителя – оба понимали, что в таком состоянии Саунд наверняка не выдержит электрического удара – вытянулся на платформе. И 147-й не стал стрелять, вновь обернувшись к Скриму. По губам бота скользнула довольная усмешка.
- Какой беззащитный.. Приятеля спас, ну а сам-то что будешь делать? Повелитель, думаю, был бы рад узнать, что одним его врагом стало меньше..
Старскрим даже линзой не повел, смотря прямо в горящую холодным пламенем синюю оптику.
То, что запретили предпринимать раненному связисту, решил провернуть Клиффджампер. Отвлекшийся на авиатора 147-й не заметил, как со спины к нему подошел пришедший в себя гонщик и стремительно набросился на врага.
- Стреляй, идиот! – выкрикнул Скрим, однако в ответ раздалось лишь тихое: «Нет», - и тут же красный механоид поплатился за свою нерешительность: очередная волна энергии пронзила его корпус и системы разом отключились, а следом в стену полетел и корпус, откинутый автоботом.
Однако за то время, пока беглец был занят Клиффом и Скримом, медику удалось вызвать подкрепление. Несмотря на то, что сигнализация оказалась выведенной из строя, а личную связь глушило мощное электрическое поле 147-го, охранники получили сигнал и вскоре в ремблок вбежали несколько боевиконов, тут же обрушившись на пленника. Послышался лязг ударов, свист проносящихся в воздухе кулаков и вскоре автобот упал на пол, не в состоянии сопротивляться превышавшим его по габаритам противникам. Взвизгнули активизировавшиеся на манипуляторах 147-го стазисные наручники и бот безвольно замер на полу.
- Фуф…Все живы, никто не ранен? - поинтересовался ЛонгХоул, поднимая пленного за заведенные за спину руки.
- Почти… Клифф в оффе..
- Сильно ему досталось?
- Порядочно, но он поправится.. – медик поднял гонщика на манипуляторы и положил на платформу, покачав шлемом. Поведение бота он слабо понимал, хотя возможно в глубине искры Клифф верил, что этот автобот может действительно оказаться его давним другом.
Мимолетный взгляд скользнул по Саунду и удостоверившись, что игра 147-го с электричеством – надо сказать весьма профессиональная – никак не навредила подключенным к связисту системам, Хук обратил все свое внимание на перегруженные механизмы Клиффджампера.
Тем временем Скрим распорядился, с трудом приподнявшись на платформе.
- Доставьте его в камеру и доложите Мегатрону. С ним потом поговорим.
- Будет сделано, - и автобота поволокли вон из ремблока.

Йакон. Личные покои Прайма.

Тиран Кибертрона неподвижно сидел в огромном кресле, мрачной оптикой уставившись в стену и то и дело награждая работавшего над его лицевой пластиной Рэтчета оплеухами и изощренными проклятиями. Отшатываясь от очередного удара медик снова возвращался к делу, стараясь действовать еще более осторожно, чем прежде. А работать действительно было над чем. Вся правая часть лицевой пластины повелителя буквально расплавилась от жара, обрушившегося на автоботов в хранилище, и сейчас больше напоминала бесформенную массу перегорелой проводки и подтеков металла, в которой резко и как-то даже зловеще выделялись круглые, слегка поврежденные на краях алые линзы. И одна только мысль об этом заставляла Прайма рычать в невыносимом желании разорвать кого-нибудь на части. И желательно, чтобы этим кто-то был сам Мегатрон или на худой конец Старкрим.
- Осторожнее, идиот! – рыкнул Оптимус, снова наградив своего личного медика пощечиной. – Я тебе не груда металла, чтобы со мной так обращаться!!
- Прости, повелитель.. Больше не повторится..
- Хотелось бы верить.. – пробормотал Прайм и погрузился в воспоминания, снова и снова вспоминая свое поражение, еще сильнее себя накручивая…

…Автоботы были весьма удивлены резким выходом Мегатрона из игры, и потому минутное замешательство едва не стало роковым. Очевидно зафиксировав изменения энергетического фона в энергохранилище, чего не удосужился сделать ни один из подчиненных Прайма, лидер десептиконов резко вырвался из боя, успев до того, как большинство врагов поглотило взрывом. Те, кто были ближе всего к эпицентру, погибли мгновенно, остальных разбросало в разные стороны. Осознание произошедшего пришло не сразу: лишь спустя пару минут, когда дым рассеялся и оптические сенсоры перестали невыносимой болью отзываться на резкое повышение температуры, сквозь огонь Прайм увидел зияющую впереди пропасть. Это был конец крупнейшего хранилища энергона Империи автоботов.
Забыв о боли, разъедающей всю правую часть корпуса, повелитель сделал пару шагов навстречу огню, совершенно не обращая внимания на стоны и крики раненных и полудезактивированных подчиненных. Его линзы, в которых яркими бликами отражались языки полымя, были обращены на то, что еще совсем недавно было едва ли не его величайшим богатством… и все вокруг сотряс мощный рык, заставивший содрогнуться даже стальную поверхность планеты. В следующую минуту Прайм точно подкошенный рухнул на землю и отключился. Раскаленные потоки металла, стекающие по его броне противно шипели, приходя в реакцию с энергоном, мерно, мучительно капавшим из разорванной проводки…


Лидер вздрогнул от жалобного сона и рывком вернулся в реальность, тут же встретившись с умоляющей оптикой своего медика.
- Повелитель, прошу вас…
Черный манипулятор автобота слабо пошевелился в мощных тисках - и тут же старший офицер ремблока снова заскрежетал дентопластинами. Прайм разжал пальцы, которые до хруста брони стиснули манипулятор медика и казалось на весь зал разнесся облегченный вздох. Рэтчет снова принялся за восстановление внешнего вида лица Оптимуса, пока тот снова погрузился в воспоминания, но теперь уже несколько иного характера..

147-й, тот которого повелитель сам назначил ответственным за это мероприятие, не вышел на связь, когда следовало, и потому Прайму самому пришлось лететь к хранилищу. Он подвел его, а это было не лучше предательства!

Линзы Тирана Кибертрона нехорошо сверкнули.
- Долго ты там еще будешь копошиться? У меня нет времени.
Холодный тон Прайма казалось застал медика врасплох. Рэтчет вздрогнул.
- Мой повелитель, это серьезные повреждения и они не исправляются за один астрочас.. – начал было тот, но был грубо прерван:
- Молчать! Позови ко мне Джазза и Хайда, а сам убирайся! Потом продолжим.
Медик не посмел перечить Оптимусу, зная что это может плохо кончиться, а потому поклонившись быстро покинул тронный зал Прайма, на ходу связываясь с замами лидера.
/К Прайму, живо. Он вызывает/ - на губах серебристо-красного автобота появилась мстительная ухмылка. Буквально с первых минут нахождения на базе Прайма все его подчиненные поняли, что повелителю лучше не попадаться на оптику. А потому никто особо не жаждал оказаться в непосредственной близости от лидера. Тем не менее чаще всего судьба не спрашивала их, чего они хотят, повинуясь требованиям Тирана.
Сглотнув подступивший к горлу энергон, Джазз переглянулся с Айронхайдом и подковыляв к двери личных покоев лидера, постучался. К слову сказать, оба зама повелителя выглядели ничуть не лучше чем он сам: помятые, кое-где с расплавленными элементами, которые еще не успели заменить, мрачные и плюс ко всему прочему жутко испуганные. Однако Прайму казалось было все равно. Едва оба приблизились, Оптимус вскочил с трона и наконец сорвался, выместив на них всю накопившуюся злость:
- Шарков вам в выхлопы!! Идиоты!! – Джазз отшатнулся от мощной оплеухи. Следом такая же ждала и Айронхайда. – Кучке десептохлама удалось провести выпускников Военной Академии Кибертрона. Позор! Где ты был Джазз, когда десептиконы готовили эту вылазку на склад?! Я тебя спрашиваю! На колени!!!
Очередная пощечина заставила лейтенанта автоботов упасть перед лидером.
- Я…я… мой повелитель, я думал вы доверяете нашему шпиону в их рядах.. – промямлил диверсант, стараясь не смотреть в оптику лидера.
- Ты думал? Ах ты думал??!! Что-то не похоже! Если бы ты активизировал процессор, Джазз, то сообразил бы сам, что доверять на все 100% нельзя никому! Ты один из лучших диверсантов Кибертрона – мне что ли учить тебя как делать твою же работу?!
- Но повелитель…
- МОЛЧАТЬ!
Слова застряли в вокодере Джазза и он лишь склонил шлем, полагаясь на милость предводителя.
- Это последний раз, когда после такого я оставляю тебя в живых! Молись, чтобы в следующий раз, когда вознамеришься подвести меня, какой-нибудь десептикон пристрелил тебя на месте. Тебе понятно?!
- Да, мой Лорд…
- Великолепно… Где Бластер?
- Мой повелитель.. – предупредительно вставший на одно колено Айронхайд почтительно склонил шлем. – Связист найден в своем отсеке дезактивированным. Пробил себе искру.. Сейчас он в ремблоке. Рэтчет думаю уже зафиксировал время смерти..
- Вот как.. Чтож, отлично, - ни один элемент не дрогнул на поврежденном лице тирана. - Извлеките из него все уцелевшие механизмы. Самого – в плавильную печь.
- Повелитель, я думал…
Холодный взгляд Оптимуса, вперившийся в своего зама, отбил у него желание продолжать.
- И ты тоже..? Поздновато вы начинаете думать..
- Я просто имел в виду…
- Еще одно украшение для холла? Нет, - лидер мотнул шлемом. – Такие автоботы – позор Империи, так же как и все вы. Но во всяком случае, вы меня не предаете. А лучшим экспонатом моей коллекции будет дезактивированный корпус Мегатрона! Только все придется делать самому! – Прайм сделал небольшую паузу, как будто размышляя, затем продолжил. - Прикажите прислать мне кого-нибудь из академии, профессионала. А еще лучше – мне нужен Саундвейв! Если он не присоединится к нам дезактивируйте его! Разрыв слишком велик…
- Будет выполнено, мой повелитель, - Хайд поклонился.
- Из отряда 147-го кто-нибудь остался жив?
- Нет, мой Лорд. Все дезактивированы.
- А сам их командир?
- Среди трупов его не было.
- Найдите его корпус. Если он еще функционирует – принесите на базу, я сам с ним поговорю... - оптика лидера нехорошо сверкнула, однако начальник охраны не заметил этого: Прайм развернулся к нему спиной, вперившись в голографический экран. – Если он попал в плен – уничтожьте его, так же как и Скурджа. Потенциальных предателей мне не надо.
- Будет сделано, повелитель.. – в очередной раз поклонился Хайд.
- Надеюсь, хоть ты меня не подведешь. Свободны. Оба.
Автоботы покинули тронный зал Тирана, оставив его задумчиво уставившимся в голографический экран. Один только Праймус знал, какие изощренные планы мести зарождались сейчас в его процессоре…

Полигекс. Камеры на нижнем уровне базы десептиконов

Один из боевиконов активизировал тяжелую стальную дверь и пропустил Мегатрона в камеру Скурджа. За ним в маленькое помещение вошел Сайдсвип и сам охранник. Оба замерли у стены безмолвными статуями. Мегатрон же приблизился к Скурджу, опустившись всего в метре от него на корточки.
Предателя примагнитили к стене как и было приказано. Действие дезактиватора уже заканчивалось, поэтому тот был в онлайне. Шпион поднял на десептиконов ничего не выражающую оптику, но тут же по губам его скользнула презрительная ухмылка.
- Ааа.. явились. Не могу сказать, что рад видеть вас во здравии, Лорд Мегатрон.
Мегатрон, казалось, не услышал его слов. С минуту он пристально смотрел прямо в оптику шпиона, затем так же безмолвно поднялся и решив что разговор предстоит долгий и нудный, поудобнее переставил стоящий в углу стул прямо перед предателем, спинкой к нему, опередив бросившегося было помочь ему боевикона. Затем уселся, сложив манипуляторы на спинке.
- Надеюсь, ты понимаешь, что от того, что ты сейчас скажешь, будет зависеть твоя жизнь.
- То есть, если я буду молчать, вы меня пристрелите? - усмехнулся Скурдж. – А как же честь десептикона? Я же военнопленный и у меня есть права - так кажется сказал ваш Клиффджампер Лорду Прайму? И поплатился за это, - предатель хохотнул.
Стоящий у двери боевикон затрясся от ярости и до скрежета сжал кулаки. Казалось, он вот-вот набросится на предателя, и с рыком типа «Ты не воин, а шарктиконов выродок!!» отделает по первое число. Но тем не менее он сдержался, отчасти благодаря Сайдсу, почти незаметно прикоснувшемуся к его ладони.
Тем временем Мегатрон заговорил.
- Да они у тебя есть, и именно поэтому ты еще жив и можешь говорить. А расстреливать тебя никто не будет – Клифф прав, мы не такие. Но на твоем месте я бы не расслаблялся. Твой лидер сам тебя убьет при первом же удобном случае.
- Ты врешь… Он доверяет мне… - пробормотал Скурдж, но в оптике его промелькнул нешуточный страх и предчувствие чего-то ужасного.
- Ты уверен? Знаешь, чем закончилась наша операция?
Шпион автоботов молчал и Мегатрон сделал вывод, что тот ни о чем не подозревает.
- Что ж, я расскажу тебе, - так же спокойно ответил лидер алознаковых. – Мы послали Прайму от твоего имени ложное послание и не смотря на то, что отряд автоботов выдвинулся раньше, основные силы опоздали и Прайм ушел ни с чем. При этом наверняка еще и изрядно подправленный взрывом хранилища. Как думаешь, кого он винит в провале операции?
Скурдж судорожно выдохнул.
- Это невозможно.. Откуда вы узнали канал связи...как расшифровали мои архивы..?
- Ты сам все выложил, когда думал, что докладываешь своему повелителю.
- Саундвейв… Неет..
- Да, именно так.. Так что, как видишь, у тебя нет другого выхода, кроме как сотрудничать с нами и рассказать все, что ты знаешь об автоботах. Схемы базы, хранилища энергона, коды доступа, личные номера, позывные... Всё…
- Тогда.. вы меня защитите..?
- Да.
- Хорошо, я все расскажу… - пробормотал предатель и Мегатрон сделал знак гонщику записывать каждое слово Скурджа.
Спустя какое-то время, когда Мегатрон понял, что шпион устал говорить, он молча поднялся и бросив быстрый взгляд на остальных десептиконов, покинул камеру. Вскоре там остался лишь пленный…

Тем временем полуоффного автобота бросили в одну из камер неподалеку со Скурджем и заперли. Охранники вернулись в коридор, безмолвно замерев по обе стороны от двери.
147-й пришел в себя спустя минут 10, задергал связанными за спиной манипуляторами и удостоверившись, что разорвать цепи он не сможет, принялся осматриваться. Обычная стандартная камера: мрачные стены, кое-где залитые энергоном пленников, тусклое освещение, низкая платформа в углу и стул около двери. Автобот вздохнул: ничего такого, что бы позволило ему сбежать. «А с другой стороны, куда я пойду? Вернусь на базу автоботов? Так ведь мне все равно не жить.. Что меня там ждет? Разъяренный повелитель, нескончаемые вопросы, на которые я не знаю ответов, и пытки до самой дезактивации…? Прайм не оставит меня в живых, после того что произошло… Податься в бега? А толку-то? Без энергона я не проживу и нескольких астросуток.. Хотя.. все одно лучше, чем томиться в этой дыре.. Пристрелили бы они меня побыстрее, что ли…»
Однако об автоботе казалось вообще забыли. В мрачных раздумьях прошло уже несколько астрочасов, а в камеру так никто и не заявился. 147-й было погрузился в полуофф от мучительной неизвестности, нависшей над ним, когда неожиданно с лязгом открылась дверь камеры и внутрь вошло сразу несколько боевиконов. Автобот молча поднял на них взгляд и так же безразлично опустил. Сказать ему было нечего.
Между тем один из десептиконов задал вопрос, но когда ответа не последовало, размахнувшись, ударил пленника в лицо. 147-й завалился на бок, сплюнул на пол энергон из разорванных проводов и снова приподнялся, но со следующим ударом вновь упал. А боевиконы казалось не собирались сдаваться, точно от того, сколько вмятин будет на темно-синем корпусе зависела их жизнь. Мощные кулаки не переставая колотили связанного автобота. Двое держали гонщика под манипуляторы, третий бил, уже перестав что-либо спрашивать, однако 147-й не издал ни звука, плотно стиснув дентопластины и сгибаясь от каждого соприкосновения кулака десептикона с пластинами живота. Пока наконец все не прекратилось, так же резко как и началось: в камеру слегка прихрамывая вошел Саундвейв и прямо с порога не терпящим возражения механическим голосом (а это уже сам по себе был недобрый знак) приказал оставить автобота в покое. Боевиконы отпустили гонщика и тот упал на пол, а следом повинуясь жесту связиста покинули камеру, закрыв ее за собой.
Саунд молча подошел к избитому дрожащему пленнику и присел перед ним на корточки, пристально посмотрев в мигающую голубую оптику. Линзы гонщика сверкнули, встретившись со взглядом белого десептикона, но тут же скрылись под черным визором, автоматически вышедшим из специальных пазов. Следом пластины накрыли и рот автобота, а вместе с ним и изрядно помятую от ударов нижнюю часть лица. Саунд усмехнулся в забрало.
- Из этого я могу заключить, что разговаривать со мной ты не желаешь.. Или может быть боишься, что я тоже буду тебя бить?
- Я ничего не боюсь, - раздался глухой слегка дрожащий голос. – А разговаривать.. особо не жажду. Ты явно не о красотах планеты хочешь побеседовать.
Связист снова усмехнулся.
- Угадал. Впрочем развязать вокодер есть множество способов, не обязательно насилие. Но сперва.. как тебя зовут?
- С…сто сорок седьмой… - системы бота загудели и тому пришлось согнуться, чтобы угомонить ноющую боль в механизмах.
- Так и зовут? И это все? – визор десептикона удивленно мигнул.
- Д-да.
Саундвейв нахмурился и, выпрямившись, приподнял автобота и переложил его на платформу, устроив лицом к себе. Сам же сел на стул рядом с платформой.
- Давно ты с автоботами?
- Я не помню. Наверно с самого начала.
- А почему наверно? Ты не помнишь, как присоединился к ним?
- Не помню..
- Хм… Какое у тебя звание?
- У меня его нет. Я обычный рядовой..
Уже в который раз по визору Саундвейва промелькнуло удивление.
- А каким тогда образом ты оказался командиром отряда?
- С чего ты взял, что я был командиром?
- За вами следовал Грабитель и записывал каждое слово.
Автобот хмыкнул.
- Тогда понятно как вы узнали о нашем приближении. Иначе мы застали бы вас врасплох.
- Ты не ответил на мой вопрос.
- Что ж, ладно. Как хочешь. Прайм меня им назначил. Приказал собрать команду и уничтожить вас любой ценой. Я просто не ожидал, что вы окажетесь такими хитрыми шарками.
- Хм… Не находишь странным, что он доверил такую опасную миссию рядовому, пусть и довольно отважному?
- Нет.. – так же безразлично ответил бот.
- А я нахожу. Попросту говоря, он послал вас на смерть, за победой, в которой изначально не был уверен. Хотя возможно и надеялся, что вам удастся отвлечь основной удар на себя. И тогда главным силам будет легче победить десептиконов. Хм.. А своих-то офицеров поберег…
- Возможно.. Мне все равно.
- Все равно что? Собственная жизнь?
- Да.
- Почему?
Но ответа не последовало и Саунд, вопреки ожиданиям автобота, не стал его выбивать, перейдя на другую тему.
- Тебе знакомо имя Джолт?
От проницательного взгляда связиста не ускользнула дрожь гонщика, однако он списал ее на боль в системах.
- Нет. Кто это?
- Клиффджампер полагает, что ты.
- Очень смешно, - мрачно усмехнулся автобот, но Саунд никак не отреагировал.
- Собственно для этого я здесь – чтобы проверить. Мне нужен доступ к твоей памяти.
- Заполучи его.
- Не заставляй меня делать тебе больно.
- Я не боюсь боли.
- Ты может и не боишься, а вот твои системы вряд ли выдержат.
- Ну и пусть.
- Почему ты так спешишь умереть?
- Потому что мне надоело уже все это!
- Надоело жить?
- Да! Так жить…
Саунд не ответил, не отрывая изучающего взгляда от автобота. В чем-то Клифф был прав: этот кибертронец не походил на всех остальных ботов, что-то в нем было такое, что отличало его от сознаковцев, заставляло задуматься, а на той ли стороне он сражается.
Связист заговорил спустя пару минут.
- 147-й, скажи мне, ты когда-нибудь думал над тем, во имя чего ты сражаешься..? Я имею в виду, твои принципы, твоя выгода от этой войны, если тебе так будет понятнее…
Даже из-под темного визора бота было видно, как изумленно мигнули его линзы.
- Я… - но пленник не договорил, несмотря на то, что уже пришел к какому-то решению – это было видно по его оптике. Дверь камеры открылась - и в маленькое помещение вошел Старскрим.
- Ну как успехи? – прямо с порога начал авиатор, быстрым взглядом окинув трансформеров.
- Да так пока.. – уклончиво ответил связист. По его голосу было понятно, что тот недоволен появлением истребителя. – У тебя что-то срочное…?
Ответом ему были дула бластеров, уставившиеся прямо в грудные пластины обоих кибертронцев: едва створки двери с тяжелым грохотом закрылись за истребителем, Старскрим моментально извлек оружие, наставив его на Саундвейва и 147-го. Связист ошарашенно мигнул оптикой.
- Скрим.. что ты делаешь?
- Уничтожаю улики.. Впрочем, ты можешь спасти свою жизнь. Переходи на сторону автоботов, Саундвейв, и я пощажу тебя.
- Никогда я не стану служить таким, как ты.. – процедил сквозь дентопластины десептикон, смотря в оптику зама лидера.
- Жаль, очень жаль.. Чтож, я пытался. Прощай, Саунд… Прощайте оба.
Прямо из глубины бластеров стала подниматься ослепительная энергия, и она уже готова была вырваться на свободу, однако трансформер не успел выстрелить: мощная волна электричества ударила его в грудь и авиатор отлетел к стене и впечатавшись в нее спиной, упал на пол. Голограмма исчезла и перед взорами механоидов предстал Хаунд. Саундвейв настороженно приблизился к нему и удостоверившись, что тот в оффе, нацепил на шпиона стазисные наручники. Влетевшие в ту же секунду в камеру боевиконы едва не сбили Саунда с ног, но увидев что тот функционирует, облегченно вздохнули.
- Ты жив.. Слава Праймусу..
- Что происходит? – мрачно осведомился связист, вытягиваясь во весь рост и нависая над валяющимся автоботом.
- Скурдж мертв, застрелен в камере… и..мы боялись, что навредят и тебе. Полагаю, Прайм решил избавиться от потенциальных предателей.. Что тут произошло..?
- Очевидно, Хаунд каким-то образом проник на базу и пытался убить нас обоих. Автобот ему помешал.. – машинально отчеканил Саунд и тут же осознав смысл своих слов, обернулся к 147-му, бросив боевиконам через плечо. – Забирайте этого и оставьте нас наедине..
Спустя минуту в камере снова стало тихо, как будто ничего и не было. Не сводя с лежащего на платформе пленника проницательного взгляда, десептикон неторопливо приблизился к 147-му.
- Ты мог вырубить любого из своих тюремщиков в любую минуту.. Но вместо этого ты…спас мне жизнь.. Почему? Зачем ты так поступил? Тебе же плевать на собственную жизнь, а на мою - так и подавно должно быть.
Видно решив, что в них больше нет надобности, защитные элементы лица 147-го спрятались в пазы, отчего голос автобота прозвучал звонче.
- Не знаю.. наверно не люблю когда меня используют..
- Возможно.. а может и не поэтому.. – тихо ответил связист и активизировал штекеры в пальцах. – Хочешь ты того или нет, но в твой процессор я все же проникну.
Автобот лишь вздохнул и, кивнув, притушил оптику. Шлем наклонился чуть на бок, приоткрывая белому десептикону доступ к инфоразъему. По сути сейчас ему было все равно, что будет, раз уж автоботы и их повелитель отказались от него…

/продолжение следует/
End Notes:
простите, не удержалась))
Что есть слова by Ferrari
Author's Notes:
Предупреждение: интерфейс
Слово.. оно точно живое
Оно срывается когда не надо и прячется, когда искренне желаешь его найти
Но оно может все


Полигекс.

Связист быстро шел по коридору. Эхо небрежно разносило гул его шагов, отбиваясь от стен, и когда десептикон вошел в командный центр, его там уже ждали.
- Ну что? – тут же обратился к нему Клифф, оторвавшись от огромной голограммы и уставившись на связиста. Саунд усмехнулся в забрало и подошел к небольшой группе десептиконов.
- Не могу сказать, что совсем успешно, но кое-что есть.
- Говори! Не томи! – чуть ли не выкрикнул красный гонщик.
- В общем-то никаких намеков на того, кого ты назвал Джолтом, я в его памяти не нашел. Так же как ни единого упоминания о тебе или алознаковых автоботах. Но…
Уже было повесивший нос Клифф встрепенулся, чуть подался вперед.
- Но что?
- Я просмотрел почти всю его память. Начинальные коды архивов довольно странные. Как будто в готовый собранный корпус неожиданно поместили новый процессор. И первый, кого увидел автобот, был Рэтчет.
- Даже если предположить, что воинов автоботы собирают таким вот образом, разве этим должен заниматься светило медицины? – задал вполне резонный вопрос Хук.
- Вот именно. Так что провека памяти не дала ожидаемых результатов – как он попал в ряды автоботов я не могу сказать. А значит и касательно твоего предположения, Клифф, добавить мне собственно нечего. Придется наверно по системам проверять.. Или попытаться вернуть ему память, но я не уверен в успешном исходе этой затеи. Они кстати даже имени ему не дали. Всего лишь номер – 147.
- Хм.. что бы он значил?
- Наверняка обычный порядковый номер, - вмешался Старскрим. – Разумеется, армия Прайма на данный момент не столь огромна, но смею предположить, что номера не повторяются, а с тех пор как началась война полегло немало бойцов.
- Возможно.. а может все обстоит совсем иначе, - задумчиво ответил Мегатрон. – В любом случае мы это выясним..
- Вот кстати насчет этого.. – тихо произнес Саундвейв и все как по команде уставились на него. Если связист так начал, значит у него есть какой-то план, но он либо не уверен в нем, либо в реакции друзей.
- Говори, - в полной тишине раздался спокойный голос лидера.
- В общем...Хаунд перед тем как попытаться убить нас, предложил мне перейти на сторону автоботов. Разумеется я отказался, но… может стоит попробовать?
- Нет, это рискованно!
- Исключено!
- Ммм.. а почему бы и нет…?
- Что?! – все разом уставились на Мегатрона и лидер смутился.
- Нам в любом случае не обойтись без разведданных, а никто лучше, чем Сайндвейв не сможет их собрать. Тем более, что подвернулся такой благоприятный момент.
- Но ведь лидер, ты же знаешь, что этим все не ограничится! Что, если Саунда заставят сделать то, что потом уже не исправишь, или разоблачат, или подправят процессор?
Связист усмехнулся.
- Скрим, перестань, я ж не в первый раз на поле боя. Справлюсь как-нибудь. Кроме того, Мегатрон прав: там я буду полезнее делу десептиконов, чем тут. Заодно выясню все что смогу и про этого парня. Кстати говоря.. не помешало бы подстроить его дезактивацию.
- Если он хоть каким-то образом связан с Джолтом, он может тебе помочь. Джолт умел управлять голограммами.. – негромко произнес Клифф.
- То, что надо. Я с ним поговорю, - белый десептикон посмотрел на Мегатрона. – Значит я пошел.
- Да. И, захвати, думаю с собой подарочек для Прайма, он будет доволен, - лидер усмехнулся и связист, тут же поняв его, кивнул.
- Обязательно.. Мегатрон..насчет..
- Хаунд никуда не денется, я тебе обещаю. Можешь не беспокоиться.
- Тогда я сейчас к автоботу и сразу за дело.
- Удачи, Саунд.
- Будь осторожен, - пробормотал Клифф.
- Ответ положительный.. – дес улыбнулся в забрало и быстрым шагом покинул штаб. Ему предстояла нелегкая миссия – и связист это прекрасно понимал, но тем не менее был хладнокровен как никогда. И не с таких высот ныряли.
Саунд не успел сделать и десятка шагов, как за спиной послышался легкий скрежет, а следом жалобное «мяяу..». Связист обернулся и слабо улыбнулся в забрало: в метре от него, поджав хвост и прижав уши, стояла светло-серая механическая пантера и обеспокоенной голубой оптикой смотрела прямо на десептикона. Саунд присел на корточки и погладил Грабителя по макушке.
- Я не могу взять тебя с собой, приятель.. – послышался тихий, ласковый голос.
- Мрр..?
- Потому что это слишком опасно. Кроме того, должен же у меня остаться связист по эту сторону баррикад…- с щелчком забрало Сайндвейва задвинулась в пазы, приоткрыв немного грустную улыбку. Ладони белого десептикона обхватили голову пантеры. – Веди себя хорошо. Не обижай собратьев..
- Мяяяяу…
- Конечно же я вернусь!
- Мя..
- Да-да, в целости и сохранности. Давай, кошак, не скучай! – Саунд потрепал пантеру по голове и поднявшись, стал удаляться, до самого поворота коридора чувствуя на себе грустный взгляд кассеты..

***
Прежде чем покинуть родную базу, Саундвейв снова посетил камеру 147-го.
Он нашел автобота в том же положении, в котором оставил буквально астрочас назад – лежащим на боку на платформе, согнувшись едва ли не пополам. Только сейчас манипуляторы его были свободны, и он крепко обхватывал ими себя за грудной отсек как раз напротив искры. Едва белый десептикон вошел, 147-й поднял на него оптику, усмехнувшись.
- Соскучился по мне?
Визор Саунда улыбнулся в ответ.
- Почти. Слушай, тебе точно не нужна медпомощь?
- Нет. Справлюсь. Зачем ты пришел?
- В общем-то…я отправляюсь к твоим сознаковцам и хочу попросить у тебя помощи…
- У меня? Помощи? – голубая оптика автобота вылупилась по самое не могу.
- Именно так. Мне надо чтобы ты исчез, разумеется лишь для автоботов. Коротко говоря, требуется инсценировать твою дезактивацию. А Клифф сказал, что ты умеешь создавать голограммы..
По губам 147-й промелькнула улыбка.
- Вот оно что… Думаю я мог бы тебе помочь.
- …Если ты в состоянии.. – осторожно добавил связист, изучающе смотря на автобота.
- Да, я в порядке. Как это должно выглядеть…?
Саунд коротко рассказал пленному, чего конкретно хочет от этого спектакля.. И спустя какое-то время необходимое воспоминание было записано ему в память. Уходя, Саундвейв пристально посмотрел в голубую оптику темно-синего гонщика.
- Если нужна будет помощь, смело вызывай медика. Он не откажет – будь уверен. Ты не убил меня в ремблоке и спас жизнь здесь.. Мы в долгу у тебя.. И еще…Возможно вскоре за тобой придут, чтобы кое-что проверить.. Не сопротивляйся. Если бы тебя хотели убить, уже давно бы это сделали, - и белый десептикон покинул камеру, а вскоре, заскочив по пути в еще один отсек, Саундвейв оставил базу десептиконов, не став гадать, когда вернется на нее в следующий раз…

***
- Мегатрон, я волнуюсь за него.. – тихо признес Старкрим, подойдя к лидеру. И вздрогнул, ощутив мощное энергетическое поле предводителя. Однако тот кажется не заметил странного поведения Скрима и авиатор почти незаметно судорожно выпустил из систем воздух. «Я еще не готов…Не сейчас..потом..»
- Признаюсь, я тоже.. Но Саунд справится.. Не зря он лучший связист Кибертрона.
- Да, ты прав.. Стукни меня за мой пессимизм..
Мегатрон улыбнулся и обернулся к истребителю, оперевшись бампером о край пульта управления.
- Что за мазохистские наклонности, а, Скример?
Летун хохотнул.
- Да нет, это я так..
- Кстати, Скрим..мы так и не поговорили с тобой касательно твоей самодеятельности… - в голосе лидера проскользнула нехорошая шутливая нотка.
- Ээээ.. что ты имеешь в виду, мой повелитель..?
- Как.. а ты не понимаешь..? - зловеще улыбнулся крылатый десептикон.
- Эээ.. нет.. – Старскрим состроил самую невинную мордашку на которую был способен и Мегатрон сдался, рассмеявшись.
- Ну ты даешь, Скрим. И тем не менее от меня ты так легко не отделаешься. А ну-ка пойдем поговорим, - предводитель взял деса за плечо и повел в смежное со штабом помещение. Дверь за ними закрылась.
Оставшиеся в штабе десептиконы переглянулись.
- Ну все, попался братец, - хохотнул Тандеркрекер, проследив за летунами. Скайварп, которого не смогли удержать в ремблоке и со скрежетом выпустили, и то под опеку братьев, тут же подхватил:
- Ага, чтоб я так попался!
- И тебе достанется, Скай.. и тебе.. – тихо пообещал Танд, зловеще покосившись на истребителя, и тут же вернулся к делам, как будто не замечая заинтересованного взгляда близнеца. А работы действительно был непочатый край, чем собственно и занимались первые помощники Мегатрона, да и простые десептиконы, работающие здесь, в штабе наравне с высшим офицерским составом.

***
Лидер тем временем вошел в небольшое помещение и, бережно усадив летуна на платформу, сам навис над ним.
- Нууу..? я слушаю..
- Повелитель, ты меня пугаешь.. Сейчас расхныкаюсь как бэта малая от страха.. – пробормотал авиатор и снова Мегатрон не сдержал слабую улыбку. Которая почти сразу же пропала, уступив место тревоге и усталости.
- Скрим, сколько раз я просил тебя не называть меня повелителем, а?
- Прости.. Просто оно само..вырвалось.. – тихо ответил истребитель, обеспокоенно смотря на лидера. Во взгляде появилась еще большая тревога, а затем и изумление, когда тяжело вздохнув Мегатрон опустился на колени перед своим замом, положив шлем ему на броневые пластины коленных сочленений.
- М-мегатрон.. что ты делаешь?
Однако десептикон не ответил на вопрос, шепотом заговорив:
- Скрим, я же беспокоился за тебя. Если я в оффе это еще не значит, что я ничего не чувствую… А если бы ты погиб? Это же заведомо была ловушка…
- Я знаю.. Мы поняли это, когда узнали что среди нас есть предатель. Но ведь и ты собирался попасть в нее, разве нет? И тоже мог пострадать. Кроме того, ты сам знаешь, как нам нужен был этот энергон.. Теперь он у нас есть..
- Да, так-то оно так.. Но я..я совсем другое..
- Чем же?! – неожиданно вспылил авиатор. – Для нас всех ты больше, чем просто лидер, ты наш талисман. И дорог нам наравне с нашей родной планетой.. а для меня и больше ее.. – тихо добавил десептикон. – Потерю Кибертрона я бы пережил, а твою – никогда.. Мегатрон, прошу, пойми. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты жил и тебе не заставить меня изменить своему обещанию.. – ладони летуна обхватили лицо предводителя и аккуратно приподняли его, голубая оптика Скрима потонула в таких же бездонных линзах серебристого десептикона. - Потому что.. я люблю тебя, мой лидер…
Мегатрон шумно выдохнул скопившийся в системах воздух, удивленно мигнув оптикой. Но тут же по губам скользнула легкая улыбка.
- И я тебя, Скрим..
Летун улыбнулся в ответ и нежно коснулся губами переносицы лидера.Что-то подпрыгнуло под его кабинкой и авиатор почувствовал, как ликует пульсирующая искра, открывшая наконец свои чувства самому близкому существу во вселенной. Ладони посильнее сжали шлем Мегатрона, как будто не желали отпускать десептикона. По разъемам в моторке Скрима пошли разряды энергии и он каждой частичкой нейросети почувствовал, как трепетно отозвалась искра его повелителя.
- Ты позволишь..мой лидер..? – шепотом спросил бело-красный десептикон и получив в ответ легкий кивок улыбнулся, погладив Мегатрона по шлему. Ладонь соскользнула на мощный грудной отсек предводителя, но тут неожиданно ее нежно перехватили пальцы серебристого трансформера.
- Скрим, подожди..
Истребитель поднял на командира Сопротивления обеспокоенную оптику, но заставил себя успокоиться, заметив улыбку на губах последнего. Мегатрон поднялся на ноги и сев на платформу, пересадил авиатора себе на колени, так что летуны оказались лицом друг к другу. О чем он сейчас думал сложно было сказать даже Старскриму, не сводящему взгляда с его лицевой пластины. Голубая яркая оптика мерно горела, не пропуская ни единой эмоции – все, что чувствовал предводитель, излучала его искра, всей своей мощью тянущаяся к авиатору.
Скрим улыбнулся, и начал аккуратно снимать с крепежей верний сегмент брони лидера. Но убрав пластину, ахнул: на него уставились голые, перекрытые провода, а кое-где, там, где конструкцией Мегатрона подразумевались механизмы, зияли дыры. Не надо было быть великим техником и светилом медицины, чтобы понять - грудной отсек предводителя восстановлен не до конца. Обеспокоенный взглыд уставился на Мегатрона, тот смущенно улыбнулся.
- Хук видно решил привить мне любовь к ремблоку, потому заставляет появляться у него несколько раз за цикл – на обследование и дальнейшее восстановление.
- А…интерфейс тебе.. не противопоказан?
- Не волнуйся, Скрим. На самом деле все не так страшно, как выглядит на первый взгляд. Тут остались сущие пустяки..
- Раз так.. – истребитель не стал заставлять себя уговаривать, слабо улыбнулся и снова скользнул кончиками пальцев по рельефным механизмам в груди лидера. Гнезда отозвались легкой статикой и авиатор вздрогнул – как же давно от этого желал. Кабинка десептикона отодвинулась в сторону, выпустив пучок проводов, который сам подался навстречу Мегатрону и жадно вошел в разъемы. Энергетические поля десептиконов слились, потоки энергии синхронизировались, мерно переплывая из одного корпуса в другой. Старскрим тихо застонал и тут же, притянутый мощными манипуляторами Мегатрона, вздрогнул от резко усилившегося поля своего лидера.
С того самого момента, как десептиконы завладели частью запасов энергона, пусть и незначительной, они перестали отказывать себе в полной подзарядке и наконец, по прошествии многих десятков циклов, лидер был спокоен: хотя бы еще какое-то время Сопротивление продержится, а его воины не будут отлючаться прямо в коридоре из-за нехватки энергии. Искра предводителя пульсировала мерно и спокойно, как бывало только тогда, когда Мегатроном овладевало умиротворение. Отражалось это и на активности энергетического поля, охватившего своей мощью более слабое поле авиатора.
/Мегатрон… прости меня../ - неожиданно раздался в процессоре тихий голос.
/За что..?/ - поток испульсов, переходящий в корпус истребителя, заколебался, выражая удивление лидера.
/За то, что использовал тебя..как приманку для предателя../
По губам лидера скользнула улыбка, однако Скрим не увидел ее, отдавшись чувствам и притушив оптику.
/Скрим, тебе не надо извиняться.. Ты поступил как настоящий командир, дерзкий, настойчивый, хладнокровный и решительный. Кроме того, я же знаю, что ты был рядом, а потому мне ничего не угрожало…/
/Да, любимый../
/Да..? И тем не менее я чувствую твое беспокойство.. Что случилось..?/
/Ты ошибаешься. Все хорошо…/
/Скрим… Ты можешь обмануть меня где и когда угодно, но не сейчас. Когда я сказал, что чувствую, я именно это и имел в виду, и ничто иное../ - послышался ласковый голос. - /Расскажи мне, что тебя тревожит../
/Мегатрон…Скажи... У нас есть шанс победить?/
Ответ последовал не сразу. И вопреки ожиданиям авиатора, лидер даже не упомянул про обещание своему заму не пытаться определить вероятность благополучного исхода этой войны для Сопротивления. Скрим не знал, что тот уже нарушил данное слово, чтобы помочь десептиконам…
/Шанс есть всегда.. Все зависит только от нас. Ведь порывы искр не поддаются вычислениям…/ - лидер слабо улыбнулся. Сейчас он понял, что имел в виду Клифф, говоря это. Разве мог он знать, что едва не погибнет от манипулятора предателя, и что его зам поведет воинов в бой, одержит эту маленькую в разрезе всей войны, но тем не менее столь значимую победу. Или что сейчас, в полное тишине, наедине с любимым, он наконец скажет ему все, что накопилось в его переполненной нежностью искре..
/Скрим... прошу не думай об этом. Эти вычисления по сути ничего не решают. Судьба Кибертрона в наших манипуляторах, так же как и наша с тобой… Наборы цифр не приближают победу и не отдаляют ее, они не сделают за нас нашу работу и не выполнят долг. Мы не должны доверять им больше, чем друг другу, ведь всех нас ведут общие цели. И что бы нас ни ожидало в конце, мы не узнаем этого раньше, чем он наступит.. Такова жизнь, и математика, какой бы совершенной она не была, не может оперировать чувствами… А они занимают достойное место даже на войне.. Ведь разве мог я предположить… что до безумной пульсации нейросети влюблюсь в ученого-практика…что дам себе клятву до последней капли энергии защищать его… И я не изменю своему слову.. Но и ты пообещай мне...что не станешь рисковать собой..понапрасну…/ - приятные импульсы сбивали с мысли и вскоре общение даже на ментальном уровне стало довольно затруднительным. Лидер смолк, не в силах произнести больше ни слова и лишь посильнее прижал к себе авиатора. Старскрим тоже был едва ли не на пике, но все же еще пытался что-то сказать.
/Обещаю..обещаю, любимый…Я рад, что судьба свела нас вместе… И возможно этим, как ни тяжело это признавать, мы обязаны войне… ведь неизвестно как бы далеко нас разбросало, если бы обстоятельства не заставили взяться за оружие.. в борьбе за мир на Кибертроне… И я рад, что ты с нами.. Я потерял много времени, пытаясь набраться смелости… и сказать тебе о своих чувствах. А когда ты повел нас за собой, мне стало еще труднее…но сегодня я понял, что я готов…/ - авиатор тоже замолчал, переводя дух. Корпус затрясся в мощных манипуляторах предводителя, прижавшись к нему еще сильнее. И тут же почувствовал удивление Мегатрона.
/Скрим… Тебе не следовало бояться меня. Я остался тем же, кем был… занудным профессором математики.. с не менее скучным докладом../
/Ты не прав.. Ты стал еще сильнее.. и еще красивее.. а благодаря твоим знаниям мы смогли выжить... в бою.../
/Аааааарх…/
/Мой лидер../ - всрепенулся истребитель, услышав протяжный стон. - /Тебе больно..? Может..нам не стоит продолжать..?/
/Нет! Нет… все хорошо…/
Больше они не произнесли ни слова, поглощенные окутывающими нейросеть волнами энергии, а когда пик блаженства настиг обоих, задрожали в объятьях друг друга и вылетели в долгожданную перезагрузку, расслабившись на платформе…

Старскрим с трудом заставил оптику активизироваться – так сладостен был полуофф в объятьях любимого кибертронца – и нежно посмотрел на Мегатрона, не сдержав слабой улыбки. Молодой профессор, из которого судьба распорядилась сделать лидера Сопротвления, бросившего вызов тирании Прайма, в действительности же был самым обыкновенным трансформером, не лишенным силы и красоты. Но он был ЕГО трансформером, тем, ради которого он сделает все, что было в его силах и которому поклялся в верности до самой дезактивации.
- Как же я тебя люблю…
- И я тебя, Скрим.. – неожиданно прозвучал ответ и кончики губ Мегатрона поползли в стороны, а следом подключились и линзы. Лидер приподнялся на локте.
- Ах ты ж хитрец! Подслушивает он, видите ли! – рассмеялся авиатор, а вместе с ним и предводитель, но тут же согнулся, прижав манипулятор к грудному отсеку. По броне прошла дрожь.
- Мегатрон.. Что..что с тобой..? Прошу, не молчи..- в линзах летуна застыл нешуточный страх. Скрим опустился на пол и, поддержав лидера, аккуратно уложил его на платформу. Сам сел на ее край, поглаживая теплой ладонью грудную пластину Мегатрона.
- Все нормально, наверно системы еще не до конца подстроились на непривычно высокий уровень подзарядки, - слабо улыбнулся командир Сопротивления, подняв на Скрима оптику. Но того кажется не удовлетворил такой ответ.
- Тебе надо в ремблок. Срочно!
- Скрим, подожди… Успокойся..
Но истребитель, не слушая его, извлек из гнезда в моторке лидера один штекер и тут же едва не взвизгнул: одновременно с тем, как вскрикнул Мегатрон, пальцы Старскрима ударило током.
- Что..что это..?
- Остаточная статика. Наши системы только что насытились энергией друг друга и еще не до конца стабилизировали энергополя..
Авиатор мигнул оптикой.
- То есть пока нам лучше не отключаться друг от друга?
- Пока да, - улыбнулся Мегатрон. – Тебя это угнетает?
- Нет, меня это радует! – хитро усмехнулся летун и повалив лидера на платформу, сам устроился на его боку. Однако потонуть в объятьях друг друга им на этот раз не позволили: в маленький отсек влетел взбудораженный Хук и замерев на пороге, ошарашенно мигнул оптикой.
- Вот те на… Я тут едва с ума не схожу от беспокойства, думая, что наш лидер где-то свалился без сознания, а они тут интерфейсятся, - без тени смущения изрек медик, как всегда не особо деликатно подбирая слова. А вот оба десептикона наверняка бы провалились сквозь несколько уровней базы от смущения, если бы могли.
- Хук… мы это… - пробормотал Мегатрон.
- Да-да, я вижу. Доставляете друг другу удовольствие. Мегатрон, если я узнаю, что твои системы повреждены еще больше, чем было на последнем осмотре, обоим повыдергиваю коннектилки, причем любой конфигурации, понятно?
- Да.. – хором ответили летуны.
В проем двери всунулась любопытная физиономия Клиффа, но тут же была выпровождена обратно в штаб. Медик вошел в помещение и заблокировал за собой дверь.
- Чтож, будем отсоединяться…
- Эээ. Каким образом? - осмелился спросить Скрим, обеспокоенно смотря на конструктикона.
- Как каким? Самым что ни на есть садистским, - по губам деса скользнула зловещая ухмылка и он активизировал лазерный скальпель.
- Эй-эй.. Хук, полегче.. Надеюсь ты шутишь..?
- Эээ.. мой Лорд.. неожиданная дополнительная порция энергона кажется пагубно сказалась на его процессоре.
Медик хохотнул и отключил скальпель.
- Ладно. Вас видно ничем не пронять. Но отсоединяться придется, только аккуратно..
Хук сел на край платформы и прикоснулся к одному из проводков, уходящих вглубь корпуса предводителя из таких же бездонных систем авиатора. И тут же отдернул пальцы. Еще какое-то время по ним гуляли одинокие разряды.
- Мдеее..Похоже вы ооочень друг по другу соскучились.
- Хук! – вскрикнул Мегатрон, а Скрим смущенно спрятал оптику, но медик лишь усмехнулся.
- А что, я не прав…?
Теперь уже настала очередь лицевой пластины лидера покрываться раскаленной едва ли не докрасна корочкой.
- Прав конечно.. – смущенно отозвался тот.
- Ну вот..
- Послушай, а разве нельзя подождать, пока энергетические поля угомонятся?
- В любом другом случае так и поступают, но не в твоем, Мегатрон. Во-первых, после интерфейса, тем более такого..хм..активного.. системы должны восстановиться, а на это требуется время, причем немало.. Во-вторых, я еще не закончил с твоим ремонтом, а ты мало того, что самовольно покинул базу, трансформировался, так еще и подверг системы резкой энергетической нагрузке.. и это после продолжительного периода энергетического голодания!
- Ладно, я понял, что ты хочешь сказать, - тихо произнес Мегатрон. – Что я совсем не берегу себя..
- И даже более того! Тебе по большей части наплевать на свое функционирование! А скажи, на Сопротивление тоже?
В помещении стало тихо как в стальной могиле. Лишь едва различимо работали системы и только хорошо прислушавшись, можно было услышать их мерное гудение. Оптика лидера не сводилась с голубых линз Хука, до которого кажется стал доходить смысл оброненной в порыве гнева фразы.
- Мегатрон, прости.. я не это имел в виду.. – прошептал конструктикон, но лидер никак не отреагировал, не отрывая от линз медика проницательного взгляда. Наконец предводитель ответил и голос его прозвучал неожиданно глухо, да такой степени, что Скрим, переводящий взгляд с одного на другого, вздрогнул.
- И тем не менее ты сказал это. Я понял..
Мегатрон извлек последный штекер из своей груди, тот, до которого еще не добрались ловкие пальцы конструктикона и больше не сказав ни слова, поднялся и покинул помещение. Не задержался он и в штабе, быстро пройдя его и не удостоив никого даже взглядом.
Хук замигал линзами и посмотрел на Старскрима, словно ища у него спасение.
- Скрим.. Я не это хотел сказать.. Оно само вырвалось.. пожалуйста, поверь мне…
- Я-то верю, а вот лидер…Он не такой как Прайм, который питается страхом своих подчиненных, боящихся за любое неповиновение быть уничтожеными... Для Мегатрона мы друзья, ради которых он готов даже отдать свою жизнь, и заявить ему в оптику, что ему нет никакого дела до Сопротивления, то же самое, что наплевать в искру, - тихо ответил Старскрим.
- Я не хотел.. Я лишь имел в виду, что без него мы бы все погибли и не заботясь о своем функционировании он приближает наш общий конец.. Скрим.. как мне ему это объяснить…?
- Не говори пока ничего… Я сам с ним поговорю..
Старскрим спрятал штекеры в разъемы и прикрыл внутренние механизмы кабинкой истребителя, затем поднялся и вышел, оставив Хука одного.

У каждого попадавшегося ему на пути десептикона авиатор спрашивал, не видел ли тот лидера и вскоре подошел к выходу из станции. «Нет…Мегатрон.. Только не влипни в какую-нибудь историю.. Прошу тебя…умоляю…» - трансформировавшись, истребитель устремился вверх и активизировав сканер принялся исследовать местность на предмет нахождения любимого трансформера. Однако прошло 20 астроминут, затем астрочас, следом полтора… А Мегатрона как не бывало… Старскрим вдоль и поперек пропахал несколько секторов вокруг базы, поднялся едва ли не на орбиту планеты, но лидера так и не нашел. Мысленно пытаясь заставить успокоиться разбушевавшийся в искре ураган, десептикон устремился обратно на станцию, когда что-то сверкнувшее глубоко в стальном обрыве внизу привлекло внимание авиатора и тот резко бросился к сверкающему объекту, мысленно молясь, чтобы это оказался не дезактивированный корпус командира. Уже готовый ко всему, что только можно себе вообразить, истребитель извернулся и на всей скорости сиганул вниз, в трещину стальных блоков, однако встретил там совсем не того, кого ожидал увидеть.
- Ооо, Старскрим.. Какая встреча. Что делает заместитель десептиконского лидера и по совместительству мой бывший коллега в таком глухом месте?
- Скай…?
Авиатор приземлился на один из выступов ущелья, ошеломленно смотря на огромного серо-красного истребителя.
- Ты даже помнишь своего старого друга? - насмешливо спросил Скайфайер. – Мне это льстит.
- Помню… Ты был хорошим товарищем, пока не продался Прайму. Чем он тебя подкупил? Кубом энергона?
-Горами кубов, Скрим, горами. И признанием. Помнишь, как нас пинали из одного института в другой и нигде мы не были нужны, пока нам не предложили стоящую работу.. и лабораторию..?
- Да, ценой жизни целого города! Если ты, Скай, забыл, что он сделал с нашим родным городом, я - нет. И я никогда не прощу этого Прайму! – ладони авиатора со скрежетом сжались в кулаки.
- Ты сам в э том виноват, Скрим! Если бы ты согласился на его предложение город жил бы и процветал..
- На благо империи Автоботов.
- Да, именно так.
- И что? Какая бы это была жизнь для его обитателей? В постоянном страхе за родных и друзей, в неуверенности в завтрашнем дне, без права даже слово сказать, чтобы тебя не расстреляли как предателя? Лучше уж умереть!
- Ты пытаешься оправдать свой поступок, Скрим, но в действительности понимаешь, что только ты виноват в гибели ни в чем не повинных мирных механоидов. Ты их спрашивал, чего хотят они?
Авиатор заскрежетал дентопластинами и одному Праймусу было известно, каких невероятных усилий ему стоило сдерживать боль, разрывающую изнутри его искру.
- Лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Каждый, кто когда-либо был волен, как птица, знает цену этой свободе и ни за что не променяет ее на жизнь в рабстве. Иначе он всего лишь безвольная груда железа!
- И ваш связист…? Ой, я хотел сказать бывший связист… - в алой оптике истребителя появилась насмешка.
- Когда-нибудь я доберусь до этой лживой жестянки и оторву шлем собственными манипуляторами, за его предательство, - прошипел летун и в голосе его слышалась такая неприкрытая угроза, что даже у десептиконов не появилось бы повода сомневаться в искренней ненависти Скрима к их «бывшему» связисту. А вот Скайфайер лишь торжествующе рассмеялся.
- Боюсь, что скоро вам всем придет конец и настигнет он вас как раз в образе вашего Саундвейва. Впрочем, думаю ты этого не увидишь… - автобот активизировал винтовку и одновременно с тем как ее дуло вперилось в грудную пластину авиатора, раздался выстрел, однако Старскрим среагировал быстрее. Резко взмыв вверх на антигравах, он открыл встречный огонь. Снаряды врезались в стенки ущелья, прогибая металл, высекая искры, разбивая стальные блоки на сотни, тысячи осколков, которые то и дело устремлялись на противников. А те, на незначительной территории, практически лишенные маневренности, пытались уклоняться от металла и летящих друг в друга ракет и пуль, стремительно поднимаясь вверх. Мощной броне Скайфайера по сути было все равно, сколько снарядов в ней застрянет, а вот более хрупкому по сравнению с автоботом летуну явно приходилось несладко: каждый снаряд, попавший в корпус, вырубал тот или иной участок систем, затруднял подачу энергона из резервуаров, сбивал стабильное функционирование. И вскоре, как Старскрим ни старался маневрировать, защищая крылья от осколков, откалывающихся от стен ущелья, у самой поверхности, когда долгожданная свобода была близка, ракета насквозь пробила крыло десептикона и тихо застонав, истребитель полетел вниз, в зияющую мраком пропасть… Скай лишь усмехнулся и когда крик стих, трансформировался и устремился прочь...

Сколько Скрим пролетел, он вряд ли смог бы сказать: на первом же выступе, об край которого со всей силы приложился его корпус, что-то замкнуло в процессоре, а оптика расколовшись буквально вылетела из глазниц. В оставшихся на ее месте осколках зловещими очертаниями отражались неровные стены ущелья, которому уготовано было стать могилой Старскрима. Однако до последнего авиатор сражался за свою жизнь, сумев все же вцепиться пальцами в край одного из выступов.
Дрожащие пальцы едва выдерживали напряжение и вскоре начали срываться, один за одним соскальзывая с металла, а подтянуться не было никаких сил. Авиатор тихо взвыл от безысходности, но тут чей-то мощный манипулятор схватил его за запястье и потянул наверх. Оптика Скрима, вернее то, что от нее осталось, попыталась настроиться, сфокусироваться на неожиданном спасителе, но за исключением серебристых пластин ничего не зафиксировала. Однако еще до того, как трансформер заговорил, летун его узнал.
- Что же у тебя за мания такая, вечно попадать в переделки..? – недовольно пробурчал голос.
Старскрим попытался улыбнуться.
- Прости меня, мой повелитель.. А ты.. ты всегда рядом, чтобы помочь мне..
Мегатрон ничего не ответил, затянул авиатора на небольшую площадку и нежно прижал к себе, разглядывая. И тут же по корпусу пронеслась дрожь: пару осколков – все что осталось от оптики истребителя – влюблено смотрели на лидера.
- Ты живой… ты не попался автоботам...с тобой все в порядке.. – линзы авиатора замигали и вскоре потухли совсем.
- Конечно со мной все хорошо...чего нельзя сказать о тебе… - пробормотал предводитель и, вытянувшись во весь рост, поднял на манипуляторы раненного десептикона. А затем взлетел вместе с ним..
Оптика Мегатрона тревожно пульсировала, периодически устремляясь на вылетевшего в офф кибертронца. Жуткий вид его оптической системы заставлял лидера снова и снова ругать себя за необдуманность своих действий – ведь не покинь он базу, его любимый не бросился бы за ним, а следовательно не пострадал бы от рук автоботов. То, что все обстояло именно так, Мегатрон понял сразу, по словам Скрима. И несмотря на то, что возвращаться на базу, в ремблок не хотелось, во всяком случаи сейчас, предводитель до максимума активизировал антигравы, устремляясь в сторону Полигекса.

***
В медицинский блок лидер буквально вбежал со Старскримом на манипуляторах и ни слова не говоря аккуратно переложил его на платформу прямо перед Хуком, не обращая внимания на его изумленный точно вопрошающий взгляд.
- Ему нужна помощь.. – только и произнес Мегатрон. И ни слова о недавнем разговоре, о своем поспешном уходе. Ни единого намека на свои чувства, за исключением тех, которые навсегда принадлежали его бело-красному истребителю. «Все потом. Сейчас главное – Скрим!»
Конструктикон сразу понял, что дело плохо, едва бросив взгляд на раненного. И не теряя ни секунды принялся за восстановление оптики авиатора, а следом и поврежденного крыла. Малейшее промедление могло оставить летуна навсегда слепым: пережатые при падении, а кое-где и пробитые осколками линз зрительные контакты практически невозможно было бы восстановить, если бы энергон вошел в реакцию с образовавшимися на поврежденных участках импульсами..
Когда Хук закончил ремонт и погрузил Скрима в глубокий офф, он обернулся к Мегатрону, неподвижной статуей стоявшему у стены.
- Ты правильно сделал, что сразу же доставил Старскрима ко мне.. Активность его оптических сенсоров удалось сохранить.. Он полностью поправится…
Предводитель кивнул и развернувшись, собрался уже покинуть ремблок, когда медик окликнул его.
- Мегатрон..
Лидер замер перед дверью, не обернувшись. Лишь стоящий перед ним механоид смог бы заметить, как мучительно мигнули его линзы – казалось, он подозревал, что хочет сказать ему Хук, однако он ошибся.
- Мегатрон.. Прошу, посмотри на меня.. – и когда лидер медленно обернулся, опустился перед ним на колени, прошептав. - Прости меня… пожалуйста…
Оптика предводителя десептиконов ошарашено замигала.
- Хук.. что..что ты делаешь..? Поднимись…
- Нет, я не сделаю этого, пока ты не ударишь меня. Я это заслужил..
- Что?! Праймус всемогущий.. да вы все с ума посходили… - пробормотал совсем сбитый с толку лидер, смотря сверху вниз на так и не дернувшегося конструктикона. А Хук тем временем заговорил:
- Я сомневался в тебе, когда должен был просто верить.. я не находил ответа, хотя стоило лишь спросить.. я пытался понять тебя, но что-то всегда мешало мне сделать это.. И теперь я понял что – я сам, моя излишняя требовательность, резкость по отношению к тому, кто сделал для нас все что мог и продолжает делать, принося в жертву нашему благополучию себя самого… Прости мне те слова… Я снова забыл, кому мы все обязаны тем, что до сих пор живы и все еще в состоянии сражаться за свободу.. – Хук опустил шлем еще ниже, заставив Мегатрона снова изумленно замигать оптикой.
- Хук, прошу тебя, поднимись.. Пожалуйста.. Не заставляй меня силой усаживать тебя на платформу, - в голосе предводителя промелькнула веселая искорка и конструктикон наконец осмелился поднять на лидера оптику, а затем поднялся и сам. Впрочем, и Мегатрон осуществил свои угрозы, подхватив более мелкого сознаковца под мышки и усадив на платформу. Сам встал перед ним.
- Признаюсь, твои слова заставили меня задуматься, а действительно ли я вам нужен.. – лидер слегка приподнял вверх манипулятор, пресекая возражения десептикона, уже готовые вырваться из его вокодера. - …Но Скрим, даже не подозревая об этом, дал мне понять, что дорожит мной, в первую очередь как лидером.. Теперь же я вижу, что и ты тоже..
- Мы все, мой повелитель.. Поверь мне.. – прошептал Хук.
- Я верю, но хочу чтобы ты знал, Хук.. – голос Мегатрона звучал мягко, заботливо, точно отец успокаивал своего испуганного малыша. – Вы все мне дороги - каждый в отдельности и все вместе, как фракция, известная нашим врагам под названием Армия Сопротивления. И каждая потеря оставляет на искре глубокий шрам, о котором она помнит тысячелетиями. Я не хочу однажды оглянуться назад и осознать, сколько жизней я мог бы спасти, но не сделал этого, потому что боялся рискнуть, пожертвовать собой ради одного воина, которому впоследствии возможно суждено было бы поставить точку в этой войне. Мы не знаем будущего.. Мы не умеем его предсказывать и поэтому все, что нам остается – действовать по велению искры, прислушиваться к ее советам, поддаваться порывам – и смело идти вперед, пусть то будет последнее что каждый из нас сделает в этой жизни. Никто из нас не вечен и каждого есть кем заменить. Ты знаешь это не хуже моего.. Посмотри на него, - лидер указал на оффного Старскрима и слабо улыбнулся. – Чем не будущий предводитель, тот кто станет достойной мне заменой..?
- Повелитель, ты говоришь так, точно собираешься покинуть нас.. – едва слышно прошептал Хук и Мегатрон не смог сдержать улыбки.
- Нет, Хук, в ближайшее время не собираюсь, но кто знает, каким боком повернется к нам судьба..

/продолжение следует/
Опасная игра by Ferrari
Author's Notes:
От автора: да, утекло немало воды, я успела не раз поменять свое отношение к фикам, ролевым, арту по фэндому и не только, но одно осталось неизменно - мне всегда нравились эти персонажи и будут нравиться, несмотря на то, что восприятие поменялось. Меня часто спрашивали, когда будет продолжение и будет ли вообще и вот наконец я решила, что надо закончить эту серию, что это уже дело принципа. Поэтому буду заканчивать, постепенно, возможно медленно, но не подумайте! - с удовольствием. Так что не обессудьте)
Жертва…
Отважный рвется ее принести,
Рассудительный подгадает момент,
И только мудрый знает, когда следует остановиться.


Полигекс. Камеры на нижнем уровне базы десептиконов.

После ухода Саундвейва 147-й снова остался один. Автобот задумался, над словами десептиконского связиста, над собственной жизнью, над своей незаменимостью как для армии Прайма, так и вообще для Кибертрона. И пришел к выводу, что жизнь его по сути ничего не стоит: один тот факт, что его пытались убить свои же в плену у врагов, говорил о том, что Прайму на него плевать. «Или он чего-то боится? Что я их предам…? Или перейду на сторону десов? Нет, это бессмысленно! Что может знать тот, кто за свою жизнь всего несколько раз видел повелителя в его тронном зале, а все остальные мегациклы провел либо в казарме, либо в боях…? И на сторону десептиконов я не перейду, хотя бы потому, что наквинт я им такой сдался... Ммм... а что если допустить возможность, что десептиконы разом забыли об осторожности и сделали мне такое предложение? Нет, это было бы глупо, а они совсем не идиоты, чтобы подставлять все свое дело под удар. Тем более сейчас, когда с ними нет их телепата-связиста. Кто будет разоблачать меня, если я вздумаю вести двойную игру – злобного автобота и невинного десептикончика… Бред. Приятель, ты несешь бред!»
Автобот усмехнулся своим мыслям, но тут же продолжил разговор сам с собой – больше ему ничего не оставалось. Да, он был довольно неразговорчив, но это скорее было защитным механизмом – в рядах автобоов чем меньше ты болтаешь, тем дольше живешь. Совсем по иному обстоят дела в плену: тот, кто молчит долго не живет. Но у него практически ничего не спрашивали, только пару незначительных фактов о нем самом – и это вызывало удивление. «Зачем я им нужен? Почему они все еще меня держат...? Ясно одно, что бы ни случилось, меня не отпустят... Значит либо будут держать в камере, либо убьют... Даже не знаю, что лучше... Есть ли у меня шанс бежать....? Возможно... Но куда... и главное зачем...?»
Между тем прошло уже несколько часов, а о нем как будто забыли. Поначалу 147-й не обращал внимания на свое состояние, пытаясь заглушить боль размышлениями, пусть и сбивчивыми. Но вскоре ему пришлось заставить себя считаться с собственными механизмами. Автобот тихо взвыл: от навязчивых вопросов, неизвестности процессор начал молить о пощаде, да еще и измученные голодом системы взывали сжалиться над ними. Трансформер заскрежетал дентопластинами и посильнее сжался на платформе, насколько это позволяли броневые пластины, стараясь отвлечься от боли в механизмах. Вскоре после отключений некоторых функций пришлось насильно прекратить подачу энергии и в двигательный блок, значительно уменьшить поток на поддержание функционирования оптики, а с ней вместе – и на работу логических схем. «Я понял... Меня ждет голодная смерть... Не самый жестокий способ…которым можно уничтожить врага....У нас...его надо было бы еще...заслужить…» - оптика автобота потухла.
Издалека послышался какой-то лязг, следом - глухие голоса.
- Эй, автобот, вставай!
- Броул, успокойся... Это не так-то легко сделать.
- Почему это?
- Ага, посмотрел бы я на твои слабые потуги, с минимальным-то для функционирования уровнем подзарядки...
- Эээ...
- Вот именно. Лучше помоги мне, - к лежащему 147-му приблизился красный гонщик, присел перед ним на корточки и заглянул в казалось бы безжизненную оптику. Однако почувствовав на себе взгляд, автобот приподнял оптические диафрагмы и безразлично уставился на Клиффджампера. Тот нахмурился.
- Броул, куб, - не глядя Клифф протянул назад манипулятор, и почувствовав в нем тяжесть энергии, сжал в пальцах и приблизил к губам полуоффного автобота, разорвав оболочку. – Помоги мне. Его надо поддержать. Только аккуратно.
Боевикон обреченно вздохнул – уж он-то точно нянькой не нанимался, - но тем не менее, подойдя, осторожно приподнял верхнюю часть темно-синего корпуса. Клифф слегка измазал свои пальцы розоватым веществом и смочил им губы автобота, аккуратно распределив энергон по тонкому, кое-где помятому и исцарапанному металлу.
- Пей... – послышался тихий, заботливый голос. Клифф слабо улыбнулся. – Только осторожно, не спеши…
Он слегка наклонил куб к автоботу и тот жадно стал поглощать энергию, едва не захлебываясь ею. По подбородку 147-го потек энергон и Клифф слегка отстранил куб.
- Говорю же, аккуратно. Зачем нагружаешь системы, дурачок?
Он снова поднес куб к автоботу и снова тот стал быстро глотать, поддерживаемый Броулом.
- Слушай, Клифф. Кто это его столько голодом морил...?
- Мы, судя по всему... – тихо отозвался Клиффджампер, не сводя оптики с пленника.
- А...?
Бот вздохнул.
- Он потратил много энергии во время боя, а тогда в ремблоке не успел подзарядиться - за необдуманный поступок его отправили сразу в камеру. И после, в свете последних событий, об автоботе на время забыли. Получается....что он едва не дезактивировался в камере.
- Тебя это…угнетает? - как-то заинтересованно посмотрел боевикон на гонщика.
Клифф кивнул, не отрывая взгляда от 147-го.
- Видишь ли, Броул, в моем мире автоботы даже к пленным врагам относятся как к воинам, с честью, уважая в них достойных противников. Они наши собратья и отличаются от нас лишь тем, что выбрали иной путь. В этом их нельзя винить. Да, мы сражаемся, убиваем друг друга во имя своих идеалов, но никогда не пытаем тех, кого оставили свои же на поле боя на растерзание врагов. Они и так получили немало пощечин от судьбы... Здесь же все иначе…
- Даа уж... Попади к ботам в плен – счастье будет, если умрешь сразу и быстро...
- Да... Здесь как будто все ожесточеннее, чем у меня на родине, даже те, кто борется за благое дело. И я не могу винить вас: ты либо бьешь первый, быстро, больно, либо сам получаешь сполна... И тем не менее вы чтите кодекс, не опускаясь до обычных убийц.
Боевикон лишь кивнул и, тут же заметив, как автобот перестал пить, опустил его на платформу.
- Ну и что с ним дальше делать?
- Думаю, надо отнести к Хуку. Он посмотрит его.
- Как я понял, тащить его мне.
Клифф хмыкнул.
- Правильно понял.
Броул снова пропустил через вентиляцию воздух и взгромоздил 147-го на себя, перекинув через плечо.

За пределами Полигекса

***
Саундвейв приближался к Йакону. Впрочем, правильнее было бы сказать, что его туда доставляли: к счастью это или нет, через пару километров от базы, которые связисту в отсутствии колесной формы пришлось проделать на своих двоих, его заметили автоботы и тут же окружили. Очевидно, Хаунд не врал, говоря, что их повелитель хочет заполучить себе белого связиста, причем живого, потому что боты даже не предприняли попытку обстрелять десептикона. Вперед выступил Мираж и у Сайндвейва не осталось больше сомнений, кто прикончил Скурджа прямо в камере. Пара фраз, которыми трансформеры обменялись – и белого десептикона-«предателя» вызвались подвести прямо до тронного зала Оптимуса Прайма. Саундвейв едва не раздулся от важности – что вы, столько чести! К счастью, синий визор и пластины забрала скрыли насмешливую ухмылку.

Всю дорогу никто не проронил ни слова и даже когда они въехали в куполообразное строение, автоботы молчали, да и Саунд, вновь нацепивший на себя маску мрачного, неразговорчивого механоида, тоже не спешил начинать разговор.
В огромном коридоре, гордо названном встретившим их Джаззом «холлом», связиста разоружили и, удостоверившись, что в контейнере, который тот тащил с собой нет ничего взрывоопасного, провели прямо к повелителю. При этом связист с трудом сдерживал себя, осматриваясь по сторонам: в цилиндрических емкостях, наполненных неким жидким веществом, находились безжизненные корпуса его товарищей, тех, с кем он когда-то сражался плечом к плечу, с кем праздновал победы, пил энергон, шутил, смеялся. Сейчас Саунд в очередной раз поблагодарил Праймуса, что большую часть его лица скрывает забрало и автоботы не видят, как ненависть исказила его тонкие, красивые черты лица, а шрам, доставшийся связисту в напоминание о плене, запульсировал полузасохшим энергоном.

Прайм уже ждал их, стоя перед огромным бронированным окном и заложив манипуляторы за спину. Мрачный взгляд из-под чуть опущенных надлинзовых щитков уставился вдаль.
Едва механоиды вошли, он не оборачиваясь бросил своим подчиненным.
- Джазз, Хайд, оставьте нас.
Послышался лязг, шаги автоботов стали затихать, и только когда в помещении повисла тишина Оптимус обернулся, пронзив связиста пристальным взглядом полувосстановленной после взрыва оптики. Саундвейв даже не вздрогнул, спокойно опустился на одно колено, почтительно склонив шлем. И только искра десептикона бешено пульсировала, чего, впрочем, никто не заметил. По губам тирана промелькнула довольная ухмылка.
- Вот мы и встретились, Саундвейв... снова... Вижу Хаунд передал тебе мое предложение. А где же он сам?
- Десептиконам удалось его обезвредить, мой повелитель... Я ничем не мог ему помочь.
- Он...дезактивирован?
- Да, мой повелитель…
- Хорошо.
Прайм подошел практически вплотную к связисту и приподнял его подбородок, заставив посмотреть себе в оптику. Проницательный взгляд разглядывал каждую черточку лицевой пластины десептикона, периодически останавливаясь на преградах, которые мешали проникнуть в самую сущность Саунда, точно узнать, о чем он думает, что чувствует.
- Убери, - приказал автобот, слегка поддев край забрала пальцем. – И визор тоже.
Саундвейв подчинился, спрятав защиту в специальные пазы. Защиту…и свое спасение, от сочувствующих взглядов друзей, от дрожи, проносящейся по их корпусам, когда линзы сознаковцев встречались – Саунд чувствовал это, каждой частичкой своей искры, каждой микросхемой процессора, способного фиксировать чужие мысли и эмоции. И от себя самого, когда неудачно брошенный взгляд снова и снова сталкивал связиста с прошлым, заставляя смотреть на свое обезображенное лицо, отражающееся на гладком металле. Как и сейчас. На вычищенной до блеска, но все еще деформированной, прорезанной подтеками металла лицевой пластине тирана Кибертрона отразился глубокий черно-розоватый шрам, идущий от глазницы до уголка губ связиста и точно оврагом прорезывающий белоснежную броню...
Губ автобота коснулась мрачная ухмылка.
- Вот как... Я думал, ты избавился от этого напоминания о нашей последней личной встрече...
- Нет, повелитель... Именно поэтому он все еще со мной – как память об ошибке, которую я совершил, когда пошел против тебя… - не дрогнувшим голосом ответил связист, лишь про себя добавив: «И когда-нибудь я отомщу тебе за то, что ты сделал со мной…и с теми, кому повезло меньше...»
- Надеешься исправить свою ошибку?
- Да, повелитель... Если ты позволишь...
- Хм... позволю, - Прайм отпустил подбородок десептикона и заходил по помещению. – Должен сказать, Саундвейв, ты мастерски обвел меня вокруг пальца с этим докладом. Это редко кому удавалось, а те, кому хоть раз удалось, стали историей этого мира. Ты же, несмотря на все понесенные мной потери, все еще жив. Знаешь почему? – Оптимус не стал дожидаться ответа, обернулся к связисту и спокойно произнес. – Потому что ты лучший в своем деле, а я остался без связиста: Бластер посчитал лучшим для себя свести счеты с жизнью и, к слову сказать, поступил весьма разумно. Он уступает тебе во всем и это все понимают – Мегатрон не стал бы вытаскивать тебя тогда, рискуя жизнью, если бы не знал, что в моих манипуляторах ты можешь стать грозным оружием, способным раздавить Сопротивление как слизняка! Ты отплатил своему бывшему лидеру за его самоотверженность, позволив просуществовать еще каких-то несчастных несколько декациклов. Теперь же пришел черед взять свое! Кто, как не ты, достоин занимать более высокий пост, чем обычный связист в ничтожном отрядишке, гордо зовущемся Армией! Помоги мне уничтожить десептиконов и завоевать весь Кибертрон – и у тебя будет все: энергон, дворец, стражники, рабы, новая лицевая пластина, если ты этого захочешь! Я знаю, именно за этим ты здесь!
- Спасибо, мой повелитель... Я не подведу тебя... – еще больше склонился Саундвей,в и на лице не отразилось ни единой эмоции. – Я пойду за тобой и сделаю все, что ты прикажешь. А в знак моей преданности я прошу тебя принять это... – связист подтянул к себе небольшой контейнер и, открыв его, извлек оттуда голову Скурджа, протянув ее повелителю автоботов. Пустые глазницы сверкали зловещим мраком, а по оборванной проводке все еще стекал розоватый энергон.
Оптимус принял дар и нехорошо ухмыльнулся, смотря на своего безжизненного шпиона.
- Великолепный подарок. Мираж ни за что не догадался бы преподнести мне его. Рад, что процессор у тебя работает лучше на порядок, а то и больше.
- Тем не менее, Мираж прекрасно сработал, мой повелитель, а вот Хаунд слажал. Мне пришлось практически делать за него его работу. Такого самодовольного механоида я еще не видел. Пока он во всех подробностях расписывал мне, что сделает со мной, если я откажусь перейти на сторону автоботов, пленный автобот, который должен был быть уже дезактивом, едва не взорвал ему процессор, выпустив волны энергии. Десептиконы, впрочем, после добили Хаунда, когда выяснилось, что он прикончил пленного и ранил меня, - кончик губ связиста зловеще отклонился в сторону, одновременно с тем как усмехнулся Прайм. Автобот кивнул и Саунд продолжил. – За промежуток времени между ранением Хаунда и появлением десептиконов я убил вашего командира отряда и подстроил свое ранение, так что перед моими бывшими собратьями предстала вполне убедительная картина. Меня сразу же отправили в ремблок, который я вскоре покинул, решив, что добраться на попутке будет гораздо проще, чем самостоятельно. Я не ошибся – Мираж оказался неподалеку и любезно согласился меня подвезти.
Прайм рассмеялся.
- Ты нравишься мне все больше и больше, Саунд. А 147-й не был командиром, он даже звание офицера не получил, так, всего лишь бот, которому я оказал честь повести небольшой отряд в бой. Но он провалил миссию, несмотря на все заверения в своей преданности. Он молил о пощаде, перед тем как ты его прикончил?
- Нет повелитель, он не успел... Можете сами в этом убедиться…Вы позволите...? – связист приподнялся, получив кивок Прайма, и трансформировался в магнитофон, активизировав одну из голограмм, записанных 147-м…

Потрескивающий разрядами сгусток устремился прямо в его сторону, но Саундвейву удалось уклониться, а вот Хаунд не успел – настигнув его, ток пронзил системы и шпион плашмя упал на пол, перезагрузившись. Однако связист не стал терять времени: спустя пару секунд в пленного автобота ударил светящийся луч и насквозь пробил его грудные сегменты. Прайм увидел, как мелькнул ужас в его линзах, непонимание, отчаяние – и разом все потухло. На платформу упал уже дезактивированный корпус. Белый десептикон же направил на себя свое же оружие и на малой мощности выстрелил, максимально приблизив повреждения к последствиям выстрела из обычного бластера. И ему это удалось – спустя пару секунд в камеру ворвались десептиконы и тут же бросились в раненному, лежащему на полу товарищу... Очевидно вскоре связист отключился, потому что изображение плавно потухло….

Прайм демонстративно зааплодировал.
- Браво. Ты прирожденный актер.
- Спасибо, мой Лорд... – Саунд трансформировался и снова склонился перед Оптимусом.
- А ты оказывается еще больший псих, чем я себе представлял... – усмехнулся повелитель. – И меня это вполне устраивает. Добро пожаловать в ряды автоботов, Саундвейв. Пока ты можешь отдохнуть и подзарядиться, я позову тебя. И еще, Саунд... Будет лучше, если ты не станешь расхаживать по базе без сопровождения. Не то, чтобы я тебе не доверял, но у моих воинов это может вызвать подозрения. Зачем тебе лишний раз доказывать свою преданность? Уверен, подобное требование будет для тебя оскорблением...
- Вы правы, мой повелитель. Я сделаю все, как вы скажете.
- Отлично. Тогда свободен.
Связист склонился чуть ниже и тут же поднялся, направившись к двери. С тихим лязгом на лицевой пластине вновь защелкнулось забрало, на глазницы опустился визор.
«Первый этап пройден... Надеюсь дальше будет не хуже...»

Едва связист вышел Прайм вызвал к себе Джазза.
- Наблюдай за ним. Нельзя исключать возможность, что ему действительно надоело выполнять приказы Мегатрона и пахать на Сопротивление за капли энергона, но очередного провала я не потерплю.
- Понял, мой повелитель.
- Главное не паникуй по пустякам. Огонь на поражение не открывать без моего разрешения. И да, с этой минуты ты его официальный напарник.
- Но, мой Лорд… - визор автобота изумленно замигал.
- Никаких «но»! Или я что-то непонятно сказал? – тиран сверкнул оптикой, и у диверсанта отпало всякое желание возражать. Кому какое дело до того, что он всегда работает в одиночку?
- Нет, мой повелитель, все понятно.
- Вот и отлично. Свободен.

Полигекс. Ремблок

***
Авиатор медленно активизировал оптику и тихо застонал: по еще совсем недавно пробитым зрительным каналам устремились импульсы, болью отдающиеся по всей нейросети. Постепенно начали подключаться другие системы. Скрим слабо пошевелился, пытаясь хоть что-то разглядеть, но перед линзами стоял непроглядный мрак.
Неожиданно на безвольно покоящуюся на платформе ладонь легло что-то прохладное и тяжелое - и летуна поглотило мощное энергетическое поле, так хорошо ему знакомое. По корпусу разлилось спокойствие, оптика больше не пыталась включиться, а сам Скрим расслабился, повинуясь уверенной, спокойной силе, которую излучал рядом стоящий кибертронец.
Мегатрон ласково погладил ладонь авиатора кончиками пальцев, а другой рукой нежно прикоснулся к его виску.
- Все будет хорошо, Скрим...
- Я знаю... – последовал тихий ответ. Шлем слегка наклонился к лидеру, потерся о гладкий серебристый металл. И наконец истребитель выдавил из себя то, что не давало ему покоя с момента пробуждения. – Мегатрон... Скажи честно... Я ослеп, да?
- Нет, любимый... Нет... – мощная ладонь, едва-едва касаясь броневых пластин, погладила авиатора по шлему. – Скоро ты снова сможешь видеть, как и раньше. Хук наложил тебе повязку, чтобы ты лишний раз не напрягал сенсоры, пока нейросеть и зрительные каналы не придут в норму.
- Хук...? Мы...мы на базе…?
- Да...
Авиатор вздрогнул и потянулся пальцами к своей оптике, как будто хотел сорвать повязку, чтобы увидеть Мегатрона, узнать что он чувствует, прочитать это в его линзах, но лидер его остановил, перехватив манипулятор.
- Не надо... Наберись терпения.
- Мегатрон... Хук... он совсем не то имел в виду... Мы все дорожим тобой, как лидером, как другом и все готовы отдать за тебя жизнь... Я... – десептикон не договорил. Пальцы предводителя накрыли его губы, а затем нежно погладили тонкий металл.
- Я знаю, Скрим. Я знаю... Мы уже обо всем поговорили с Хуком. Не волнуйся...
- И ты...больше никуда не уйдешь...? - и столько в тоне авиатора было наивности, мольбы, что лидер не сдержал улыбку.
- Никуда...
Несмотря на то, что летун ничего не видел, он всем корпусом почувствовал, что предводитель улыбается. И улыбнулся в ответ. Ладони завладели манипулятором серебристого трансформера и нежно прижали его к «щеке».
- Спасибо, повелитель…
- Кстати, насчет «не уйдешь»... Ты зачем это последовал за мной, а? А если бы я не успел – что тогда? – серьезно, но в то же время с вселенской заботой в голосе произнес Мегатрон. Скрим не ответил: он думал, что все и так ясно - и как оказалось, он не ошибся.
- Впрочем, можешь не отвечать. Это был риторический вопрос, - и снова это ощущение – улыбки на любимой лицевой пластине.
- Да, мой лидер... Именно так...
- Отдыхай, Скрим... Тебе надо...
Ладони истребителя посильнее сжали мощный манипулятор, как будто отказывались его отпускать. Мегатрон улыбнулся: «Как искрёнок... Ты взрослый трансформер, Скрим, воин, ученый. Мы с тобой почти ровесники, но иногда ты ведешь себя точно малыш, с этакой обезоруживающей нежностью просящий поиграть с ним еще чуть-чуть... И шарк побери, действует!»
- Я никуда не ухожу, Скрим...
- Правда...?
- Да... спи... – губы лидера прикоснулись к шлему авиатора.
В эту самую минуту в ремблок вошли.
- Оу... простите... – смутился идущий впереди Клиффджампер, замерев на пороге. Лидер обернулся и приглашающее махнул свободным манипулятором.
- Все нормально, заходи. Что-то случилось...?
- Ну как сказать... В общем-то, вот... – гонщик пропустил вперед Броула с автоботом через плечо. – Думаю Хуку надо его осмотреть... что-то он совсем плох...
Мегатрон аккуратно высвободил руку из ладоней авиатора и обернулся к соседней платформе, пристально посмотрев на 147-го. Вмятины от ударов, кое-где – подтеки энергона из лопнувших магистралей, царапины...
- Кто приказал?! – едва ли не рявкнул лидер Сопротивления, уставившись на боевикона и Клиффа. Красный механоид лишь пожал плечами, а вот Броулу едва не стало дурно. Десептикон попятился назад и, опустив взгляд, пробормотал.
- Простите, мой лидер... Мне просто казалось, что он что-то скрывает, и я хотел это выяснить...
Мегатрон ничего не ответил, мрачно глядя на виновато опустившего оптику воина, и на мгновение Клиффджамперу показалось, что лидер сейчас ударит провинившегося десептикона, однако обстановку разрядил вбежавший в ремблок медик. Вырванный из размышлений, предводитель вздрогнул, мотнув шлемом.
- Хук, осмотри его. Помимо низкого уровня подзарядки возможны внутренние повреждения…
Медик кивнул и склонился над полуоффным автоботом. Пару минут стояла напряженная тишина, лишь мерно гудели медицинские приборы. Вскоре послышался тонкий писк датчика завершенной диагностики – и наконец Хук произнес, выпрямившись и посмотрев в оптику лидера.
- С ним все будет хорошо. Некоторые системы придется заново настроить, но ничего непоправимого я не вижу. Разве что на все это понадобиться время, затем его ждет реабилитационный период… Поэтому я бы не советовал сейчас лишний раз копаться в его системах... – последние слова медик говорил, уже смотря в упор на Клиффа. Гонщик кивнул – он и сам понял, что с идентификацией личности этого автобота придется повременить...

На базе десептиконов установилось затишье, однако все понимали, что оно лишь временное. Враги успокоились, но вряд ли оставили надежды избавиться от надоедливых непримиримых противников. Поэтому Мегатрон был настороже, не расслабляясь ни на минуту и каждую минуту ожидая нападения автоботов. Еще бы, Прайм никогда не забудет, как десептиконы обвели его вокруг пальца с хранилищем, и очевидно еще долго будет зализывать раны после взрывоопасного сюрприза, оставленного напоследок лидером Сопротивления.
Число патрулей увеличилось, дежурные сменяли друг друга каждые несколько астрочасов, так что ни один сектор не только станции, но и близлежащих секторов не оставался без присмотра даже на минуту. И тем не менее что-то беспокоило Мегатрона, какая-то угроза, точно висящая в воздухе.
- Не к добру все это…
Старскрим обернулся на едва различимое бормотание. Ему не надо было слышать слова, чтобы понять настроение лидера.
- Что-то случилось?
- Еще нет, но боюсь скоро случится… От Саундвейва по-прежнему ничего? – во взгляде, устремленном на дежурившего Рефлектора появилась как будто надежда.
- Нет, мой лидер... Глухо как в бездне...
- Думаешь его разоблачили? – негромко произнес подошедший к Мегатрону авиатор.
- Надеюсь, что нет. Иначе несладко нам придется...
- Мегатрон... Можно вопрос...? Только прошу, не пойми меня неправильно...
- Я слушаю, Скрим...
- Ты... – истребитель сделал паузу, точно подбирая слова. - ...Ты не думал, почему Саунд так хотел отправиться на это задание...? Может...он действительно решил оставить нас и перейти на сторону врага?....
Оптика предводителя расширилась.
- Праймус с тобой, Скрим! Что за глупости! Саундвейв даже под угрозой смерти не предаст нас!
- Ты настолько доверяешь ему...?
- Да. Я бы доверил ему свою жизнь!
Скрим ничего не ответил, лишь коротко кивнув. Как бы он хотел, чтобы лидер оказался прав. Но что, если он ошибся? Что, если в этот самый миг их связист собственноручно роет им могилу...?

/--продолжением следует/
Затишье by Ferrari
Author's Notes:
Ну вот собственно пока еще одна часть)
Порой сражаться лучше, чем ждать,
А страдать – чем гадать…и ошибаться.


Цикл семьдесят пятый.
Йакон. База автоботов.
Из архивов памяти Саундвейва.


Прошло уже более двух десятков циклов, как я здесь, среди автоботов. И за все это время у меня не было ни единой возможности связаться со своими, не вызвав подозрений моих врагов, которым мне приходилось подчиняться. Но не это самое страшное. Мне стало казаться, что я теряю себя. Что с каждым неотвратимо сменяющим друг друга циклом я все больше становлюсь автоботом…и не могу этого изменить. Я бездействовал… Мой процессор требовал активных действий, логических задач. Я чувствовал непреодолимое желание сделать что-то для десептиконов, в собственных глазах предстать тем, кем был ранее – простым связистом, сражающимся за свободу Кибертрона на стороне армии Сопротивления. Но не мог, не выдав себя, не подгадав удобного момента. И я боялся…боялся, что совсем скоро упущу ту неуловимую ниточку, связывающую меня с Полигексом.
Меня ни о чем не спрашивали, но практически каждый цикл по нескольку астрочасов я проводил в ремблоке, подключенный к аппаратам. Да, я вел свою маленькую войну, против достойного противника, каким всегда был Рэтчет. И я должен был одержать верх, любой ценой!
Это можно было назвать игрой. Автоботский медик точно опускал рычажок игрового автомата, заранее не представляя какие получит данные. И мне приходилось, аккуратно обходя собственную защиту, предоставлять ему эти данные, те, которые я считал возможными и практически безвредными. Практически, потому что на войне любая информация на вес жизненной энергии, а я понятия не имел, что сейчас происходит в штабе Сопротивления. Потому, убедившись, что Прайм удовлетворен полученной информацией, собранной по крупице из моего порядком уже измученного процессора, я тщательно архивировал эти данные, чтобы потом сообщить Мегатрону. Все были довольны: Оптимус - потому что был уверен в правдивости информации, полученной непосредственно из архивов, а не из уст десептиконского предателя, и я – что на какое-то время отвел от себя подозрения. Искру питала надежда, что я справлюсь с такой нагрузкой, во что бы то ни стало. Иначе я не был бы лучшим связистом Кибертрона.
Но, как известно, судьба любит преподносить нам свои сюрпризы и зачастую слишком неожиданно, чтобы успеть к ним приготовиться…

После очередной такой «промывки» процессора я лежал в отсеке, который мне выделили на одном из нижних уровней базы автоботов, когда чувствительные датчики уловили какой-то едва различимый скрежет в вентиляционной шахте. Я активизировал визор и приподнялся на платформе, прислушавшись, пытаясь понять, что это могло быть. И тут до меня донесся звук, заставивший заледенеть хладагент в магистралях: я услышал тихое протяжное «мяу»! Подскочив на месте с такой скоростью, что позавидовал бы любой гонщик, я быстрым привычным взглядом окинул свой отсек и взобрался на платформу, принявшись сканировать нависшую под потолком вентиляционную шахту весьма узких размеров. Я не боялся, что вызову подозрения: едва только поселившись в этой комнате я проверил ее на наличие жучков и камер слежения – в этом я был профессионал. Отсек оказался чист. Очевидно Прайм верил мне, в отличие от многих своих воинов, и посчитал слежку неуместной. Не потому, что боялся оскорбить меня – мое достоинство было ему глубоко до шлака. Он попросту не желал признавать свою неуверенность в собственном решении, и это было его главной ошибкой. Но мне оказалось весьма на руку.
Сигнал был очень слабым, но тем не менее мои мощные датчики его зафиксировали. Сенсор отозвался в процессоре тихим писком, и, судорожно выдохнув, я трансформировал манипулятор и вскоре снял с шахты тяжелый стальной лист, приняв на руки сжавшийся светло-серый комочек. Грабитель посмотрел на меня несчастными тусклыми окулярчиками - и искра сжалась.
- Сейчас…сейчас… потерпи немного… - пробормотал я, нежно прижимая к себе кассету и отчаянно осматриваясь по сторонам в поисках недопитого куба энергона. Я чувствовал, как собственные системы начинают скрежетать от беспокойства за пантеру, но сильнее было ощущение бессильной ярости, которое я испытывал при виде своего изможденного напарника.
Самообладание стало возвращаться довольно быстро. В следующее мгновение я снова стал тем, кем меня привыкли видеть автоботы - расчетливым, спокойным механоидом, с непроницаемой лицевой пластиной, на две трети прикрытой забралом и визором. Я открыл деку и, аккуратно трансформировав Грабителя, устроил его внутри. Штекеры подсоединились к ослабленному существу, питая его моей собственной энергией. Это был самый быстрый и безопасный способ подзарядить малыша. Устроившись на платформе, я слабо улыбнулся в забрало, машинально погладив прикрытую деку кончиками пальцев.
Это было опасно. Пробравшись на станцию, Рэведж подставил под удар и себя, и мою миссию. Его появление могло стоить нам обоим жизни, и, тем не менее… я был счастлив. Что в тылу врага я не один, что рядом есть тот, кому я всецело доверяю, с кем могу поговорить, будучи самим собой, не притворяясь, не лицемеря. А вопросов у меня было много, и когда я почувствовал шевеление внутри своего корпуса, я тихо заговорил по закрытой частоте, доступной только моей кассете.
/Как ты здесь оказался?/
Мысли пантеры трансформировались в сигналы и по комлинку передались напрямую в мой процессор, потому я понял каждое его слово.
/Следил за тобой, хозяин. От самого Полигекса… А затем скользнул в транспортник. Меня никто не видел, правда./
У меня аж искру замкнуло, когда я представил что было бы, если б Грабителя засекли. К горлу подступил энергоновый ком, а потому я ответил не сразу, лишь спустя минуту, очевидно показавшуюся Рэведж вечностью.
/Неудивительно, почему у тебя такой низкий уровень подзарядки… рад тебя видеть, Грабитель. Я скучал…/
/И я, хозяин… Всех беспокоит, что ты так и не вышел на связь. Они боятся, что тебя рассекретили./
/Нет, кошак. Все хорошо. Прайм мне верит, в отличие от Джазза и Айронхайда, но ведь не они принимают здесь решения. И отчасти благодаря этим ежедневным процедурам…/
/Каким процедурам?/
Я мог поклясться, что по нейросети Грабителя прошли нестабильные импульсы.
/Прайм постепенно выуживает у меня из процессора информацию о десептиконах, но не волнуйся, я контролирую процесс, так чтобы не возникло подозрений в моей преданности автоботам. Кстати, раз уж ты здесь, у меня будет для тебя задание. Надо срочно передать Мегатрону кое-какие данные./
/Я не хочу оставлять тебя одного, хозяин… /
/Тебе придется, малыш… Мы не вольны выбирать. И порой нам приходится переступать через свои желания, чтобы исполнить долг… Я подготовлю тебе файл, но покидать базу тем же путем, каким ты на нее проник, слишком опасно. Один раз ты прикрыл свою сигнатуру помехами, но во второй этот трюк может не пройти…/ - я задумался. Очевидно, Грабителю удалось остаться незамеченным для сканеров автоботов – не зря он величался одним из лучших диверсантов-кассет, - но второй раз испытывать судьбу я не хотел.
/Я выведу тебя, когда отправлюсь в патрулирование. Верь мне… А пока сиди тихо…/
И я принялся за формирование подробного отчета Мегатрону, стараясь ничего не пропустить. Он должен знать, что тут происходит. Устроившись на платформе, я прикрыл глаза, по-прежнему любовно поглаживая защелкнутую деку…и чувствуя, как привычно-стремительно поток энергии в магистралях разделяется уже на два канала.

Тронный зал Прайма.

- Какие новости, Джазз?
Грозный взгляд повелителя окинул склонившуюся перед ним черно-белую фигуру.
- Никаких, мой повелитель. Десептиконы бездействуют. Наверняка готовят какую-то операцию, но с тех пор как нашего осведомителя в их рядах раскрыли, мы точно ослепли. Может - если мне позволительно будет сказать - уже пришло время?
Оптимус, восседавший на троне, усмехнулся.
- Не ты ли совсем недавно весьма нелестно высказывался в адрес нашего нового соратника?
Даже на опущенной лицевой пластине лейтенанта автоботов было видно, как он скривился, едва сдержавшись, чтобы не коснуться челюсти. В тот раз он посмел усомниться в решении лидера принять в их ряды Саундвейва. И поплатился за это. Сбои до сих пор иногда давали о себе знать.
- Да, повелитель… Все так. Но ведь за все это время он не сделал ничего такого, что бы заставило нас сомневаться в его преданности,- пролепетал Джазз, снова вызвав ухмылку на губах Оптимуса.
- Ты прав. Да, пришло время. Через два астрочаса выдвигайтесь… - Прайм замолчал, нахмурившись. Пальцы принялись выбивать однообразный ритм из стального подлокотника высокого трона, выражая крайнюю степень задумчивости предводителя, и только настоящий идиот, которому надоело жить, посмел бы сейчас издать хоть звук. Джазз идиотом не был; мало того, дорожил своим местом, но больше всего - жизнью.
Черно-фиолетовый трансформер продолжил спустя пару минут.
– Ты уверен, что он открыл полный доступ к своим архивам?
- Я спрашивал об этом Рэтчета…
- Джазз, сейчас меня не интересует мнение Рэтчета. Если бы я хотел услышать его, я бы позвал медика, - устало ответил повелитель, но от его тона нейросеть диверсанта испуганно затряслась – и он поспешил исправиться.
- Да, повелитель, уверен. При сканировании заблокированных зон обнаружено не было.
Прайм кивнул.
- Отлично. Тем не менее, я хочу, чтобы был проведен еще один сеанс.
- С применением блокиратора частотных волн?
- Да. В этот раз он не пленник, а наш союзник… - задумчиво отозвался тиран Кибертрона и махнул манипулятором, разрешив автоботу идти. Когда за Джаззом закрылись тяжелые створки, Оптимус откинулся на спинку трона и, расслабившись, чуть прикрыл линзы. Он вспоминал…
Тогда он так и не смог ничего выудить из десептикона. Связиста избивали, морили голодом, пытали, оставляя на белоснежном корпусе многочисленные разрывы, но тот так и не сдался. Его процессор не удалось взломать даже Рэтчету, на пару с Бластером и Уиллджеком. Саундвейв попросту не боялся боли, не страшился смерти, оставаясь верным Сопротивлению до последнего вздоха. И он бы наступил, если бы Мегатрон не предпринял дерзкое нападение на Йакон. Пока основные силы отвлекали противника, небольшая группа мятежников освободила едва функционирующего десептикона. Тот шрам, и по сей день уродующий лицевую пластину связиста, было последней попыткой развязать упрямому пленнику вокодер. «Больше ты не прикоснешься к нему!» - прорычал тогда Мегатрон, лезвием полоснув своего злейшего врага по грудным пластинам и буквально силой вырвав своего связиста из лап Прайма.
- И теперь он вас предал… - несмотря на то, что процессор понимал, насколько невероятно это выглядит в свете тех событий, по губам Оптимуса растеклась мстительная жестокая улыбка. – Тот, ради которого ты едва не отдал свою жизнь, станет твоей погибелью, Мегатрон.

Полигекс. База десептиконов.
Архивные записи ремблока. Файл № JT/147.11. от цикла 62-го.


Настойка систем завершена успешно. Функциональность автобота восстановлена. Реабилитационный период находится в завершающей стадии. Активности пленного ничто не угрожает. В целях безопасности к ремблоку приставлена охрана. Впоследствии проявлений агрессии замечено не было. Попыток сбежать не предпринимает. В особом режиме и наблюдении не нуждается. Перенаправлен в камеру.

Файл № JT/147.17. от цикла 68-го.

Проведен первый этап сканирования внутренних систем. Верхние броневые пластины сняты, под ними при первом рассмотрении не обнаружено никаких выбивающихся из общей схемы механизмов. Предварительное заключение: механоид новой автоботской сборки. Сигнатуры процессора автоботские. Сигнатуры искры выявить не удалось – обнаружилось устойчивое электрическое поле вокруг матрицы.

Файл № JT/147.23. от цикла 74-го.

На втором этапе проведено более детальное сканирование. В грудном отсеке обнаружен инородный механический предмет, закатившийся из поврежденного контейнера вглубь механизмов. Его назначение неизвестно и, к сожалению, с нами больше нет Саундвейва, чтобы определить его. Белый уже очень долго не выходит на связь, кажется, что целую вечность (фраза зачеркнута). Устройство извлечено и помещено в бокс на хранение для дальнейшей передачи Клиффджамперу. С определением сигнатур искры по-прежнему никаких результатов.

Из архивов памяти Мегатрона.
Штаб десептиконов.


Обстановка накалялась, а бездействие просто убивало. От Саундвейва по-прежнему не было никаких вестей. Кроме того, пропал Грабитель. Лазербик был вне себя от беспокойства. Бедная кассета как неприкаянная металась по всей базе. Хуку пришлось ловить его несколько астрочасов, чтобы, вколов легкий блокиратор, поместить в ремблок. Не знаю, слышал ли малыш меня, но я пообещал, что пантера вернется. Впрочем, я сам не был уверен, что в целости и сохранности.
Я расхаживал по штабу, заложив манипуляторы за спину, и размышлял, стараясь не замечать обеспокоенных взглядов своих сознаковцев. Все чувствовали, что нам просто необходимо что-то предпринять, но понимали, что необдуманные действия могут затребовать баснословную цену – жизни друзей. Любое мероприятие требовало тщательного планирования, а оно было весьма затруднительно, учитывая, что сейчас наш связист у автоботов и одному Праймусу известно, какими данными располагают наши враги. В то время как нам не известно ровным счетом ничего!
От избытка чувств я саданул кулаком по углу панели управления, так что ее край угрожающе прогнулся. С минуту царила гнетущая тишина, но я сам ее нарушил, подняв оптику на развернутую посередине штаба голографическую проекцию Кибертрона, пробормотал.
- Попробуем еще раз… Клиффджампер, Рэмджет, отправляйтесь в сектор J12. Дирдж и Брейкдаун - в D24. Особо не высовывайтесь, разведайте обстановку и назад. Если Саундвейв вас заметит, он найдет способ выйти на контакт, но сами не подставляйтесь.
Разведчики кивнули и направились к выходу, оставив меня в глубокой задумчивости.

***
Клиффджампер уже намеревался покинуть штаб, когда кто-то схватил его за манипулятор. Автобот обернулся. Позади стоял Хук, вертя в ладони какой-то предмет. По голубому визору конструктикона было видно, что он колеблется, однако очевидно приняв решение, десептикон вытянул манипулятор. На ладони оказался какой-то приборчик.
- Это я нашел в корпусе автобота, завалявшимся глубоко в системах. Посмотри позже. Возможно, этот предмет знаком тебе.
Клифф взял устройство, кивнув, спрятал его в отсеке на груди и быстрым шагом покинул базу. Там его уже дожидался напарник. Темный истребитель трансформировался и, ловко подцепив легкого колесного тросом, устремился по выданным координатам.

Йакон. Автоботская база.

Саундвейв нарочито шумно шел по темному коридору. Светлый корпус, так же как и яркий голубой визор, отчетливо выделялись даже при тусклом освещении. Ни у кого не возникло бы и намека на подозрения, что связист может что-то высматривать.
Только что Прайм сообщил ему, что перед патрулированием хочет, чтобы Рэтчет еще раз просканировал процессор бывшего десептикона. Он не мог возражать. Автоботы не должны заподозрить, что он что-то скрывает, что удерживать данные закодированными в самых обычных воспоминаниях, понятными только лишь ему одному, становится все сложнее и сложнее. Но сейчас кибертронца больше всего беспокоил Грабитель. Он не мог взять его с собой в ремблок даже как кассету: при сканировании пантера обнаружилась бы так или иначе, и реакция Прайма на неожиданно появившегося десептикона была бы более чем однозначной.
В данный момент в коридоре он был один. Голые стены тянулись вперед, лишь изредка прерываемые неглубокими нишами, и заканчивались тупиковой дверью, из-под которой пробивался яркий свет ремблока. Если он хотел спрятать Грабителя, то лучше было сделать это сейчас, иначе потом возможности уже не будет. Справа показалась ниша, в которой стоял дроид-уборщик. Это было единственное убежище – и последнее – перед неизбежным светом ремонтного комплекса.
/Оставайся здесь и не высовывайся…/ - пробормотал связист по закрытой частоте. Взгляд скользнул на камеру наблюдения и, подловив момент, когда она на считанные мгновения оставит его в мертвой зоне, Саундвейв открыл деку. Его собственные тяжелые шаги заглушили тихий скрежет и визг систем. Не останавливаясь, десептикон закинул прямоугольную кассету за дроида и, не сбившись с шага, направился дальше, судорожно выдохнув.

В этот раз оказалось еще тяжелее. Несмотря на то, что на нейросеть установили блокиратор, связист почувствовал, как что-то точно пронзает процессор. Острая боль заставила Саундвейва едва не выгнуться дугой. Заскрежетали захваты, удерживающие манипуляторы десептикона на платформе, по корпусу пронеслась дрожь. Голубой визор мучительно мигнул, точно враз на связиста накинулись все те воспоминания о циклах, проведенных в автоботском плену. Но в следующее мгновение боль исчезла, все как будто погрузилось во тьму. И уже тогда десептикон знал, что ему понадобится вся его сила, все способности, чтобы одержать победу в этом поединке – очередном, в котором у него были более чем достойные противники. «Держись… Не смей сдаваться! Ты не имеешь права подвести тех, кто верит в тебя! Что бы ни случилось, что бы ты ни испытывал, не верь! Доверяй лишь своей искре. Она знает, что ты сможешь!..»
Рэтчет переглянулся с Уиллджеком. Черно-красный гонщик лишь отрицательно мотнул головой, сверившись с показаниями сканера.
- Ничего нового. Всю информацию, касавшуюся десептиконов и их базы, мы уже выудили. Непохоже, что он что-то скрывает… Но я бы все-таки поигрался бы с его защитными системами.
- С Праймом потом тоже ТЫ объясняться будешь, если у связиста поплывет процессор?- медик пристально посмотрел на коллегу. Уиллджек сглотнул подступивший к горлу энергон.
- Н-нет… Тогда лучше не надо.
- Вот именно. Не стоит тягать судьбу за сервоприводы. Ээ… повелитель? – округлив оптику, Рэтчет уставился куда-то позади гонщика и тут же поклонился. В дверях стоял Прайм. Его тяжелый взгляд попеременно останавливался то на одном автоботе, то на другом и в процессорах обоих вертелась одна единственная, ставшая навязчивой мысль: «Пожалуйста, пусть он не слышал нашего разговора…»
- Какие результаты? - наконец нарушив молчание, Оптимус вошел в ремблок и, пройдя мимо склонившихся в раболепном поклоне ученых, остановился около платформы, на которой медленно приходил в себя Саундвейв. Алая оптика мрачно уставилась на связиста.
Автоботы испуганно переглянулись. Первым заговорил Рэтчет. Чуть выступив вперед и еще ниже поклонившись, он пробормотал.
- Все данные, которые были в его процессоре, мы извлекли – схему базы, некоторые коды доступа к охранным системам и отсекам… Но нет ничего касательно главного компьютера… - последние слова медик произнес совсем тихо, машинально чуть отшатнувшись назад, точно боялся что сейчас получит по лицевой пластине. Также как и Прайм, он понимал, что связист просто обязан знать код доступа.
Повелитель автоботов еще больше нахмурился, не сводя взгляда с Саундвейва. Но промолчал, точно ожидал от подчиненных еще чего-то. Автоботы снова переглянулись и на этот раз вперед выступил Уиллджек и, набравшись смелости, произнес.
- Повелитель, позволь мы попытаемся взломать его защитные системы?
Прайм усмехнулся и от этой гримасы, исказившей поцарапанные губы тирана, автоботам стало дурно.
- Уиллджек, не надо пытаться… - вкрадчиво произнес черно-фиолетовый механоид, чуть обернувшись к ботам. – Если за что-то берешься, надо это делать. Впрочем, не сейчас. Сначала я хочу услышать его объяснения. Возможно, мы сэкономим друг другу и время и силы… - Оптимус помедлил, снова задумчиво разглядывая десептикона, а затем уже громче приказал. – Приводите его в чувство. У него еще есть дела, - и громыхая механизмами покинул отсек.
Уиллджек облегченно пропустил по системам воздух.
- Я чуть топливо не сбросил, когда он так посмотрел…
Медик, отключая аппаратуру от систем связиста, злорадно покосился на ученого.
- Молись, чтобы Саундвейв оказался тем, за кого себя выдает, иначе сбросом топлива дело не ограничится - не сносить нам с тобой шлемов.
Вышеупомянутый же десептикон, неподвижно лежа на платформе, тем не менее, все слышал. Все, от начала и до конца. Несмотря на то, что процессор был поглощен тем, чтобы, поддерживая защитные системы, не выдать автоботам того, чего они не должны знать, сенсоры отчетливо регистрировали слова. И появление Прайма все значительно усложняло. «Я должен предупредить Мегатрона… ну Грабитель, малыш, вся надежда на тебя…»
Когда Саунд смог наконец приподняться, сев на платформе, то встретил оценивающий взгляд Уиллджека.
- Что? – в механическом голосе связиста послышалась усталость.
- Я вот не могу понять, почему ты не заменил лицевую пластину… Этот ужасный шрам…
Но Саундвейв перебил ученого.
- Это личное и пусть таковым и останется.
Он поднялся и ровным шагом, лишь едва заметно пошатываясь, покинул ремблок. Эти ставшие уже обыденными поединки отнимали немало сил, но в сравнение с тем, что ему приходилось терпеть будучи в плену, были детским лепетом. Тем не менее, практически каждый из автоботов когда-либо испытывал на себе, каково это, когда чужеродные устройства проникают в процессор. Они знали, что это за ощущения, чувствовали, как импульсы разгуливают по проводке из механизма в механизм, периодически сбивая настройки, отключая и вновь активизируя отдельные участки. Обычному механоиду впору свихнуться. Но Саундвейв не просто какой-то там связист. И несмотря на то, что его системы подвержены перегрузкам, как у любого другого трансформера, лишить его воли не так то просто.
Десептикон вновь оказался в длинном коридоре. На лицевой пластине не отразилось ни единой эмоции, и таким же ровным шагом как и всегда связист нацелился в сторону своего отсека, с замиранием искры ожидая, когда поравняется с нишей…когда в сотне метрах впереди из-за угла вышла черно-белая фигура автоботского лейтенанта.
- Саунд, пора!
Джазз направился к нему. Одновременно с этим из ниши, от которой Саунда отделяли считанные метры, стал выдвигаться дроид-уборщик, очевидно вызванный в тронный зал. Быстро оценив обстановку, белый механоид решил действовать. Пока не стало слишком поздно. Процессор тут же рассчитал траекторию и затратное время. Данные отобразились на внутреннем экране голубого визора, программа просчитала всевозможные варианты развития событий - и Саундвейв принял решение. Чуть пошатнувшись и едва заметно замедлив шаг, десептикон якобы случайно, не удержавшись на ногах, налетел на дроида, ударившись декой о стальной корпус. Пока примитивный механизм, пронзительно вереща, пытался устоять на прямоугольном днище с колесами, связист притянул к себе забившуюся в угол кассету и спрятал в грудной отсек. А следом резко откинул дроида в стену, пробормотав что-то нечленораздельное. Стройная белая фигура прямо излучала холодность. Визор мрачно, раздосадовано мерцал.
Подошедший диверсант разразился хохотом, окинув взглядом помятую деку магнитофона, а затем молча извлек винтовку и выстрелил провинившемуся дроиду прямо в некое подобие шлема. Послышался пронзительный писк, затрещали разряды в разорванной проводке. Голова уборщика отлетела в сторону и со зловещим гулом покатилась по пустому коридору.
- Полегчало? – спрятав винтовку в нишу на бедре, поинтересовался лейтенант.
- Да, определенно.
Механический голос снова был привычно лишенным эмоций, визор остался безучастны, лишь искра всколыхнулась, но до этого уже никому не было дела. Повинуясь жесту Джазза, связист направился за ним и вскоре они вдвоем покинули базу. Точнее втроем… Под декой робко зашевелился Грабитель.

/--продолжение следует/
This story archived at http://www.transfictions.ru/viewstory.php?sid=423